Понедельник , 13 Июль 2020
Домой / Новое время в истории / Как поляки воевали за Гитлера и против СССР

Как поляки воевали за Гитлера и против СССР

В 2020 году исполняется 75 лет полного освобождения Польши солдатами Советской армии от нацистской оккупации. Вместе с солдатами Советской армии родную землю освобождали воины Войска польского, а на Западном фронте англо-американским союзникам помогала польская армия генерала Андерса, которая также была сформирована и вооружена в СССР. Однако немало поляков воевало и по другую сторону линии фронта.

«На Кремлевской стене напишем: «Говорить по-русски запрещено»

Вторая Речь Посполитая (1918 — 1939 г.г.), как называли Польшу между Первой и Второй мировой войной, появилась на политической карте мира после 123-летнего перерыва в 1918 году и была агрессивным государством. Сразу после своего появления Вторая Речь Посполитая начала захватывать чужие земли, где поляки не составляли большинства населения. Вначале они заняли земли, отнятые от России в результате Брестского мира, заменив польскими войсками уходившие оттуда немецкие и австро-венгерские. Благодаря Октябрьской революции 1917 года в России возродилась Вторая Речь Посполитая, и поляки «отблагодарили» большевиков за обретение государственного статуса, и в январе 1919 года Польша начали войну с Советской Россией.

Пользуясь тем, что основные силы Красной армии были заняты борьбой с белогвардейцами, польским властям удалось осуществить «вековую мечту» — воссоздать Речь Посполитую в границах 1772 года. Но и этого им показалось мало: польские войска пошли дальше.

В мае 1920 года поляки захватили Киев и все равно продолжили наступление, форсировав Днепр. Теперь полякам, очевидно, хотелось границ 1612 года, то есть, взятия Москвы. Во всяком случае, ещё в январе 1920 года правитель Польши Юзеф Пилсудский в беседе с английским дипломатом Хэлфоррд Маккиндером заявил, что польские войска могут взять Москву весной 1921 года. Он не раз заявлял, что его мечта — написать на стене Кремля: «Говорить по-русски запрещено».

Кстати, польское чудо произошло, но не в Москве, а на Висле. После того, как Красная армия разгромила войска Колчака и Юденича, а войска Деникина загнала в Крым — настал черед и агрессоров с Запада. Уже в августе 1920 года Красная армия стояла в 20 километрах от Варшавы. Но тут были допущены ошибки. Ослабевшие в многомесячных непрерывных боях войска Советской России оторвались от своих баз снабжения, растянув линию фронта.

Всё это позволило польским войскам, получив огромную военную помощь, прежде всего — от США, совершить то, что они сами называют «чудо на Висле» — перейти в контрнаступление и нанести поражение Красной армии. 18 марта 1921 года в Риге был подписан мирный договор, в соответствии с которым к Польше отошли Западная Белоруссия и Западная Украина. Одновременно в нарушение всех международных договоров польские войска захватили столицу независимой Литвы и позже включили Вильнюс в состав своего государства. Во время войны польская армия организовала еврейские погромы в Вильнюсе и Львове.

Как польская колониальная политика накрылась ночным горшком.

Демонстрация Морской и колониальной лиги в Катовицах, 1938 год.

Между двумя мировыми войнами был практически официальным лозунг «Польша от моря до моря», что фактически означало территориальные претензии как минимум на украинские земли в составе СССР. Польский министр иностранных дел Юзеф Бек прямо заявил об этом на встрече со своим немецким коллегой Иоахимом фон Риббентропом 26 сентября 1938 года.

«Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю», — объявил он.

Адольф Гитлер, как известно, говорил о возвращении немецких колоний, потерянных после Первой мировой войны, но дальше речей дело не заходило. У Польши колоний никогда не было, но она постоянно их требовала на самом высоком государственном уровне и предпринимала конкретные шаги для их появления.

В сентябре 1936 года на заседании Лиги Наций Юзеф Бек зачитал обращение о проекте увеличения количества государств в комиссии по делам мандатов (отобранных у Германии и Османской Империи колониальных территорий) для того, чтобы все заинтересованные в колониях нации могли получить свою долю. Это звучало забавно, так как наций, не заинтересованных в колониях, тогда просто не было, но не было и желающих дарить колонии. Затем Польша просто обратилась в Лигу Наций с предложением передать ей 9% бывших немецких колоний, а конкретно — Того и Камерун. Международная организация не поняла, какое отношение имеет Польша к этим колониям, и отказала.

Надпись на транспаранте «Сила Польши в колониях».

Следующей «гениальной» идеей руководства Польши по увеличению территории страны был раздел Антарктиды. Во всяком случае накануне визита Юзефа Бека в Великобританию и США в марте 1939 года польским посольствам было поручено выяснить у МИД этих стран, на какую часть ледяного континента они претендуют в случае его раздела.

Параллельно с попытками Польши получить колонии дипломатическими методами, делались попытки заселить часть чужой колонии поляками, а потом, когда они освоятся на новом месте, объявить о её присоединении к Польше. Для этой цели ещё в октябре 1930 года появилась Морская и колониальная лига (МКЛ). Формально это была общественная организация, но в её руководстве были действующие польские генералы и адмиралы. Членами Морская и колониальная лига (МКЛ) в 1939 году был почти миллион поляков. 18 апреля 1938 года МКЛ организовала по всей стране празднования Дня колоний, в котором приняли участие первые лица государства, в костелах отслужили мессы о даровании Польше колоний. Это было уникальное событие — праздник того, чего нет. Также МКЛ в своём официальном органе, журнале Morze, поддержала захват Эфиопии фашистской Италией и выразила готовность следовать её примеру.

«Мы, поляки, как и итальянцы, стоим перед большой проблемой размещения и использования быстро увеличивающегося населения», — говорилось в этом заявлении.

Как видите, не только Гитлер мечтал о жизненном пространстве для своей нации.

В отличие от праздников, лозунгов и пропаганды, конкретные дела у МКЛ шли не так успешно. Первоначально предполагалось создать поселения поляков в Перу, Аргентине и Боливии, причём в Боливию предполагалось переселить украинцев из Галичины. Однако правительства этих стран отказались пускать к себе потенциальных сепаратистов.

В 1935 году было приобретено 27 тысяч гектаров земли в бразильской провинции Парана и основано польское поселение «Морская воля». В те времена Польша была не только довольно бедным, но и достаточно коррумпированным государством, а средства для колонизации требовались немалые. Например, переселение в Бразилию одной семьи стоило три тысячи долларов — большие по тем временам деньги. МКЛ переселило в «Морскую волю» 350 человек, и деньги кончились, да и бразильские власти резко ужесточили требования к переселенцам, когда узнали, что пишут о будущем поселения в Польше. В 1939 году проект переселения поляков в Бразилию был свернут.

Аналогичные истории произошли и в португальских колониях Ангола и Мозамбик, а в Либерии все закончилось скандалом. МКЛ пообещало правительству этой страны не только, говоря современным языком, инвестиции в создание поляками новых плантаций и обучение в польских университетах 20 либерийцев в год, но и экономическую помощь польскими товарами. Вскоре в Монровию, столицу страны, прибыл польский пароход «Познань», а в нём немного цемента, соли и 500 эмалированных ночных горшков, которые выгрузили на набережную. Президент Либерии заявил, что это оскорбление его народа и отправил представителей МКЛ на этом же пароходе в Польшу. Таким образом, планы польских колонизаторов провалились повсеместно, и Польшу от океана до океана создать не удалось.

В Третьем рейхе репрессировали евреев, а во Второй Речи Посполитой ещё и украинцев с белорусами.


Единственным территориальным приобретением Польши в межвоенный период стала Тешинская область, где более 60% населения были чехи. В этом заслуга Третьего рейха, который произвёл раздел Чехословакии, а также Англии и Франции, которые его поддержали.

Вторая Речь Посполитая тогда не пропустила через свою территорию советские войска на помощь Чехословакии и тем самым зажгла зелёный свет Второй мировой войне, а заодно и подписала себе смертный приговор. Всё это не мешает современным польским властям обвинять в развязывании мировой войны СССР.

Польша и Третий рейх были похожи друг на друга не только агрессивной внешней политикой. Обе страны были диктатурами, только Гитлер получил власть бескровным путём в 1933 году, а Пилсудский — в результате военного переворота в мае 1926 года, в результате которого погибло 414 человек и около 1000 получили ранения. При этом в западных странах, воспевающих любовь к демократии, её кровавое нарушение в Польше не заметили.

Сейчас у многих создается впечатление, что перед Второй мировой войной в Европе были только три диктатуры — в СССР, в Германии и в Италии. На самом деле из 36 тогдашних европейских государств демократическими условно можно назвать только 10. В Польше существовала строгая цензура: тех, кто допускал критику власти, немедленно арестовывали и подвергали избиениям в тюрьме. Ярким примером этого служит Брестский процесс над депутатами Сейма 1930 года.

В фашистской Германии и в Польше процветал антисемитизм. Уже в 1919 году были уволены все евреи, работающие на польских железных дорогах, а позже и на всех постах на государственной службе. В 1937 году евреям в Польше запретили работать адвокатами. Бойкот еврейских магазинов в Польше по своим размахом превосходил нацистский. Во-первых, привлекалась армия, и у магазинов выставляли часовых, а во-вторых, бойкотировались не только еврейские, но и немецкие магазины. Польский историк Мирослав Тирчик описывает, как учитель заставил школьников держать весь урок булочки зубами из-за того, что они купили их в еврейской пекарне, объясняя им, что евреи виновны в смерти Иисуса Христа.

Все антисемитские законы Третьего рейха находили горячее одобрение в польском обществе. Очевидно, и в Польше были бы приняты аналогичные законы, но это запрещал тогдашний покровитель Польши — Великобритания, которая опасалась еврейской эмиграции в подмандатную ей Палестину. Тем не менее около 100 тысяч польских евреев перебрались туда до начала Второй мировой войны.

Бронзовый памятник в деревне Лидице, Чешская Республика, посвященный 82 детям, которые были убиты нацистами в 1942 году за то, что они были евреями.

Не только Гитлера, но и Польшу интересовало «окончательное решение еврейского вопроса» Польша вела переговоры с Францией о передаче ей острова Мадагаскар и планировала туда принудительно выселить всех евреев из Польши — практически на голодную смерть. Ещё в 1935 году Юзеф Бек создал для этого рабочую группу, а в 1937 году польская официальная делегация во главе с майором Мечиславом Лепицким посетила остров. Передача Мадагаскара Польше не состоялась, соответственно, сорвалась и депортация туда евреев. План очень понравился германским нацистам, которые внимательно его изучили в начале Второй мировой войны и даже думали осуществить, но захват острова английскими войсками снова сорвал его.

Во Второй Речи Посполитой осуществлялся запрет на преподавание и обучение евреев в университетах, получивший название Numerus nullus (в переводе с латыни — нулевое число). Инициатором этого стала студенческая организация «Братская помощь».

«Мы, молодежь Польши, хозяева этой земли, признаем, что наша борьба с жидовством — это не только защита, но и наступление, — написали члены «Братской помощи» в своей газете Sprawozdaniе. — Еврейский вопрос в польских университетах будет решаться последовательно и непрестанно».

Уже в 1937/38 учебном году количество евреев-студентов было резко сокращено во всех университетах, кроме Варшавского.

Если же еврей всё же попадал в университет, то на этом его мучения не заканчивались, так как в Польше были такие формы антисемитизма, которых не знал и Третий рейх. Например, так называемое «гетто за партами» (getto ławkowe) — студентов-евреев сажали в университетских аудиториях на задних обособленных местах. Первыми до этого додумались во Львовской политехнической школе в 1935 году, а к 1937 году это ввели во всех университетах при активной поддержке министерства образования. Таким образом, если в Третьем рейхе борьбу с евреями возглавляли активисты нацистской партии, то в Польше — цвет националистическая интеллигенции, преподаватели университетов.

В октябре 1938 года Гитлер принял решение о депортации из Германии польских евреев, Польша отказалась принять значительную часть своих граждан, и нацисты отправили их в концлагеря.

Вторая Речь Посполитая от Третьего рейха отличалась ещё и тем, что там дискриминировали не только евреев, но и белорусов, украинцев, русских и литовцев. Юзеф Пилсудский публично заявил, что «белорусы — это ноль». В 1930 году в ходе так называемой «пацификации» (умиротворения) были введены подразделения полиции и армии в 800 украинских сел, арестовано около 5000 человек, убито 50, 4000 ранено, разогнаны все украинские культурные организации, сожжено более 500 домов. На Западной Украине, где украинцы составляли 77% населения, украинских школ было 11%, в Западной Белоруссии из 400 белорусских школ (в 1923 году) к 1938 году уцелело лишь пять. Проводилась и польская колонизация в Западную Украину было переселено 300 тысяч поляков и столько же — в Западную Белоруссию. Всему этому дана официальная международная оценка: в 1932 году Лига Наций осудила действия польских властей по отношению к украинцам.

«Дайте мне десять лет, и вы на этих землях днём с огнём не найдете ни одного белоруса и ни одного украинца», — сформулировал цели польской колониальной политики министр внутренних дел Бронислав Перацкий.

Польский концлагерь, не уступал нацистским

Изучив опыт Третьего рейха, Вторая Речь Посполитая тоже создала для врагов режима концентрационный лагерь и по примеру нацистов помешала туда без судебного приговора. Уже в 1934 году врагов Пилсудского отправляли в лагерь в Березе-Картузской. О том, что творилось в лагере, рассказал известный польский публицист Станислав Мацкевич.

«Польский концлагерь Береза-Картузская была не местом изоляции, а местом пыток. Комендант лагеря был больной садист. Он с удовольствием выдумывал всякие пытки, с дегенератским удовольствием давая им ласковые названия — «гимнастика», «устав». Главная пытка — отказ в праве справлять нужду. Только раз в день, в 4.15 утра, узников выводили и командовали: «Раз, два, три, три с половиной, четыре!» За эти полторы секунды все должно быть уже закончено. Кормили отвратительным хлебом, что никак не способствовало легкому пищеварению. С переполненными желудками людей заставляли делать «гимнастику» — сидеть в глубоком приседе с поднятыми вверх руками на протяжении семи часов! В приседе бегать, ходить, спускаться с лестниц и подниматься обратно. При этом на узников сыпались удар за ударом, особенно если чей-то желудок не выдержал. Узников ставили на колени на острые камешки и заставляли двигаться вперед под градом палочных ударов, а затем через каждые 20 метров принуждали целовать эти палки. Уголовники назначались дежурными по бараку, они контролировали выполнение «гимнастики». Им разрешалось избивать остальных заключенных. Заключенным не разрешалось разговаривать в течение дня. Нарушителей ожидали шесть дней карцера на холодном бетоне, с открытыми окнами зимой, без обуви, только в кальсонах и рубашке. Каждый день провинившихся лишали половины пайка, а каждый второй день вообще не давали есть. Каждые полчаса находящиеся в карцере обязаны были унизительно сообщить в окошко: «Пан комендант, послушно вам рапортую». В бараках заключенных лишали сна. Их будили ночью каждые полчаса, заставляли бегать, прыгать, ползать, чтобы потом снова забыться в тяжкой полудремоте на 30 минут. Ползать и падать узников часто заставляли в отхожих местах, прямо в нечистоты. Умываться после этого запрещали. Посуду мыть арестантам тоже запрещалось», — писал Станислав Мацкевич.

Узников концлагеря — около 10 тысяч человек — освободила в сентябре 1939 года Красная армия. Интересно, что вместе с другими заключенными советские солдаты освободили и немецких военнопленных. Комендант лагеря подинспектор полиции Юзеф Камаля-Курганский, бывший активный участник «пацификации», сбежал на Запад к немцам. В сентябре 1940 года он был арестован гестапо. Выяснилось, что под его руководством в лагере всего за пару недель успели замучить 13 немецких пленных солдат. В январе 1941 года он был отправлен в концлагерь Аушвиц, где и умер (по другим сведениям опознан и убит другими узниками) 25 октября того же года.

Зачем атеист Гитлер пришёл в церковь

Гитлер на мессе по Пилсудскому, 1935 год.

Между диктаторами Германии и Польши существовала и личная симпатия, хотя они ни разу не встречались. Меньше чем через год после прихода нацистов к власти в Германии был заключен пакт Пилсудского-Гитлера, нормализовавший отношения между двумя странами. Когда 12 мая 1935 года Пилсудский умер, то на его похороны в Варшаву прибыл Герман Геринг, который шел в первом ряду за гробом.

В Берлине Гитлер поразил своих однопартийцев. Он всегда утверждал, что является атеистом, и вдруг неожиданно приказал провести заупокойную мессу по Пилсудскому (славянину-недочеловеку по нацистской идеологии) в католическом соборе святой Ядвиги в Берлине и даже принял в ней личное участие, склонившись в конце над символическим пустым гробом, покрытым польским флагом.

«Новая Германия склоняет свои флаги и штандарты перед гробом этого великого государственного деятеля, который впервые имел мужество открытого доверия и полного союза с национал-социалистическим рейхом», — написала главная газета нацистской Германии Völkischer Beobachter.

Гитлер также отослал телеграмму соболезнований президенту Польши Игнацию Мосцицкому.

«Польша потеряла в призванном в вечность маршале творца своей новой страны и её самого верного сына. Вместе с польским народом и немецкий народ оплакивает смерть этого великого патриота, который через своё полное сотрудничестве с немцами оказал большую услугу не только нашим странам, но и оказал неоценимую помощь в успокоении Европы», — заявил он.

В Третьем рейхе тоже был объявлен траур по случаю смерти Юзефа Пилсудского. Когда в сентябре 1939 года немецкие войска захватили Краков, то выставили почётный караул в усыпальнице польского маршала. Получается, что у поляков нацистов и у немецких фашистов есть общий национальный герой. Кстати, яшмовые колонны в этой усыпальнице взяты из русского православного собора Александра Невского в Варшаве, который был взорван польскими властями в 1926 году.

Три вождя «гиены Европы»

Президент Игнаций Мосцицкий.

Польшей после смерти Пилсудского фактически правил триумвират, или как его называли «правительство бывших полковников». Президент Игнаций Мосцицкий больше всего боялся, что командующий армией маршал Эдвард Рыдз-Смиглы свергнет его, организовав военный переворот, и, чтобы подорвать его авторитет в армии, старался выделять ей как можно меньше финансовых средств. Военный бюджет Польши в 1939 году был 760 миллионов долларов, а в Германии — 2,4 миллиарда долларов. Впрочем, и те деньги, что армия получала, тратились неэффективно — на парады, спортивные мероприятия, строительство казарм.

В 1940 году Эдвард Рыдз-Смиглы должен был сменить Игнация Мосцицкого на посту президента. Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек вопреки своим официальным речам ненавидел Францию, откуда его выслали в 1923 году, когда он, будучи военным атташе, попытался купить секретные документы (возможно, для перепродажи Германии). А вот к Германии у него отношение было совсем другое: после войны бывший военно-воздушный атташе Германии в Польше полковник Альфред Герстенберг утверждал, что Геринг в 1938 году привез Беку 300 тысяч марок. Судя по многочисленным воспоминаниям его современников, Бек к 1938 году стал алкоголиком, так как у него был рак и он постоянно использовал алкоголь как обезболивающее.

Адольф Гитлер и Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек

Казалось бы, что при таких выгодных контактах Третий рейх и Вторая Речь Посполитая были обречены стать союзниками в нападении на СССР. Сохранились документы про обсуждение такой возможности дипломатами обеих стран. Однако этого не произошло. Гитлер пришёл к власти как защитник всех немцев, а именно в Польше права немцев нарушались больше всего. Уже к 1925 году во Второй Речи Посполитой у 92% немецких землевладельцев экспроприировали собственность — 517 тысяч гектаров, а на освободившихся угодьях расселили поляков. Из 657 немецких школ в 1925 году к 1938 году осталось 185 школ. Именно Польше принадлежало большинство территорий, отторгнутых у Германии после её поражения в Первой мировой войне, в том числе так называемый «польский коридор», который отделял Восточную Пруссию от остальной территории Германии. В марте 1939 года Польша отказалась вести переговоры даже об их частичном возврате Германии. В ответ Германия разорвала пакт Гитлера-Пилсудского.

Гитлер знал, что польская армия серьезной военной силой не является. Польша действительно экономила на армии, так как долго воевать не собиралась, а рассчитывала увеличивать свою территорию, присоединяя куски территорий соседей после их разгрома, как это стало с Тешинской областью Чехословакии в 1938 году. Не зря премьер-министр Уинстон Черчилль назвал Польшу государством, набрасывающимся на поверженных соседей с жадностью гиены.

Встреча польских и венгерских офицеров на захваченной территории Чехословакии, 1938 год

Польша была уверена, что Гитлер на неё никогда не нападет, так как у неё договоры о взаимопомощи с Британией и Францией, а Германия побоится снова начать войну на два фронта. Польша ждала гитлеровского нападения на какую-нибудь страну, снова рассчитывая на территориальные приобретения. У Польши был договор о взаимопомощи с Румынией в случае нападения СССР, но когда Румыния предложила расширить договор на случай нападения Германии, то Польша отказалась. Польша предполагала, что Германия и Венгрия нападут на Румынию, чтобы использовать её территорию как плацдарм для нападения на СССР и получить доступ к румынской нефти.

Многие думают, что немецкие войска напали на Польшу 1 сентября 1939 года — внезапно после провокации в Гляйвице. На самом деле Польша проводила скрытую мобилизацию с 29 августа, в этот же день началась операция «Пекин» и большая часть польского флота отправилась в Британию, чтобы не быть утопленной в случае немецкого нападения. 31 августа 1939 года в Польше мобилизацию объявили официально. Другое дело, что шла она плохо и удалось мобилизовать всего миллион поляков при том, что население Второй Речи Посполитой составляло почти 35 миллионов человек.

Папа римский Польшу любил, но воевать за неё не стал

Жители Варшавы ликуют, читая газетную статью, уверяющую их, что США не остались нейтральными, 1939 год.

Среди тех, кто уклонился тогда от защиты Польши, был даже польский национальный герой Кароль Юзеф Войтыла, более известный как папа римский Иоанн Павел II. Согласно его официальной биографии война застала 19-летнего будущего святого в Кракове, и он зачем-то на следующий день отправился на восток, чтобы вступить в польскую армию, но через 15 дней наткнулся на Красную армию, которая ему дорогу преградила. Почему он не стал польским солдатом в Кракове биография умалчивает, но нет сомнений, что снова во всем «виноваты» русские.

«В случае нападения на Польшу — не отдадим даже пуговицу!»

Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого генерала Богислава фон Штудница, 1938 год

1 сентября 1939 года вместе с Германией на Польшу напало ещё одно государство — Словакия. Об этом не знают 99% поляков. Когда спрашиваешь польских историков об этом, те объясняют это тем, что Словакия, которая появилась как независимое государство меньше чем за полгода до войны, имела армию всего из трёх дивизий, и её нападение значения не имело. С этим трудно не согласиться.

Но тогда давайте посмотрим, имело ли значение вмешательство Красной армии 17 сентября 1939 года. Неужели, если бы его не было, то Войско польское перешло бы в контрнаступление, освободило Варшаву от гитлеровской армии, взяло бы Берлин, и Вторая мировая война закончилась бы встречей союзников не на Эльбе, а на Рейне, и союзники были бы польские и англо-французские? Такую картину даже самые ярые польские патриоты представить не могут. Так что и наше вмешательство значения не имело, оно теоретически лишь ускорило ликвидацию польского государства на несколько дней, хотя и это не факт.

После разгрома Польши вернула себе Ригу — свою столицу Литва. С территории Словакии наступал и созданный немцами из националистов Украинский легион под командованием Романа Сушко. Тем не менее к словакам, украинцам и литовцам никаких претензий нет, а завывания про советский удар в спину Польши не стихают уже четвертое десятилетие. Но давайте разберемся: была ли спина?

Подразделение литовских танков Vickers Carden Loyd M1936 (британского производства) проходит вдоль свайной улицы (Замок) в направлении собора святых Станислава и Владислава, передача Виленского края в Литву, Вильно (Вильнюс), 28 октября- 29, 1939.

До начала Второй Мировой войны в Польше был культ армии ещё больший, чем в Третьем рейхе. Существовали массовые патриотические польские организации, постоянно проходили армейские праздники, мероприятия и парады. При этом всегда подчеркивалось, что главный враг Польши — СССР. По крайней мере до марта 1939 года. Разумеется, воспевание армии не обошло стороной её командующего — маршала Эдварда Рыдз-Смиглы. Поляки как заклинание повторяли:

«Nam nie grozi nic, bo z nami jest marszalek Smigly-Rydz» («Нам ничего не грозит, ибо с нами маршал Смиглы-Рыдз»).

О польском маршале Смиглы-Рыдзе слагали стихи и песни, его огромные плакаты с весны 1939 года висели на улицах всех польских городов. На них вместе с его изображением были и два его «исторических» высказывания: «Не отдадим даже пуговицу» и «Мы сильны, сплочены, готовы».

В первый же день войны из Варшавы удрал президент Игнаций Мосцицкий, а 4 сентября вместе со всеми членами правительства бежал Юзеф Бек. Маршал Рыдз-Смиглы руководил польской армией из Варшавы до 7 сентября, а потом последовал примеру двух других руководителей Польши. При этом немецкие сухопутные войска подошли к польской столице только 8 сентября. Фактически бегство маршала из Варшавы означало и конец деятельности польского правительство, хотя оно ещё оставалось в Польше, постоянно переезжая из города в город, приближаясь к румынской границе.

Рыдз-Смиглы сразу удрал на другой конец страны — в Брест. В Варшаве он оставил начальника главного штаба, генерала дивизии Вацлава Стахевича, и предполагалось, что он будет связываться с ним по передвижной радиостанции. Однако прибыв в Брест, Рыдз-Смиглы запретил её развертывать, заявив, что немцы её запеленгуют и разбомбят его. При этом ещё 6 сентября он перебросил в Брест подразделения ПВО и авиабригаду, защищавшую столицу, которая показала неплохие результаты, сбив за первые шесть дней войны 43 немецких самолета и потеряв 38 польских самолётов. Варшава осталась без авиационного прикрытия, зато маршал мог спать спокойно. Связь между Стахевичем и Рыдз-Смиглы осуществлялась следующим образом: генерал, получив сообщения с фронта, отправлял мотоциклиста в штаб флота, там их передавали по радиостанции в штаб Бугской флотилии, а оттуда мотоциклист вез их маршалу. Таким же путём поступал и его ответ, который, когда доходил до войск, был уже бесполезен из-за поменявшейся обстановки. Впрочем, продолжалось это недолго — уже 9 сентября генерал Стахевич тоже отбыл в Брест. Оттуда польское командование перебралось в Коломыю, а оттуда и в Румынию.

Польские военнопленные под охраной немецкого солдата, 1939 год.

Интересный случай произошёл с маршалом Рыдз-Смиглы, когда он переезжал мост через реку Черемош на тогдашней румынско-польской границе. Дорогу ему перегородил полковник Людвик Боцяньский и, когда маршал вышел из машины, сказал: «Вернитесь, речь идёт о чести армии!» Маршал отодвинул его рукой и пошёл в машину. Тогда полковник Боцяньский выхватил пистолет и выстрелил в себя. Пуля прошла мимо сердца, Рыдз-Смиглы приказал отнести раненого в машину и въехал в Румынию. Там он застал Игнация Мосцицкого и Юзефа Бека.

Несмотря на то, что и польские, и румынские документы свидетельствуют, что польское правительство убежало в Румынию 16 сентября, польские историки яростно доказывают, что это произошло 17 сентября, а значит, в тот день, когда советские войска вошли в Польшу, польское правительство было ещё в стране, и причина ввода войск, указанная в ноте советского правительства, не соответствует действительности.

«Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни, — однако написано в ноте. — Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать».

И это было правдой, так как фактически реальное руководство страной и армией прекратилось ещё 7 сентября, а по какую сторону границы находились члены польского правительства 17 сентября — никакого значения не имеет.

Польские солдаты в лагере для военнопленных, 1939 год.

В современной Польше обожают вспоминать, как посол Польши отказался принять ноту, которую я процитировал. Он был якобы возмущен советской агрессией, и в итоге ноту отвезли в посольство и отдали под расписку. Но есть запись в выписке из служебного дневника заместителя наркома иностранных дел СССР Владимира Потёмкина о беседе с польским послом Вацлавом Гжибовским, отправленной Иосифу Сталину в тот же день — 17 сентября 1939 года.

«Гжибовский заявил, что он не имеет регулярной телеграфной связи с Польшей. Два дня тому назад ему было предложено сноситься с правительством через Бухарест. Сейчас посол не уверен, что и этот путь может быть им использован», — говорится в её тексте.

Какие ещё нужны доказательства?

Считается, что польское правительство отдало своим войскам приказ не сопротивляться Красной армии, но это не совсем так.

«Советы вторглись, — говорится в последнем приказе маршала Рыдз-Смиглы от 17 сентября 1939 года. — Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и [Модлина], которые должны защищаться от немцев, без изменений. [Части], к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию».

Так как разоружение польских войск в сложившейся ситуации было неизбежно, то фактически это был приказ на вооруженное сопротивление. Однако даже если приказы маршала и поступали в войска, уже не выполнялись. К тому же надо было быть очень наивным человеком, чтобы представить, что с советским командованием можно было договориться о выводе польских войск за границу. Сдача оружия в польских войсках приняла массовый характер , хотя отдельные очаги сопротивления были.

Сдача в плен польских войск во Львове, 1939 год.

Примеру маршала Рыдз-Смиглы последовали высшие польские командиры, и уже 18 сентября 1939 года, бросив свои войска, бежали в Румынию начальник главного штаба Вацлав Стахевич, командующий Северным фронтом Стефан Домб-Бернацкий, командующий армией «Карпаты» Казимеж Фабрицы, командир 28-й дивизии Эдвард Доян-Суровка. Секретные документы 2-го отдела главного штаба (разведка и контрразведка) не только не были вывезены из Варшавы, но даже не были уничтожены и достались абверу.

Сейчас все осуждают правительства Британии и Франции за то, что не оказали действенной помощи Польши в сентябре 1939 года. Но возникает вопрос: было ли там кому помогать, если ещё 9 сентября польское правительство обратилось к Франции с просьбой повлиять на Румынию, чтобы она, когда они окажутся там, не интернировала их, а позволила перебраться во Францию?

Как Британия и Франция назначали руководителей Польши, а они объявили войну СССР. 

Наши будущие западные союзники Британия и Франция быстро поняли, что из себя представляет польское руководство и ещё в Румынии заставили президента и правительство Польши подать в отставку. Игнаций Мосцицкий передал свои полномочия 25 сентября генералу Болеславу Венява-Длугошовскому. Однако Британии и Франции это не понравилось, и на следующий день он назвал своим преемником Владислава Рачкевича, живущего в Париже.

Рыдз-Смиглы также под давлением союзников передал командование польской армией, хотя армия практически уже не существовала, новому премьер-министру генералу Владиславу Сикорскому, известного тем, что 4 августа 1920 года под Млавой приказал расстрелять 199 пленных красноармейцев.

Вот такая она — британская и французская демократия: без всяких выборов, просто назначили руководителей Польши. Уже в ноябре 1939 года «правительство» Польши в Париже объявило войну СССР — про это теперь в Польше вспоминать не любят.

Польский маршал, решивший стать то ли антигитлеровским подпольщиком, то ли прогитлеровским президентом.

Вручение знамени 30 легкому артиллерийскому полку из Бреста в аэропорту Замоча 17 июля 1938 года. Маршал Эдуард Смиглы-Рыдз вручает командиру полка знамя.

Как военнослужащий, маршал Рыдз-Смиглы был интернирован в Румынии, но он попросил, чтобы его не помещали в лагерь для военнопленных, так как там польские офицеры могли очень ощутимо его «отблагодарить» за руководство армией во время войны. Его поселили на вилле премьер-министра Румынии, но оттуда он через год сбежал в Венгрию, которая уже была союзником Гитлера, но его там не тронули. Дальше в его официальной биографии пишут, что в октябре 1941 года он тайно пробрался в Варшаву, где решил начать подпольную борьбу, но умер от инфаркта 2 декабря 1941 года. Как-то не очень вяжется, что человек, имевший под своим командованием целую армию и трусливо её бросивший, вдруг отважно пробрался на оккупированную территорию, где все знают его в лицо, и стал единственным в мире маршалом-подпольщиком.

Целый ряд польских историков утверждают, что на самом деле он собирался создать марионеточное польское правительство, а затем и польскую армию, воюющую вместе с Гитлером против СССР. Вряд ли немцы, которые тогда стояли под Москвой, нуждались в польском правительстве и даже в польской армии под командованием такого «выдающегося» полководца, но была сфера, где он мог быть полезен Третьему рейху.

Охранял маршала бывший ротмистр 10-го уланского полка Чеслав Шадковский. Он же вместе с тремя другими польскими офицерами был переброшен немцами через линию фронта возле Харькова. Сохранился рапорт немецкого лейтенанта абвера Зааля про это. Поляки сразу сдались и сообщили советским властям, что они бежали от немцев и просят направить их в польскую армию генерала Андерса, которая формировалась в то время в СССР в городе Бузулук. При встречи с генералом Андерсом Чеслав Шадковский заявил, что его прислал маршал Рыдз-Смиглы, и он предлагает ему, как только польская армия отправится на советско-германский фронт, перейти на сторону немцев и открыть фронт. В этом случае она станет основой вооруженных сил новой Польши, дружественной Третьему рейху. В доказательство своих слов он дал кусок мыла, в котором была фотоплёнка с прикрепленной к ней ниткой. Достаточно было дернуть за нитку и фотоплёнка засвечивалась. На ней, по словам Шадковского, было личное послание маршала Рыдз-Смиглого. Через день Шадковский был арестован, и его дальнейшая судьба неизвестна.

История выглядит правдоподобной, если учесть пронацистские и русофобские взгляды маршала.

«Если немец остается нашим противником, он всё же вместе с тем европеец и человек порядка, в то время как русские для поляков — сила варварская, азиатская, разрушительная и разлагающая стихия, любой контакт с которой обернется злом, а любой компромисс является самоубийством», — заявил маршал французскому послу еще в мае 1939 года.

К тому же становится понятным, почему Сталин не препятствовал уходу армии Андерса из СССР.

Фальшивка Геббельса о совместном параде в Бресте используется 80 лет

Встреча советских и немецких войск в Бресте, 1939 год.

Польский народ не только в армию не рвался, но и под пули старался не лезть. Защищая свою страну от немцев, погибло около 66 тысяч поляков, 450 тысяч сдались в плен немецкой армии, 250 тысяч — советской, 1300 — словацкой армии. Немцы потеряли убитыми меньше 17 тысяч.

При этом за освобождение Польши в 1944-45 годах отдали свои жизни 600 тысяч советских солдат, памятники которым сейчас сносят в этой стране. Как известно, советские войска месяц обороняли Брестскую крепость в окружении в 1941 году, а польские войска начали оборонять её 14 сентября 1939 года, а покинули, многие переодевшись в гражданскую одежду, в ночь на 17 сентября, то есть, ещё до вступления Красной армии в Польшу.

Общественность, назвавшая сама себя демократической, вот уже более 80 лет по любому поводу и без всякого повода обожает вспоминать про так называемый «совместный парад советских и немецких войск в Бресте в 1939 году».

Так вот: такого парада не было — об этом свидетельствует сохранившийся в Федеральном архиве Германии официальный документ под названием «Договоренность с советскими офицерами о передаче Брест-Литовска», подписанный немецким полковником Нерингом и советским капитаном Губановым. В нем записано, что 22 сентября 1939 года в 14 часов будет der Vorbeimarsch (совместный марш), a не die Parade (парад). Но и его не было.

Немецкие кинооператоры и фотографы Вальтер Френц и Зепп Альгайер во время польской кампании, 1939 год.

На самом деле незадолго до этих событий в Брест прибыла киносъемочная группа из ведомства доктора Геббельса, которой специально было поручено снять совместный парад. Польша уже была разбита, но Германия находилась в состоянии войны с Британией и Францией и тогда ещё Германия надеялась заключить с ними мир. В связи с этим важно было показать, что СССР якобы фактический союзник Германии. Поэтому, когда в Брест 20 сентября 1939 года прибыла советская 29-я танковая бригада под командованием комбрига Семена Кривошеина, командир немецкого 19-армейского корпуса генерал танковых войск Гейнц Гудериан сразу предложил провести совместный парад, ссылаясь на договоренности вышестоящего командования. Про договоренности он, очевидно, врал: советские и немецкие генералы не общались до этого напрямую, но Кривошеин об этом не знал. Однако Кривошеин заявил, что для парада нужна форма парадная, а она осталась далеко в тылу и, кроме того, если немецкие солдаты последние дни отдыхали в Бресте, то его непрерывно двигались на запад в полной боевой готовности и сильно устали. Тогда немцы записали совместный марш в вышеназванный документ о передаче Бреста.

Но и это сорвалось, о чём имеется запись в Журнале боевых действий 19 моторизованного корпуса от 22 сентября 1939 года.

«11.15 — прибыл командир находящейся на марше к Бресту русской танковой бригады — комбриг Кривошеин. Он принят командующим корпусом и начальником штаба. Во время разговора относительно сценария публичного мероприятия русский генерал выразил пожелание, чтобы его танки не принимали участия в торжественном прохождении, поскольку из-за этого их экипажи не будут иметь возможности увидеть марш немецких частей. Это пожелание вызвало соответствующие изменения во всем ходе церемонии; решено, что прохождения русских танковых частей не будет, но оркестр и экипажи танков займут места рядом с оркестром 20-й моторизованной дивизии напротив генералов принимающих парад», — говорится в документе.

советские танкисты напротив трибуны

Таким образом, советское участие в прохождении войск выразилось только в присутствии комбрига Кривошеина на трибуне, но, например, при параде на Красной площади в Москве на трибуне присутствуют военные атташе из десятков стран, маршировали по ней военные из США, Великобритании, Франции и Польши, но это не делает его совместным.

После того как немецкие войска прошли, под звуки немецкого гимна был спущен флаг Третьего рейха, а затем зазвучал советский гимн, и был поднят флаг СССР. Именно для этого присутствовал оркестр из восьми человек 29-й танковой бригады и ему стоило прийти хотя бы ради того, чтобы Кривошеин и советские танкисты, присутствовавшие в качестве зрителей, могли увидеть, как нацистские генералы отдают честь поднимающемуся красному флагу под звуки «Интернационала».

Советские танкисты напротив трибуны смотрят на прохождение немецких войск в Бресте, 1939 год

Нацистские кинооператоры, чтобы справиться с поставленной задачей, после того как сняли проезд немецкой техники, подождали когда в город войдут советские танки Т-26, которые приветствовали местные жители, сняли их и смонтировали две видеозаписи вместе. Все это вошло в немецкий пропагандистский киножурнал Deutsche Wochenschau № 473 от 27 сентября 1939 года, и отсутствие трибуны при проезде советских Т-26 там заметно, но даже в нём говорится не о параде, а о совместном прохождении войск. Упоминают там и о смене флагов, но, разумеется, её не показывают. Современные геббельсовцы назвали немецкое прохождение войск советско-нацистским парадом и радостно крутят нацистскую фальшивку десятилетия подряд.

Совместный советско-немецкий парад, возможно, и был, но не в 1939 году, а в 1944 году и не в Бресте, а в Москве. Немцы участвовали в нём в качестве военнопленных. После него наши союзники приняли участие в совместных парадах с нацистами в том же 1944 году в Риме и Париже. На них англо-американские солдаты маршировали с поднятыми руками под немецкой охраной. Выводить советских военнопленных на парады немцы не рискнули.

В истории Польши есть свое «Кровавое воскресенье»

Убитые немцы в Быдгощи, 1939 год.

То, что немцы захватили даже те территории и крупные города, которые им все равно надо было отдать через несколько дней СССР, — ещё одно доказательство того, что поляки яростного сопротивления не оказывали.

А то, что во всех протоколах о передаче этих территорий обязательно оговаривался запрет для немцев вывозить или уничтожать захваченное польское имущество, показывает, что никакими союзниками СССР и Германия не были.

В Польше самые почитаемые борцы с немцами в сентябре 1939 года — герои Вестерплатте. Их было 182 военнослужащих польской армии, которые с 1 по 7 сентября 1939 отбивали атаки немцев в укреплениях возле Данцига (теперь Гданьск), а потом сдались, хотя у них были вооружение, боеприпасы и продовольствие. За время обороны Польши герои Вестерплатте потеряли убитыми 15 человек, причём пятерых они расстреляли сами за то, что те хотели сдаться ещё 2 сентября. Сержант Казимеж Расинский знал все уничтоженные шифры и коды, но отказался сообщить их немцам и был расстрелян. Были среди поляков и настоящие герои. Из 182 поляков, начавших войну на Вестерплатте, до её конца дожили 158.

Сдавшиеся в плен 158 участников обороны Вестерплатте, 1939 год.

Именно польская армия совершила первое военное преступление во Второй мировой войне. Оно было совершено 3 и 4 сентября 1939 года в Бромберге (польское название Быдгощ) и получило название «Кровавое воскресенье». По официальной польской версии, в город были забросаны немецкие диверсанты, а польская армия и местное польское население их уничтожили. Однако бросается в глаза удивительно большое количество «диверсантов» — по разным оценкам от 700 до 1200 человек и то, что среди них были женщины и старики.

Убитые немцы в Быдгощи, 1939 год.

Бывший житель города Быдгощ Уго Расмус установил имена 358 убитых, и среди них 39 женщин и 55 пожилых людей, по национальности немцев. Была также сожжена протестантская церковь Мартина Лютера. В 2003 году директор Института истории в Быдгощи Влодзимеж Ястшембский признал, что местные поляки, огорченные поражением их армии, просто выместили свою злость на живущих в городе немцах.

9–10 сентября 1939 года немцы расстреляли в захваченном ими Бромберге семь тысяч поляков и евреев. Это зверство нацистов в современной Быдгощи вспоминают ежегодно, а вот про убитых за несколько дней до этого немцев поляки «забывают».

Все для Фронта Восточного, все для победы Гитлера

Музей Варшавского восстания.

Оккупированная немцами территория Польши была разделена на две части: Познанское, Поморское, Силезское, Лодзинское воеводство, а также части Келецкого и Варшавского воеводств вошли в Третий рейх, а остальные воеводства стали генерал-губернаторством.

В августе 1941 года в состав генерал-губернаторства был включен Львов с прилегающими территориями под названием «дистрикт Галиция». Таким образом, западные украинцы были снова отделены от своих сонародников. В Кракове действовал Украинский национальный комитет, но 1 июля 1941 года немцы его разогнали, а 15 руководителей расстреляли. Согласно одной версии — из-за провозглашения Бандерой независимости Украины, а согласно другой — из-за финансовых злоупотреблений. Хотя Варшава и вошла в состав генерал-губернаторства, но его столицей был Краков. Денежной единицей был злотый с надписями на банкнотах только на польском, была собственная таможенная служба.

Немецкие солдаты избивают евреев в районе Лодзи, 1939 год.

Генерал-губернаторство было важнейшим плацдармом для предстоящего нападения на СССР. В связи с этим до 31 марта 1941 года были восстановлены и построены 498 моста, отремонтированы и модернизированы 2,6 тысячи километров дорог и построены 400 километров новых, оборудованы 100 аэродромов и 50 посадочных площадок. Во всем этом принимали участие немецкие специалисты и инженерные войска, но основная работа была сделана силами 47 тысяч польских работников.

Польша, за 27 дней захваченная немецко-фашистской армией, стала с 1939 года важным производителем вооружения для гитлеровской армии. Варшавский оптический завод производил приборы для танков, военных самолетов, кораблей и подводных лодок. В Варшаве на заводе «Авиа» ежедневно изготовлялось 10 двигателей для самолетов, уже в 1941 году было сделано 20 тысяч взрывателей для авиабомб. Фирма «Объединение польских механиков из Америки» всю войну выпускало авиационное оборудование для Люфтваффе. Металлургические предприятия в Стальевой Воле и Страховицах отливали детали для артиллерии крупного калибра и танков. Химический завод «Борута» выпускал 22,5 тонны продукции в неделю. На заводе Зеленевского в Сосновце ежедневно изготовляли 400 гранат, а предприятия в Бендзине — 90 морских торпед. На оружейных заводах Радома только пистолетов Viz 35 было изготовлено 315 тысяч штук.

Если в январе 1941 года военные заказы получили 250 предприятий генерал-губернаторства, то в июне 1941 г. было уже 300 предприятий. В списке важнейших военных предприятий, составленном имперским министерством вооружений и боеприпасов 18 февраля 1941 года, также значатся 10 предприятий деревообделочной фирмы «Хобаг» в Черном Дунайце, Закопане, Горлице, Мушине, завод по производству взрывчатых веществ в Пенках, Островецкие металлургические и вагоностроительные заводы, авиационные заводы в Окенце, заводы фирмы «Филипс», авиазаводы Жешова и Мельца, текстильные фабрики Ченстоховы, заводы по производству боеприпасов в Скаржиско, радиотехнический, электротехнический и вагоностроительный заводы в Варшаве, Жирардовская мануфактура, Краковский кабельный завод.  2,8 миллиона поляков работало в Германии. Таким образом, укреплением вооруженных сил Третьего рейха, то есть пассивным сотрудничеством с оккупантами, были заняты миллионы поляков, не задававших себе вопроса: кого убивает оружие, которое они производят?

Соседские погромы как польский вклад в холокост

Немецкие солдаты и жители города Томашов-Мазовецкий смотрят как еврею отстригают пейсы, 1939 год.

Немало поляков сотрудничали с нацистами активно. Уже в марте 1941 года в административных структурах генерал-губернаторства служило 130 тысяч поляков. Принимали поляки участие и в уничтожении евреев. В селе Едвабно 10 июля 1941 года местные жители согнали в овин всех проживающих в селе 1,6 тысячи евреев и сожгли их заживо, поделив после этого их имущество. Этим поляки сильно удивили немецкие оккупационные власти, которые ещё только планировали отправку евреев в концлагерь. В 2002 году специальная комиссия польского правительства установила, что подобные случаи произошли ещё в 23 местах в захваченной немцами Польше.

Уничтожение евреев поляками документально изучено в книге «Города смерти. Соседские еврейские погромы в 1941-42 годах» польского историка Мирослава Тирчика. Он отмечает, что руководителями погромов были не какие-то асоциальные элементы, а местная элита: учителя (Райгруд, Щучин, Суховола), пограничники (Гонидз), полицейские (Райгруд, Гонидз), фармацевты и врачи (Радзилув, Суховола), почтальоны (Радзилув, Южис, Ющ), мэры и местные предприниматели (Едвабно, Ясоновка, Радзилув), католические священники (Радзилув, Осос, Гонидз, Ясоновка). Чтобы не беспокоить немцев, огнестрельное оружие применялось крайне редко. Только в Райгруде полицейский для экономии пуль построил десять еврейских детей в ряд и выстрелил последнему в затылок, но пуля до десятого ребёнка не долетела, и его закопали заживо. Для убийств в основном использовался самый разнообразный инструмент, даже пилы. Евреев сжигали живьём, топили в реках, озерах и дренажных каналах, закапывали в землю. Немцы фотографировали убитых евреев для нацистской пропаганды о том, что даже польские славяне-недочеловеки ненавидят евреев.

В современной Польше теперь утверждают, что убитые евреи были осведомителями НКВД и из-за их деятельности пострадали поляки, когда район Белостока входил в состав СССР в 1939-41 годах. Однако почему-то фамилии репрессированных нигде и никогда не называются, а самое главное то, что евреев убивали всех поголовно, и получается, что еврейские дети и младенцы тоже были агентами НКВД.

Последние в западной Европе еврейские погромы произошли в 1946 году, когда уже и Третий рейх ушел в историю. Борьбу фашистского Рейха с евреями продолжили в Польше. В городе Кельце в результате еврейского погрома погибли 47 человек, в том числе беременные женщины и дети. Был еврейский погром и в Кракове. В погромах снова принимали участие польские военнослужащие и полицейские.

Советские солдаты освобождают узников концлагеря Аушвиц (Освенцим), 1945 год.

Антисемитизм местного населения стал одной из причин того, что именно в Польше гитлеровские нацисты создали крупнейшие лагеря смерти — Аушвиц (польское название Освенцим), Треблинка, Майданек, Собибор, Белжец. Поляки в лагерях смерти находились по обеим сторонам колючей проволоки: и как заключенные, и как обслуживающий персонал. Именно польские надзиратели убили в 1942 году в Аушвице братьев Степана Бандеры — Александра и Василия. Бежавших из концлагерей местное население с удовольствием выдавало немцам.


Они сражались за Гитлера!

После захвата Польши немецкие нацисты объявили гуралей и кашубов — этнические группы поляков — отдельными народами немецкого происхождения. После этого их численность увеличилась. Но настоящий «демографический взрыв» произошёл среди фольксдойче — немцев, родившихся в Польше и не имевших гражданства Третьего рейха. Если до войны их было 90 тысяч, то уже к марту 1941 года — 180 тысяч поляков записались в немцы. И это без учёта тех, кого призвали в немецкую армию, и тех районов Польши, которые вошли непосредственно в состав рейха.

В 1941 году поляк получал по карточкам продукты на 700 килокалорий в день, еврей — на 400, а немец — на 2300. Было и ещё множество благ для немцев во всех сферах жизни, и поляки в 1939-41 годах массово становились немцами. Но вскоре выяснилось, что быть немцем означает не только хорошее снабжение, но и служба фюреру в окопах Второй мировой войны. Хотя были поляки, которые добровольно пошли на службу в СС. Есть информация о поляках, служивших в 3 танковой дивизии СС «Мёртвая голова», в 4-й полицейской гренадерской дивизии СС, в 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС «Богемия и Моравия» и в 32-й добровольческой гренадерской дивизии СС «30 января».

По оценкам большинства польских историков, в гитлеровском вермахте и СС воевало 375 тысяч поляков, российские называют цифру до 450 тысяч. При попадании в плен новоиспеченные немцы сразу же вспоминали, что они на самом деле поляки. Так, в советском плену, по официальным данным НКВД СССР, побывало 60277 поляков. Только британской армией и только в северо-западной Европе было взято в плен 68693 поляка, при этом 56630 из них были зачислены на службу во 2-й Польский корпус — так теперь называлась сформированная в СССР армия Андерса.

Десятки тысяч поляков начинали войну, защищая родину от немцев, затем служили в армии Гитлера, а в конце войны — в составе войск Антигитлеровской коалиции.

«Святой крест» помогает свастике.

Бригада «Святого креста» на параде, 1945г.

Воевали на стороне гитлеровских нацистов и чисто польские подразделения. Самое крупное и известное из них — бригада «Святой крест». Интересно, что создана она была из бойцов Национальных вооруженных сил (НВС) — подпольной структуры, организованной для освобождения Польши от нацистской оккупации. Однако борьбу с немцами они не вели, так как «копили силы для решающей битвы». Большинство бойцов НВС были яростные антисемиты и антикоммунисты. Поэтому после сообщений о разгроме немецких войск в Сталинграде и на Курской дуге они пришли к выводу, что поражение нацистской Германии неизбежно, а следовательно главным врагом становится СССР. В связи с этим бойцы НВС решили уничтожить партизанские отряды Гвардии Людовой, которые получали военную помощь из СССР и в чьих рядах было много коммунистов. Используя фактор внезапности, бойцы НВС начали предательски их атаковать летом 1943 года. Было уничтожено три партизанских отряда Гвардии Людовой.

Так как партизаны Гвардии Людовой, в отличие от НВС, воевали против фашистских оккупантов уже с лета 1942 года , то деятельность НВС заслужила одобрение немецких властей и началось сотрудничество. Сначала НВС снабжала немцев информацией о местах дислокации отрядов коммунистических партизан Гвардии Людовой, которые они не могли уничтожить. Затем стала получать от немцев в благодарность продовольствие, а позже — оружие и боеприпасы. Впрочем, польские нацисты бригады «Святой крест» убивали не только поляков. Узнав о совершенной украинскими бандеровцами Волынской резне, польские нацисты 6 июня 1944 года уничтожили всех жителей украинского села Верховина в бывшем Люблинском воеводстве. Было убито 45 мужчин и 149 женщин и детей.

В апреле 1944 года Национальные вооруженные силы раскололись, и большая их часть вошла в состав Армии Крайовой (AK), подчиняющейся польскому правительству в Лондоне. Оставшиеся структуры создали в августе 1944 года бригаду «Святого креста» (БСК). Командиром бригады был полковник кавалерии Антоний Шацкий, а среди офицеров штаба было как минимум три агента гестапо: Губерт Юра, Отомар Вавшкович и Виктор Гостомский. Впрочем, вскоре в штабе появился и официальный представитель гестапо — гауптштурмфюрер СС Пауль Фукс с немецкими связистами.

Первоначально польская бригада  «Святого креста» помогала фашистам уничтожать оставшихся евреев, также она устраивала облавы в лесах. 8 сентября 1944 года было уничтожено под Жомбецем советско-польское партизанское соединение. В бою погибли 55 польских и советских бойцов, взято в плен 72 советских партизана и 32 — из Армии Людовой. 70 наших были расстреляны, двое бежали. Были расстреляны и трое поляков, а остальные перешли на службу в бригаду. Поляки уничтожили несколько разведывательных групп Советской армии, как минимум пять советских офицеров было убито.

С декабря 1944 года бригада «Святого креста» открыто подчинялась СС и находилась на его полном обеспечении, но с приближением Советской армии была в оперативном подчинении 59-го армейского корпуса. В январе 1945 года бригада «Святого креста» вступила в бой с нашими войсками, понесла большие потери и отступила на оккупированную немецкими фашистами территорию Чехии.

Там бригада пополнила свою численность за счёт польских коллаборационистов, бежавших в Чехию вместе с немцами, и довела её состав до 1417 человек. В Чехии БСК занималась охраной немецких коммуникаций и борьбой с партизанами и советскими разведывательными группами. 100 бойцов были отправлены в немецкие разведшколы. После обучения 30 из них самолетами, а 50 по суше через линию фронта были заброшены в составе семи разведывательно-диверсионных групп в Польшу в тыл Советской армии. Подавляющее большинство из них было обнаружено, захвачено в плен или уничтожено.

Исход войны был уже ясен и 5 мая 1945 года, БСК перестала выполнять немецкие приказы и двинулась на запад к американцам. По дороге на запад бригада  «Святого креста» внезапно напала на филиал немецкого концентрационного лагеря Флоссенбюрг в Голишове. Немцы не ожидали такого вероломства от своих карателей, поэтому поляки захватили 215 охранников, потеряв всего двоих ранеными, и освободили около 700 заключенных из которых 167 были из Польши. На следующий день пленных эсэсовцев передали 3-й американской армии, а её командованию наврали, что они подразделение Армии Крайовой и принимали участие в Варшавском восстании. Американское командование включило БСК в состав своей 2-й пехотной дивизии.

Сейчас в Польше постоянно с восторгом пишут про то, как «бойцы бригады «Святого креста» освободили вместе с американской армией чешский город Пльзень от нацистов». Вот только произошло это «освобождение» 8 мая, когда на Западном фронте немцы уже сопротивления не оказывали, а при встрече с американцами не сражались, а сдавались. Во всяком случае никакой информации о боях по освобождению города и о потерях поляков или американцев обнаружить не удалось.

Американцы, разумеется, скоро узнали, кто на самом деле их новые союзники, но, учитывая их борьбу с польскими партизанами-коммунистами и советскими бойцами, не только не расформировали, но даже не разоружили. БСК была размещена в пяти селах, где проживали судетские немцы. Однако 30 июля 1945 года в британской газете News Chronicle появилась статья под названием «Польские фашисты правят пятью чешскими деревнями».

«Хотя трудно в это поверить, 1500 вооруженных поляков из пресловутой фашистской подпольной армии НВС фактически оккупируют пять деревень, населенных немцами в районе Бехмервальд, в 35 милях к западу от Пльзени», — говорилось в статье.

Автором статьи был поляк Стефан Литауэр, который посетил бригаду под видом представителя Армии Крайовой. Журналиста, разумеется, сразу же объявили советским агентом и, конечно, без всяких доказательств — совсем как сейчас. Однако 6 августа 1945 года бригаду «Святого креста» срочно расформировали.

США отказали в выдаче польских нацистов СССР и новому правительству Польши. Их перевезли в американскую оккупационную зону в Германии и использовали как охрану лагерей для пленных эсэсовцев. Затем часть из них была заброшена в Польшу для выполнения заданий американской разведки, где они и получили справедливое возмездие. Позже часть из бывших бойцов БСК остались жить в Западной Европе, но большинство перебралось в США. Командир — полковник Антоний Шацкий — умер в штате Калифорния 2 июля 1992 года.

В современной Польше, которая называет себя демократической, восхваление бывших подчиненных рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера происходит на самом высоком государственном уровне. 15 сентября 2017 года польский парламент принял постановление «О праздновании 75-й годовщины создания Национальных вооруженных сил». Приняли его депутаты единогласно и стоя, под бурные аплодисменты.

«Солдаты Национальных вооруженных сил боролись за независимость Речи Посполитой одинаково как с немецкими, так и с советскими оккупантами, — говорится в постановлении. — Солдаты НВС никогда не соглашались с завоеванием Советским Союзом и навязыванием Польше коммунистической власти. Некоторые из них в бригаде «Святого Креста» прорвались на Запад. Солдаты НВС заплатили за верность идее независимости самую высокую цену. Их мучили и убивали коммунистические мучители, и захоронения многих из них до сих пор остаются неизвестными. В 75-летие НВС Сейм Республики Польша признаёт, что это подразделение хорошо служило родине».

17 февраля 2018 премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, находясь с официальным визитом в Германии, возложил венок и зажег свечу на могилах бойцов БСК. 11 августа 2019 года под патронатом президента Польши Анджея Дуды состоялось торжественное празднование 75-летия образования БСК, в котором приняли участие вице-спикер Сейма Малгожата Госевская и депутаты Сената и Сейма.

На торжество пригласили и главного равина Польши Михаэля Шудриха, а в ответ получили от него неожиданное письмо.

«Организация таких церемоний оскорбляет память всех польских граждан, погибших в борьбе с гитлеровской Германией, — написал Шудрих. — Я воспринимаю приглашение принять в них участие как личное оскорбление».

Интересно, что возмущение пришло даже от украинских националистов. Историк и журналист Олег Стецишин написал, что в Польше проходят такие мероприятия, и в то же время посол Польши на Украине Бартош Цихоцкий заявляет о запрете на въезд в его страну украинцам, прославляющим дивизию СС «Галичина». Тут редчайший случай, когда с бандеровцами трудно не согласиться.

Действительно, БСК ни чем не лучше, чем дивизия СС «Галичина». Разница между ними, наверное, только в том, что польские нацисты убивали поляков в лесах, а украинские — сжигали прямо в костелах. Подробнее об этом можно прочитать в статье Федерального агентства новостей «Дивизия СС «Галичина: безжалостные каратели и герои Украины».

Синяя полиция на службе у коричневой власти

Очевидно, скоро начнётся в Польше возвеличивание 107-го и 202-го полицейских батальонов, составленных из поляков. Они тоже «борцы против советской оккупации», ведь в 1943-44 годах они в составе СС проводили карательные акции против советских партизан, белорусского и украинского населения.

А самой массовой структурой польских коллаборационистов была вспомогательная полиция генерал-губернаторства, или как её называли — Синяя полиция, набранная из довоенных полицейских. Её численность достигала 16 тысяч человек. Кроме борьбы с уголовной преступностью Синяя полиция занималась также борьбой с партизанами и подпольщиками. Особенно большую помощь оккупантам они оказали в выявлении и уничтожении евреев. Так, охрану периметра Варшавского гетто почти до самой его ликвидации осуществляла именно польская полиция. В немецких трофейных документах описаны 14 случаев, когда полицейские по собственной инициативе расстреляли евреев. Из 10 тысяч бывших полицейских, проходивших проверку после войны, хоть какое-то уголовное наказание понесли только около 2600, а многие продолжили полицейскую службу в новой Польше. Польские историки объясняют это тем, что чуть ли не 30% полицейских сотрудничали с подпольем. Но даже если это так, во что трудно поверить, цифры всё равно не сходятся.

Армия Крайова и её бескрайний террор

Если НВС и БСК восхваляются в Польше на самом высоком государственном уровне, то вокруг Армии Крайовой в современной Польше создан настоящий культ. После отстранения коммунистов от власти по всей стране ей установлено множество памятников, открыты музеи, снимаются фильмы. Эта подпольная армия действительно проводила партизанскую борьбу против немецких войск, но при этом Советскую армию она считала таким же врагом, как и вермахт.

«Битва за Сталинград приобретает историческое значение, — написано в Информационном бюллетене АК от 1 октября 1942 года. — Очень важно и то, что колоссальная битва «на великой реке» затягивается. В ней взаимно уничтожают себя две самые крупные силы зла».

В свою очередь Иосиф Сталин 3 августа 1944 года на встрече с польским премьер-министром в изгнании Станиславом Миколайчиком раскритиковал Армию Крайову.

«Борьбы с немцами она не ведёт, — заявил глава СССР. — Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают 10 поляков. Наши войска встретили под Ковелем две дивизии этой армии, но, когда наши войска подошли к ним, оказалось, что они не могут драться с немцами, так как у них нет вооружения. Отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские».

Не гнушалась армия и военными преступлениями. В Польше любят вспоминать Волынскую резню, устроенную бандеровцами, в результате которой погибло до 60 тысяч поляков, а то, что их нынешние национальные герои — Армия Крайовав ответ устроили массовые убийства украинцев, почти никто не знает. Самые известные подобные деяния АК произошли 10 марта 1944 года, когда в селе Сахрынь, где были убиты по разным подсчетам от 700 до 1300 украинцев, и 1–3 марта 1945 года в селе Павлокома, где зарезали 366 человек. Всего бойцы Армии Крайовой убили около 15 тысяч украинцев и сожгли 11 сёл. Справедливости ради, надо признать, что среди погибших были и бандеровцы, и солдаты дивизии СС «Галичина», и активисты ОУН (запрещена в РФ).

Массовые убийства мирного населения Армия Крайова проводила и в западной Белоруссии. Особою ненависть там вызывали православные священники.

«Грабят и убивают только белорусов, но не поляков, — отмечают даже немцы в отчете Барановичского гебитскомиссариата о действиях Армии Крайовой. — Ни с одним ксендзом ничего не случилось. Тогда как множество православных священников-белорусов было зверски убито вместе с семьями или же изувечено и ограблено».

В книге белорусских историков Ермаловича и Жумаря «Огнём и мечом: Хроника польского националистического подполья в Белоруссии» раскрываются подробности этих преступлений.

«В 1943 году в приходе Турейск Щучинского района был замучен священник Иван Аляхнович вместе с матушкой, — сообщают авторы. — Аковцы отрезали им уши, носы, выкололи глаза, матушке отрезали груди, а раны жгли огнём. Новый священник, отец Василий, назначенный на этот приход, был зверски замучен на третий день после приезда в Турейск. Близ Новогрудка был сожжен живьем иеромонах Лукаш. В местечке Крева аковцы расправились со священником М. Леванчуком и его дочерью и племянницей, работавших учительницами в местной белорусской школе, за то, что они посмели отпевать убитых белорусов, а также за его выступления в защиту белорусского языка и образования».

С 1943 года Армия Крайова начинает сворачивать борьбу с немцами, её основными врагами становятся советские партизаны и разведывательные группы. Начинается активное сотрудничество Армии Крайовой с немецкими нацистами, в первую очередь с СС и гестапо. Таких случаев известно десятки. Вот, например, документ «Об отношении к немецким властям и вооруженным силам», принятый 05.05.1943 года подпольным формированием «Гренадеры», являвшимся составной частью Армии Крайова на территории Барановичей.

«Стараться любой ценой быть в наилучших отношениях с немецким командованием, — говорится в его тексте. — Так как немцы враждебно относятся к коммунистам, мы должны использовать это. Называя коммунистами всех белорусских народных деятелей, которые всегда были и теперь являются серьезными врагами поляков. Пусть их бьют немцы, а мы будем как бы проявлять сочувствие невинным жертвам. Белорусы никогда не смогут этого понять. Это народ тёмный, особенно политически. Через своих людей надо просить полицию и немцев жечь белорусские деревни под предлогом, что они помогают партизанам».

И это было не самовольство отдельных командиров, а продуманная политика геноцида украинцев и белорусов с целью помещать возвращению западных областей Белоруссии и Украины в состав СССР.

«Целью польских легионов является освобождение Западной Белоруссии от большевизма, — говорится в директиве командования Армии Крайовой от 14 мая 1943 года своим формированиям в Белоруссии. — Каждый поляк должен помнить, что белорусы – это враги польского народа. Поляки должны всеми способами компрометировать белорусов перед немцами, добиваться арестов белорусов для того, чтобы потери белорусов были наибольшими».

Сотрудничество Армия Крайова с нацистами подтверждается и стенограммой совещания в Минске 14 марта 1944 года у рейхскомиссара генерального округа Белоруссия группенфюрера СС Курта фон Готтберга.

«Три польские банды перешли на сторону вермахта и вовсю бьют красных», — заявил он

В 1943 году бойцы Армия Крайова убили и ограбили 30 белорусов в Дуниловичском районе, советским партизанам они сказали, что это гитлеровские пособники, а немцам — что это «сталинские бандиты». В Белоруссии счёт убитым Армией Крайовой мирным жителям, как и на Украине, шёл на тысячи.

Командир Столбцовского соединения Армия Крайова Адольф Пильха (позывной «Гуры») в своих мемуарах пишет, что с декабря 1943 по июнь 1944 года он и его люди убили шесть тысяч «сочувствующих большевикам и родственников тех, кто ушел в Красную армию». В Лидском районе бойцы Армии Крайовой только в 1943 году убили около 1,2 тысячи жителей, а в следующем году — ещё две тысячи человек.

Должна ли Советская армия помогать антисоветскому восстанию.

Руководитель восстания генерал Коморовский пожимает руку обергруппенфюреру СС фон дем Бах-Зелевски после капитуляции.

Самый крупной акцией Армии Краёвой стало Варшавское восстание, которое началось 1 августа 1944 года. В честь него открыт музей площадью более трех тысяч квадратных метров, который был построен за четыре месяца круглосуточной работы к 60-летию восстания. Я посетил этот музей и должен признать — он производит впечатление своими размерами, оформлением и эффектами. Достаточно сказать, что аудиогиды там на 25 языках — от македонского до индонезийского, а самый большой экспонат — американский бомбардировщик В-24 Liberator.

Аудиогид рассказывает, сколько и каких грузов сбросили американцы восставшим, но скромно умалчивает, что грузы доставляли всего один раз18 сентября 1944 года, и сбитый тогда и заботливо восстановленный десятилетия спустя бомбардировщик был единственной потерей американских ВВС.

Ввиду того, что советские ВВС доставили военных грузов для повстанцев значительно больше, чем американские, аудиогид их количество не сообщает. Зато сообщает, что советские летчики сбрасывали грузы со значительно большей высоты, чем американцы, и почти все это попало к немцам. В действительности всё было с точностью до наоборот, но мало кто будет это проверять после посещения музея. Зато каждый запомнит огромный американский бомбардировщик в музейном зале, а значит, запомнит, что американцы помогали восставшей Варшаве и всегда были лучшими друзьями Польши.

С фактами в музее обращаются, мягко говоря, очень своеобразно. Немецкие потери в живой силе завышены в 5,5 раза — 17 тысяч убитых вместо трёх тысяч немцев, а в бронетехнике почти в 100 раз — 290 бронемашин вместо трёх.

Правду аудиогид говорит один раз: на 86-й точке осмотра, перед портретами Сталина, Рузвельта и Черчилля на Тегеранской конференции, сообщается, что именно там было принято решение, что после изгнания немцев из Польши власть там будет передана не эмигрантскому правительству из Лондона, а будут проведены новые выборы под контролем СССР. Так что главная цель восстания — передача власти в Варшаве наследникам властей Второй Речи Посполитой — была недостижима изначально при любом исходе восстания.

Англичане и американцы, в отличие от СССР, знали о готовящемся восстании, однако не сообщили полякам о его обреченности, обрекая на гибель 15 тысяч повстанцев и около 120 тысяч мирных жителей Варшавы. Не зря же так и не была переброшена в Варшаву из Англии польская парашютная бригада, но нынешние польские власти никаких претензий к Лондону и Вашингтону не выдвигают. Там же, в Тегеране, Британия и США признали вхождение Западных Белоруссии и Украины в состав СССР, и, таким образом, зверства бойцов Армии Краёвой (Кровавой) в этих региона были бессмысленны.

Зато пока посетитель музея дойдет до 86-й точки, он десятки раз услышит, как «преступный советский режим» хотел завоевать Польшу, поэтому специально не оказывал помощь восстанию. Интересная логика у польских историков: оказывается, СССР должен был оказывать помощь восстанию, которое было направлено против него, что не скрывали его организаторы и руководители акции. Хотя даже в этих условиях — кое-какая помощь все же была оказана.

Варшавское восстание

Вопреки здравому смыслу в польских учебниках истории пишут, что восстание в Варшаве было успешным, так как задержало наступление Советской армии, и она смогла взять под свой контроль меньшие территории в Европе. Это очередная ложь: границы зон влияния в Европе главных стран антигитлеровской коалиции были определены заранее на Тегеранской конференции, и восстание никак не могло их изменить.

О том, что представляли собой участники восстания, свидетельствует донесение лейтенанта Ивана Колоса (позывной «Олег»), посланного для связи в штаб Армии Крайовой. Документ опубликован в статье «Патриоты и каратели в одной шкуре» 14 февраля 2017 года.

«Боевая подпольная организация Армии Крайовой, так называемая ПКБ, проводила ярко выраженную националистическую политику, — заявил Колосов. — Всё украинское население, оставшееся в городе, было вырезано или расстреляно. Силами ПКБ также были уничтожены остатки евреев, которых не успели уничтожить немцы. ПКБ проводила специальные облавы на русских военнопленных, вырвавшихся из немецкого плена». И при этом сегодня в Польше продолжают возмущаться тем, что Советская армия ценою жизни своих солдат не спасла от разгрома такого «замечательного союзника».

Бойцы Войска Польского в бою на окраине Варшавы, 1944 год.

Армии Крайовой, чья эмблема украшает огромное здание музея, совершила тогда в Варшаве очередную подлость. Её командующий, генерал дивизии Тадеуш Коморовский, на переговорах о капитуляции договорился с немцами о том, что все бойцы Армии Крайовой после сдачи получат статус военнопленных, а вот о таком же статусе для бойцов Армии Людовой, которые пришли ему на помощь, он договариваться не стал. Пришлось им, чтобы избежать расстрела, с большими потерями прорываться сквозь немецкое окружение.

Какая оккупация лучше: немецкая или «советская».

Солдаты устанавливают указатели на новой польско-немецкой границе по реке Одер, 1945 год.

В современной Польше все СМИ как аксиому повторяют, что Третий рейх напал на их страну 1 сентября 1939 года, а СССР — 17 сентября. Это же записано и во всех польских учебниках по истории. При этом никто из поляков не может ответить на несколько вопросов. Почему же Красная армия не наносила бомбовые удары авиацией перед началом наступления? Артиллерию использовала только при крайне редких случаях сопротивления. Почему Британия и Франция объявили войну Германии, а СССР — нет? Они же в 1943 году вместе с США признали новые границы СССР. Наверное, потому, что это действительно было взятие под защиту украинского и белорусского народов, а не агрессия. Польские историки, осуждающие «советское вторжение», тем самым считают, что было бы лучше, если бы вышеназванные народы находились под нацистской оккупацией на два года дольше.

Нет более проклинаемого в современной Польше политика ХХ века, чем Иосиф Сталин: иначе как «кровавый диктатор» его и не называют. Между тем, именно Сталин добился в 1945 году, чтобы западная граница Польши проходила по Одеру и Нейсе. Против этого были руководители США и Британии, то есть, сегодняшние союзники по НАТО, и, если бы они добились своего, то Польша сегодня была бы значительно меньше.

В 1946 году по указанию Сталина состоялся обмен населением: из Польши в СССР прибыло 518 тысяч украинцев, а туда выехали 1090 поляков. Страшно и подумать, что бы происходило сейчас на Украине и в Польше, если бы там остались эти национальные меньшинства и какие были бы отношения этих стран друг с другом.

В центре Варшавы стоит сталинская высотка, как подарок польскому народу, построенная на советские деньги советскими строителями в 1952-55 годах. А что подарили Польше американские президенты в честь которых названы многие улицы Варшавы, поляки сказать не могут.

Сегодня в Польше принято ставить знак равенства между тем, какой режим был в Польше в 1939-45 годах и в 1945-89 годах. В СМИ и учебниках так и пишут «одна оккупация сменила другую», «на смену нацистской оккупации пришла советская», а значит, никакого освобождения Польши Советской армией не было. Если следовать этой логике, то получается, что жизнь в Польской Народной Республике была примерно такой же, как в генерал-губернаторстве: работали лагеря смерти, где массово убивали поляков, все руководящие должности занимали только русские, а на входах в рестораны, на вагонах поездов и трамваев висели таблички «Только для граждан СССР».

На самом деле социалистическая Польша была абсолютно независимая в своей внутренней политике: там, например, не проводилась коллективизация, а во внешней политике она была зависима от СССР не более, чем сейчас от США. Нынешнюю «независимость» Польши очень образно описал в июне 2014 года её министр иностранных дел Радослав Сикорский в разговоре с министром финансов Яцеком Ростковским.

«Мы … у американцев как фраера. Последние фраера», — заявил он.

Интересно, что одновременно с очернением России польские власти всячески подчеркивают свою дружбу с Украиной, где новые национальные герои — Степан Бандера, Роман Шухевич, бойцы дивизии СС «Галичина», известные своим участием в массовых убийствах поляков. Поляки делают вид, что верят брехне Киева о том, что Украина воюет с Россией.

«Вице-маршал (заместитель председателя) Малгожата Госевская почтила память украинских солдат, погибших на украино-российской войне», — сообщается на официальном сайте польского Сейма (парламента) от 24 февраля 2020 года.

Произошло это во время официального визита во Львов.

Жители польского города Познань приветствуют советских танкистов, 1945 год.

Тем не менее большинство польского народа не верит лжи официальных властей. Согласно опросу, который с 6 по 11 февраля 2020 года проводился в Польше французской компанией IFop, из 1000 поляков 650 благодарны Советской армии за освобождение.

Автор: Владимир Тулин

Русско-японская война 1904-1905 годов
Швейная машина Зингер в России

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*