Среда , 13 Ноябрь 2019
Домой / Мир средневековья / Конторы Ганзейского союза

Конторы Ганзейского союза

Форпостами интересов Ганзы вдали от германских земель и городов, входивших в этот средневековый торговый союз, были так называемые конторы — Kontor — зарубежные торговые представительства Ганзы. Их было четыре. Находились они в Брюгге, Лондоне, Бергене и Великом Новгороде. Филиалы поменьше — фактории и торговые посты — можно было встретить повсюду — от Португалии до Норвегии, от Исландии до России. Среди них историки особо выделяют торговый ганзейский пост в Пскове, где у немцев имелась даже собственная церковь, а также торговые филиалы в Бостоне, Осло и Тёнсберге.

Вольный имперский город Любек был столицей Ганзы (Ганзейского союза).

Ганза — средневековая купеческая гильдия конца XII века. Название ганза происходит от готского слова Hansa — «отряд, компания, множество» . Готское слово Hansa впервые встречается для обозначения «группы вооруженных людей, отряда» (= гамуз, скоп), в переводе Библии, сделанном в IV веке первым епископом готов Вульфилой —  создателем готского алфавита. Слово Hansa перешло в  древне-верхне-германский: hansa — «военный отряд, группа, рота»; др.-герм. hansa — союз;  средне-германский: hanse —  «братство, купеческая гильдия»;  средневековая латынь: hansa;  старо-французский: hanse — «купеческая гильдия», свита.

Зарубежные представительства Ганзы вне зависимости от величины имели равные права внутри Ганзейского союза городов и пользовались одинаковыми привилегиями, полученными Ганзой от иноземных государств. Название Kontor стало использоваться поздно, в XVI веке, в начале ганзейской осени.

Задачи ганзейских контор.

Статус конторы не означал для посещавших её купцов каких-то дополнительных преимуществ, конечно, кроме торговли на крупном рынке, а был, в первую очередь, формой самоорганизации и самоуправления, причём более строгой, чем в других филиалах. Дать купцу из Ганзейского союза крышу над головой вдали от дома и родного очага, обеспечить безопасность, создать условия для совершения сделок, следить за соблюдением законов и ганзейских привилегий — вот их главные задачи.

Контроль над филиалами осуществляли те ганзейские города, чьи торговцы составляли основную часть их постояльцев — купеческих общин или товариществ. Многие, взяв пример с Кельна, обязывали своих купцов создавать такие союзы и выбирать старосту, если их число в одном иноземном городе достигало четырех человек.

Из-за контроля над конторами постоянно возникали конфликты. Новгородская до 1293 года находилась под опекой ганзейского города Висбю, шведскоого острове Готланд. Так исторически сложилось. В XII веке немцы пришли в Великий Новгород именно с купцами Висбю, по их следам, поэтому долгое время споров не возникало.

Контора росла… В период наибольшего расцвета здесь одновременно проживало до двухсот самостоятельных торговцев, помощников, учеников. Рядом с Готским двором в Новгороде появились двор Немецкий и каменная церковь Святого Петра, ставшая центром всей ганзейской конторы. В конце XIII века Висбю пришлось уступить контроль над новгородским представительством Любеку — ганзейской столице. Через полтора столетия Любек после долгих споров будет вынужден передать его ливонским городам Ганзы — Ревелю (Таллину) и Дерпту (Тарту, Dorpat).

Как возникли конторы?

Все четыре конторы — в Брюгге, Лондоне, Бергене и Великом Новгороде, хотя и возникли в разное время, были созданы немецкими купцами задолго до образования городской Ганзы, то есть были частными купеческими товариществами за границей — со своей гербовой печатью и собственностью. В Лондоне и Брюгге на печати был изображен двуглавый имперский орел, в Бергене — вяленая рыба, а в Новгороде — ключи от Райских врат, символ апостола Петра. Возникает вопрос, почему при огромном количестве филиалов только четыре стали конторами, ведь Ганза вела активную торговлю по всей Северной Европе?

Важнейшая предпосылка для создания ганзейской конторы — наличие крупного и интересного для немцев рынка, например, шерсти — в Лондоне, сукна — в Брюгге, пушнины и воска — в Новгороде, вяленой рыбы — в Бергене. Во-вторых, в случае с Великим Новгородом и Бергеном — их расположение, удаленность от немецких земель, необходимость создать условия для зимовки. В-третьих, обязательной предпосылкой для развития конторы были торговые, таможенные и налоговые привилегии, то есть готовность их предоставить и регулярно подтверждать со стороны иноземных князей или других правителей, их заинтересованность в развитии торговли.

В Копенгагене не было достаточного количества интересных для немцев товаров. В Стокгольме Ганза не смогла добиться для себя торговых привилегий…

Еще один пример — ежегодный рынок в Шонии (Skanör med Falsterbo), в те времена — датская территория, а сейчас шведская провинция Скания, занимающая особое место в истории Ганзы.

Особенности четырёх контор  в Брюгге, Лондоне, Бергене и Великом Новгороде.

 Если новгородская контора Ганзы считалась самой прибыльной, то контора Ганзы в Лондоне — знаменитый Stahlhof — имела больше всего торговых привилегий от местных властей. В Брюгге возникало больше всего конфликтов по поводу тамошних привилегий, а в далеком норвежском Бергене, где зимы были особо длинными и скучными, купцы придумывали больше всего разных развлечений. Эту контору называли самой веселой — разумеется, в средневековом понимании этого слова.

Вновь прибывших в Берген учеников перед приёмом в купеческое товарищество сначала секли розгами, затем несколько раз окунали с головой в ледяную морскую воду. Далее они, в чем мать родила, пели песни перед всей гильдией. Затем кандидата подвешивали в дымоходе над огнём, задавая всякие каверзные вопросы. Заканчивалось испытание лишь тогда, когда будущий купец почти терял сознание.

Среди ганзейской элиты в Любеке купеческая компания из Бергена, устраивающая эти дикие испытания для учеников, пользовалась наименьшим уважением, относились к ней свысока, но среди её членов было больше всего богатых купцов, сделавших своё состояние буквально с нуля, а не унаследовавших стартовый капитал от родителя.

Ещё одним распространенным развлечением не только в Бергене, но и в Лондоне, вдали от родного дома и очага, были услуги проституток. Древнейшая профессия в местах с большим количеством иноземных купцов процветала.

Жриц любви было запрещено приводить на территорию контор, но это правило часто игнорировалось. Из-за проституток между купцами нередко разгорались споры, доходившие до рукоприкладства. Своим внебрачным детям купцы из конторы в Бергене нередко оставляли часть имущества, о чем свидетельствуют дошедшие до наших дней завещания.

Играть в шахматы, карты, другие настольные игры на деньги или товар было запрещено. В Новгороде, помимо настольных игр, любимым занятием немцев в свободное от торговли время была охота, что нашло отражение в оформлении скамеек их гильдии в церкви Святого Николая в Штральзунде. Развлекались и по-другому. В одном из случайно обнаруженных письменных свидетельств, датированных 1416 годом, говорится о бане, в которой новгородские немцы забавлялись с русскими подружками… Официально Ганза не приветствовала такого рода контакты, не говоря уже о русской стороне.

Возникновение конторы в Великом Новгороде.

Контора (Kontor) Ганзейского союза в Великом Новгороде в эпоху Средневековья на протяжении нескольких столетий была главным посредником в торговле между русскими землями и Западной Европой. Ее история тесно связана с судьбой Новгородской республики (1136-1478).

В самом начале XII века скандинавские купцы с балтийского острова Готланд основали в этом древнерусском городе первую иноземную факторию — Готское подворье с церковью Святого Олафа. Во второй половине XII столетия на Готланде в городе Висбю, который позже войдёт в Ганзейский союз, стали селиться немцы, преимущественно из Любека. Постепенно они получили контроль над всей балтийской торговлей, одним из главных направлений которой стали русские земли.

По следам готских купцов и вместе с ними немцы пришли в Великий Новгород, где основали собственный Немецкий двор.

Датой устройства Новгородской конторы Ганзы считается 1189 год.  Запись о строительстве немецкой ропаты — католического молитвенного дома — большого каменного храма Святого Петра датировано 1192 годом. В период наибольшего расцвета население Новгорода достигало 30 тысяч человек. В Новгородской конторе Ганзы проживало до 200 купцов. В целом же немецкая община насчитывала до 800 человек.

Купцы Ганзы, приезжавшие на лето (Sommerfahrer), жили в Новгороде с апреля по октябрь. Прибывавшие им на смену «зимовщики» (Winterfahrer) оставались до весны. Зимняя «смена» считалась более выгодной, так как совпадала с сезоном заготовки пушнины.

Каждый из немецких купцов мог посещать Новгородскую контору только один раз в году, имея при себе товаров не более чем на тысячу марок. За соблюдением этого правила строго следили, чтобы не вызывать зависти у тех или иных конкурентов. Ее и так хватало. Друг другу доверяли, но и проверяли. Так, на ночные дежурства в церкви Святого Петра, в которой хранились наиболее ценные товары, не могли одновременно выходить помощники одного и того же купца или родственники.

Если в конторе не хватало места, немецкие купцы селились у русских, а ученики купцов некоторое время специально гостили в боярских семьях, осваивали язык. Сама контора Ганзы оставалась территорией закрытой и хорошо охраняемой. Немецкие купцы имели право приводить русских партнёров или гостей только днём.

В 1190-е годы были заложены юридические основы для ведения торговли и решения конфликтов ганзийских купцов. Договор между немецкими и Новгородом купцами содержал взаимные обязательства по обеспечению безопасного пути, а также предусматривал наказания и штрафы за нападения на торговые караваны. По новгородским землям немцев сопровождали специальные русские посланники. В противном случае новгородцы снимали с себя ответственность за возможные происшествия.

Вопреки практике, широко распространенной в Средние века по всей Европе, первое и последующие новгородские торговые соглашения с Ганзой запрещали привлекать купцов к коллективной ответственности по национальному признаку. Одна из грамот была скреплена печатью Александра Невского. Это торговое соглашение стало одним из важных условий для успешного развития торговли. Торгующие стороны обещали друг другу не заключать под стражу всех немецких или всех новгородских торговцев на своих территориях и не налагать арест на их товары в случае возникновения претензий к одному из них. Правда, порядок этот неоднократно нарушался, что приводило к конфликтам. Своего пика они достигли в последние десятилетия XIV века.

Поездки в Новгород считались самыми выгодными, приносили больше всего прибыли ганзейским купцам. Главными покупателями западных мануфактурных товаров, сукна и предметов роскоши, которыми торговали ганзейские купцы, были русские бояре, хотя одними этими товарами и покупателями дело, конечно, не ограничивалось. В хрониках за 1230 год содержатся записи о большом количестве доставленного немцами зерна, муки и других продуктов, что помогло смягчить последствия неурожая и голода в новгородских землях.

Из России в Западную Европу вывозили пушнину, пчелиный воск, пеньку… Натуральный воск — источник света Средних веков, был более надежным товаром, чем пушнина, и стабильно давал 10-15 процентов прибыли. На мехах теоретически можно было заработать куда больше, но спрос на них был менее стабильным.

Торговля осуществлялась на основе совершения бартерных сделок, или товары оплачивалась серебром.

Торговые конфликты были нередки, но взаимная зависимость часто приводила к обоюдовыгодным компромиссам, хотя за всю историю торговли с Ганзой новгородская контора несколько раз закрывалась и годами потом пустовала.

В 1388 году Ганза запретила своим купцам ездить в Новгород. Убытки от торгового бойкота терпели обе стороны.

Переговоры c участием «длиннобородых гордых мужей» из ганзейских городов продолжались несколько лет и закончились в 1392 году заключением Нибурова мира, названного в честь немецкого посла — бургомистра Любека Иоганна Нибура (Johann Nibur). Завершили заключение мира по русской традиции целованием креста. Нибуров мир (Kreuzküssung Nieburs) считается одним из мастерских достижений ганзейской дипломатии. Однако он не помог Ганзе, когда московский князь Иван Великий решил разогнать торговую контору после разгрома Новгородской республики.

Новгород был в это время далеко не единственным русским городом, развивавшим торговлю с немцами. Так, в 1229 году был заключен договор со смоленским князем. От ганзейского купеческого товарищества свои подписи под ним поставили четыре представителя Риги, основанной в 1201 году, один — Бремена, три — Готланда, по два — из Дортмунда, Зоста, Мюнстера, Любека и Гронингена. Это наглядно демонстрирует географию Ганзы в начале её существования, как купеческого союза, до переходу в ганзийский городской союз.

Купеческие конторы и городская Ганза

К середине XIV века все четыре конторы, ранее самостоятельные, перешли под контроль ганзейских городов и были обязаны выполнять решения ежегодного съезда — Hansetag. К этому времени конторы превратились в своего рода посольства или представительства Ганзы с собственными уставом, старостами, системой охраны, постоялыми дворами, торговыми рядами, правосудием, канцелярией и архивом, общей кассой, складами, пивоварней, помещениями для больных, тюрьмой, священником, церковью и даже своим ганзейским кладбищем.

В Великом Новгороде в каменном храме Святого Петра, который был главной постройкой на территории ганзейской конторы, не только проводили церковные службы, но и хранили товары — закупленные или привезенные на продажу. В церкви находился архив, а также собственные весы, что было одной из торговых привилегий. Отдельный пункт правил поведения запрещал ставить товары на алтарь и предписывал расчищать проходы к службам, то есть переставлять бочки и тюки к стенам. Ночью церковь, куда сносили наиболее ценные товары, охраняли, а днём запирали на ключ. На территории всей конторы действовали строгие правила пожарной безопасности. За любое неосторожное обращение с огнём предусматривались штрафы.

О селёдке и Реформации.

На протяжении нескольких столетий немцы ездили на Шонский рынок (Schonische Messe) за солёной сельдью. Время проведения рыбного рынка было ограничено ходом сельди — с конца июля по конец октября, соответственно, необходимости держать здесь постоянный крупный филиал у Ганзы не было. Позже исчезновение сельди у берегов Шонии станет одной из экономических причин распада Ганзейского союза.

Богатые косяки сельди переместятся к берегам Голландии — вечного конкурента Ганзы. Одновременно быстрое распространение идей Реформации в Северной Европе приведёт к резкому уменьшению спроса на рыбу. Пик сбыта сельди на протяжении столетий приходился на постное время, а новая протестантская религия постов не предусматривала.

Считается, что именно участие в Шонских ярмарках заложило основы богатства таких городов Ганзы как Люнебург и Любек, поставлявших сюда соль, а также Висмара, Ростока, Штральзунда и Гданьска, которые не только активно участвовали в этой торговле, но и поставляли различные продукты и другие товары. Количество посетителей рынка — купцов, рыбаков, грузчиков, рабочих — иногда достигало двадцати тысяч одновременно. По средневековым меркам — это население очень крупного города. Корабли у берегов Шонии буквально загораживали горизонт — их число достигало полутысячи.

Соль — ганзейское золото.

Рыбный промысел невозможно было осуществлять без соли. Одной бочки соли хватало для того, чтобы заготовить от четырех до пяти бочек сельди. Спрос на соль постоянно увеличивался. В Люнебурге в 1350 году объёмы добычи соли возросли  до 15 тысяч тонн. Это богатство до сих пор чувствуется при взгляде на фасады его домов.

Соль требовалась не только для заготовки рыбы. В скандинавских странах её использовали для консервирования сливочного масла — одна бочка соли шла на заготовку десяти бочек масла. В России соль была необходима  для выделки шкур…  Жители немецкого города Люнебург, около которого находилось богатейшее соляное месторождение, смогли освободиться от власти своего герцога, вошли в союз с Любеком и сами контролировали весь соляной рынок.

Споры, возникшие из-за контроля над Шонским рынком, стали одной из причин настоящей морской войны между Данией и Ганзой, которая закончилась победой немецких городов и подписанием Штральзундского мира в 1370 году. Этот год многие историки считают вершиной могущества и силы Ганзейского союза. После войны Ганза на 15 лет обеспечила себе полную монополию на добычу и продажу сельди на Шонском рынке.

О пиве и конкуренции

Где немцы, там и пивоварня. В Великом Новгороде пивоварня была общего и внутреннего пользования. Каждый ганзейский купец мог варить пиво сам для себя, но не для продажи. Следует отметить, что пиво было одним из важных экспортных товаров Ганзы, пользовалось особым спросом, например, в скандинавском регионе.

Количество пивоварен в одном лишь Висмаре достигало двухсот. Особо остро стоял вопрос качества этого продукта. Пиво, сваренное не на кристально чистой воде и с отступлениями от правил, не выдерживало длительной транспортировки — прокисало, портилось.

Такие случаи подрывали доверие за границей, а некоторые города по своей собственной вине лишились рынков сбыта. Среди них, например, Бремен, где вместо ячменя решили использовать овёс и уменьшили долю хмеля.

В торговом соревновании за качество ганзейского пива победил Гамбург после введения суровых мер контроля. В результате в начале XV века в городе Гамбурге работало более 500 пивоварен, а годовой объём производства достиг 200 тысяч бочек, то есть 400 тысяч гектолитров.

Когда и как возник английский язык?
Любек - столица Ганзейского союза

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*