Пятница , 25 Июнь 2021
Домой / Античный Русский мир. / Король славян-венедов Драговит

Король славян-венедов Драговит

Драговит (Dragawiti; Drogoviz; ок. 710 — 798) — выдающийся король  славян-венедов (ветвей вильцев-велетов, западных другов-дреговичей), стремившийся к нормализации отношений с франками в период от Карла Мартелла до Карла Великого (см.: Вономир, Вышан и т.п.).
Сведения о Драговите, как и о придунайском царе славян Добренте (вторая половина VI века), крайне скупы. В арабских источниках VIII века державу Драговита считали по площади больше Византии и Арабского халифата. Княжения славян во времена державы Драговита уже заметно отличались высоким уровнем культуры.

В VIII — начале IX века все окрестные славяне державы Драговита составляли политическое единство, впоследствии, вероятно, распавшееся, общим названием которого (политонимом) было Wilzi. Объединение охватывало как гаволян, так и собственно вильцев на обширной территории между реками Варнов, Эльде, верховьями Хафеля, Иккером (?) и Балтийским морем, где находились упоминаемые лишь в памятниках XI -XII вв. четыре племени «лютичей» («людей», части населения новгородского Людина конца).


Гаволянско-вильцинскую общность исследователи определяют по-разному: «политический и военный союз» (Myslinski. Zagadnienie, 146), «княжество» (Ludat. An Elbe, 15; Dralle. Slaven, 85-87, 100-105, 162-163) и т.п. Почти все анналы франков при описании похода Карла Великого на «восток» 789 г. упоминают о самостоятельных «королях» или «царьках» вильцев, среди которых выделяется все же именно Драговит, превосходивший других знатностью рода, возрастом и влиянием («последовав за ним …другие …подчинились…») и стоявший, очевидно, во главе державы.
Политический центр тяжести державы Драговит, «Вильции»  какой она была в 789 г., пока не удалось локализовать однозначно. Пока нет абсолютных противопоказаний и для размещения его даже у Дона и Северного Донца времён Салтовской культуры (середина VIII — начало Х века)

Войска Карла Великого «сначала подошли к городу Драговита» — к укрепленной резиденции старшего и самого влиятельного из государей в конфедерации, это и решило исход войны. Перед этим франки и саксы соединились с фризами и частью других франков, приплывшими по Хафелю. Очевидно, на Хафеле, неподалеку от Эльбы (р. Лаба), можно и искать город Драговита. Выбор большинства исследователей пал на славянскую Бренну (Бранденбург на Хафеле) (Ludat. Fruhgeschichte, 20; Ludat. An Elbe, 15; Nalepa. Wyprawa, 217-223; Dralle. Slaven, 94-96, 163; не споря с этим, Г. Лабуда предлагает также Хафельберг — Havelberg; Labuda. Civitas Dragaviti, 95, 98), где уже с VIII века археологически прослеживается крупная, хорошо укрепленная крепость на острове (Grebe. Die Brandenburg, 156- 158; Die Slawen, 211). Такая локализация приводит к выводу, что ведущую роль в союзе играли тогда именно гаволяне (стодоране).

река Пеене

Другие исследователи обращают главное внимание на сообщение Фрагмента Дюшена, что Карл «дошёл до реки Пеене» (и одноименного озера, у низовий Одры-Одера), и связывают «город Драговита» с также изученным археологами укрепленным центром около Деммина на Пеене (Herrmann. Die Schanze; Myslinski. Zagadnienie, 139; Die Slawen, 203, 237, 328).

Автор «Анналов Эйнхарда» сообщает, что после капитуляции Драговита Карл сразу повернул назад, не исключено, что он прошёл дальше, до Пеене, где перед ним склонились «и другие знатные лица и царьки» — по-видимому, верхушка племён, составлявших в XI -XII вв. союз лютичей, а в VIII — начале IX вёка признававших авторитет династии Драговита, правившей на Хафеле.

Озеро Пене затем известно у верховий Волги, как и город Демянск (Демон, ныне Пески ?), который эпос связывает с каким-то выдающимся славянским князем (Сто новгородских сёл. Вып. 2. С.40 — 43).

Германо-славянские аналогии позволяют понять динамику движения славянского ареала в древности с Юга на Север, которая коснулась не одних только славян, но и германцев. О продвижении славян  Юг <-> Север отчасти помнит и повествует Нестор в своей летописи:

«Когда волохи совершили нашествие на дунайских славян и расселились среди них и притесняли их, славяне те пошли и поселились на Висле«.

Вероятен и отход в 9 — 11 вв. части потомков Драговита на прародину в округу священных гор Рип.

О вероятности военной экспедиции до реки Пеене (нем. Peene) говорят и тщательная подготовка похода, который явно должен был быть далеким, и многочисленность войск Карла, и забота о безопасности переправы через Эльбу, предполагавшая, что войска отойдут от нее на значительное расстояние. Река Пеене могла явиться крайним пределом продвижения франков в 789 г. на восток от Эльбы, однако, как справедливо отметил Г.Лабуда, это отнюдь не означает, будто именно там, далеко на севере, располагалась крепость Драговита (Labuda. Civitas Dragaviti, 91 — 92). Есть уникальное, не подтверждаемое другими источниками сообщение Мецских анналов:

«Явился же к нему, (Карлу Великому) король тех славян, которого звали Дроговиз (eorun dem Sclavorum rex … qui vocabatur Drogoviz), и передал своё королевство ему и франкам, объявив, что некогда получил эту власть или господство от непобедимого правителя Карла (ab invicto principe Carolo)» (AMp, a. 789, с. 77 — 78).

Invictus princeps — обычный в Мецских анналах титул майордомов из рода Каролингов, так что речь, бесспорно, идёт о Карле Мартелле, деде Карла Великого.

Известие «Анналов Эйнхарда» о Драговите как старейшем по возрасту из «царьков вильцев» тоже подтверждает в глазах многих историков, что контакты франков со славянами за Эльбой или даже зависимость вильцев от Каролингов восходят ко времени Карла Мартелла. Точнее, к 738 г., когда Карл Мартелл совершил поход на саксов и так же мог искать союза со славянами, как его сын Пипин десять лет спустя (Lintzel. Schriften, 91; Hellmann. Karl. 709, 714; Lowmianski. Poczatki, V. 242-243; Dralle. Wilzen, 218-220; Dralle. Slaven, 115-117, 121, 123). Есть мнения, что слова, вложенные хронистом в уста Драговита, исторически недостоверны.

Драговит был гарантом мира у славян. О «старинной вражде» (antiquas inimicitias) вильцев с ободритами упоминают Королевские анналы под 808 г. (ARF, а. 808, с. 126). Подтверждение этому археологи видят в ориентации укрепленных сооружений у вильцев, явно испытывавших угрозу с запада, а причину напряженности — в более позднем (VII в.) переселении славян-вильцев — носителей фельдбергской керамики, в Полабье, где они заметно потеснили прежде всего ободритов в Мекленбурге (Неггтапп. Byzanz und die Slawen, 317; Die Slawen, 28 — 32).

Есть гипотеза, будто Карл хотел разрушить якобы существовавший союз вильцев и саксов, «оторвать вильцев» от этого союза, завершить «окружение» саксов с востока (Dralle. Wilzen, 208 — 216; Dralle. Slaven, 89 — 93, 163; Mysliriski. Zagadnienie, 139; ср.: Strzelczyk. Rewizja, 125). С 785 г., когда последние мятежные вожди саксов перешли на сторону Карла, вся левобережная Саксония была окончательно покорена, и в походах 787 — 788 гг. против баваров и 789 г. против вильцев король Карл опирался уже и на саксонские отряды, т.е. вполне доверял саксам.
Однако в 810 г. франкская крепость Хёбек на Эльбе, близ Ленцена, на границе Саксонии «была захвачена вильцами» (ARF, а. 810, с. 131), а под 839 г. — когда послы «хакана Рос» наведывались к франкам, Бертинские анналы сообщают о разорении вильцами саксонских деревень (Ann. Bert., a. 839, с. 22). Есть основания полагать, что и в конце VIII века военная экспансия гаволян/вильцев могла затрагивать Саксонию (в таком случае «франкам подвластные«, на которых нападали вильцы, — это саксы) и мешать утверждению там власти франков. Целью походов на вильцев было обеспечение безопасности северо-восточной границы Каролингской державы (Ernst. Die Nordwestslaven, 139-141).
Переработанный текст анналов даёт важные подробности:

«Есть некое племя (нация) славян в Германии (Natio quaedam Sclavenorum est in Germania…), живущее на берегу Океана, которое на собственном языке зовётся велатабами j (Welatabi), на франкском же вильцами (Wilzi). Оно всегда враждебно франкам и своих соседей, которые были франкам или подвластными, или союзниками (vel subiecti vel foederati; или субъектами или федератами), обычно ненавистью преследовало и войной донимало и тревожило. Решив, что ему не следует дольше сносить его дерзость, король (Карл Великий) постановил идти на него войной и, снарядив огромное войско, переправился через Рейн к Кельну. Затем, когда пройдя через Саксонию, он пришёл к Эльбе (Лаба), то, разбив лагерь на берегу, перебросил через реку два моста, один из которых с обеих сторон обнёс валом и укрепил, поставив стражу.
Сам же, перейдя реку, где наметил, повёл войско и, вторгшись в страну вильцев, приказал всё опустошить огнём и мечом. Но народ тот, хотя и воинственный и рассчитывающий на свою многочисленность, не смог долго выдерживать натиск королевского войска, и потому, когда сначала подошли к городу Драговита (civitatem Dragawiti) — ведь он далеко превосходил всех царьков (regulis) вильцев и знатностью рода, и авторитетом старости, — он тотчас со всеми своими вышел из города к королю, дал заложников, каких потребовали, [и] клятвенно обещал хранить верность королю и франкам. Последовав за ним, другие славянские знатные лица и царьки (Sclavorum primores ас reguli) подчинились власти короля (se regis dicioni sub-diderunt). Тогда он, покорив тот народ и взяв заложников, которых приказал дать, тем же путём, каким прибыл, вернулся к Эльбе…» (AqdE, a. 789, с. 85, 87).

Предполагаемое самоназвание вильцев (Wilzi, Wiltzi, Wilti) — «велеты«, ср. др. -рус. велеть, велик. Некоторые лингвисты считают славянским и этноним Wilzi ст. — полаб. *Vilci, «волки» (Die Slawen, 14); другие примеры этнонимов тотемного происхождения в этом регионе не известны).
Авторы VIII — начала IX вёка называли Вильцами обширную страну славян между устьем Хафеля, Эльбой и Балтийским морем, соседствовавшую с ободритами. Тем самым анналисты причисляли к вильцам и гаволян (стодоран) на Хафеле (ср.: Ludat. An Elbe, 14 — 15; Sulowski. Problemy, 157), которых позднее «Баварский Географ», более информированный и более заинтересованный в точных сведениях, от вильцев отделял. Требуется более тщательный учёт личности Драговита в дорюриковской истории Руси.

Литература
1. Свод древнейших письменных известий о славянах. Т.П.

Автор: Научный сотрудник Новгородского музея в 1968 — 1973 гг. Золин Петр Михайлович — доктор исторических наук (1991), профессор истории и философии (1993)

История изучения древнерусского феодального государства IX века
Никола Вешний

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*