Пятница , 24 Ноябрь 2017
Домой / Новое время в истории / Как был побеждён ИГИЛ XIX века.

Как был побеждён ИГИЛ XIX века.

Памяти князя Александра Ивановича Барятинского (1815 -1879 ).

Человек, ясно понимающий ход истории.

В нынешнем году мы отмечаем 200-летие начала Кавказской войны (1817–1864 г.г.).

Кавказская война была самой долгой в истории России, и длилась больше 50 лет. Сегодня, как 200 лет назад горел Кавказ, горит Ближний Восток, где религиозные фанатики ИГИЛ бросили вызов всему человечеству, следует обратить свои взоры к фактам истории и вспомнить тех, кто знал , как победить мюредизм и спасти народ от уничтожения, а Родину от гибели. Именно таким человеком был князь Александр Барятинский — настоящий патриот России, гениальный стратег и воин, одержавший Победу на Кавказе.

Человек чести в самом высоком, подлинном смысле этого слова, который смог остановить Кавказскую войну, пленил имама Шамиля, спас нашу Родину от большой религиозной войны. Князь Барятинский безоговорочно победил в той, самой длинной в истории России, опаснейшей войне на Кавказе, он сделал то, что до него не удавалось никому почти 40 лет, прежде всего потому, что понял душу горцев, и их обычаи, глубоко изучил ислам, постиг глубинную природу мюридизма, который тогда был пугающей загадкой для всех, примерно как и сегодня ИГИЛ.

Князь Барятинский – командующий экспедиционной, десантной русской армией,  храбрый солдат и одновременно философ, геополитик, этнограф, с личной библиотекой в 50 тысяч томов.

О Шамиле, которого князь Борятинский победил и пленил, написаны десятки книг и столько же снято фильмов. Шамиль известен всем, а о победителе Шамиля русском князе Александре Барятинском знают немногие.

Говорят, что человек, ясно понимающий ход истории не 200 лет спустя, как мы сейчас, а сразу, в реальном времени, рождается один раз в столетие. Александр Барятинский, несомненно, был этим человеком. Сегодня нам так необходимо его, Барятинского, понимание Кавказа, Османской империи, и мусульманского мира. Его таинственная способность побеждать вчистую – и при этом не уничтожать побежденного, вчерашнего опаснейшего врага, а, наоборот, сделать его своим личным другом, и другом России.

Есть вопросы жизни и смерти, а есть вопросы судьбы, предназначения. И они, как свидетельствует история, обычно важнее и жизни, и смерти. Если же человек пытается отказаться, уйти от своего предназначения, то за это придется дорого заплатить…

Его судьба – это история кровавых сражений в самых ключевых, самых трагических точках российской истории XIX века. Но ещё важнее, его умение стратегически мыслить, его понимание тайных пружин геополитики, знание сути Кавказа, восточной души и исторического пути славянства.

Александр Барятинский  Рюрикович в двадцатом поколении, наследник древнейшего рода, давшего миру несколько святых, в том числе святого равноапостольного князя Владимира и святого благоверного князя Михаила Черниговского.

Сначала история любви князя Барятинского. Поразительно, но на самых главных этапах жизни именно любовь к женщине меняла его судьбу, а через него, в какой-то степени, и судьбу России. Из-за несчастной любви в 19 лет он первый раз отправился воевать на Кавказ. Из-за нежелания связать свою жизнь с нелюбимой женщиной через 15 лет он отказался от огромного наследства, ещё через 15 лет ради того, чтобы остаться, наконец, с женщиной любимой княгиней Марией Владимировной Барятинской, он отказался от всего, чего достиг кровью, трудом и талантом, оставил и свой пост властителя Кавказа, и жезл фельдмаршала.

Княгиня Мария Владимировна Барятинская — одна из самых известных жительниц Ялты рубежа XIX – XX веков.

Александр был старшим сыном в семье, в десять лет потерял отца, и значит, ещё до совершеннолетия стал богатейшим наследником огромных земель и 35 тысяч крепостных. Высокий, атлетически сложенный, белокурый, блестяще образованный… В курском дворянском собрании его семью так и назвали – «эти красивые Барятинские». Словом, завидный жених, любая красавица в стране сочла бы за счастье принять его предложение. Но надо же было ему выбрать ту единственную девушку империи, которая была ему не ровня, слишком знатна. В 19 лет он влюблён в дочь императора Николая I, Марию, и великая княжна отвечает ему взаимностью.

Только в сказках светлый витязь, спасая страну, получает в жёны царскую дочь и полцарства в придачу. Увы, его возлюбленная предназначена для королевича заморского, для династического брака, и, нетрудно догадаться, император не в восторге от этого, скорее всего платонического, но очень серьёзного романа. А если быть точным – он был в ярости.

Александру не было ещё 20 лет, он учится в гвардейской школе, и, надо же, удивительное совпадение, дружит и живёт в одной комнате с юнкером из древнего, но обедневшего рода, неким Михаилом Лермонтовым, широко известным в офицерской среде как автор… эротических стихов в духе Баркова и раннего Пушкина. Молодые люди в силу гусарских традиций их элитного учебного заведения «куролесят», разыгрывают своих высоких непосредственных начальников, лазают в окна к окрестным девушкам, подолгу сидят на гауптвахте. И всё бы ничего, обычное курсантское дело, но Михаил не нашёл ничего лучшего, как взять и вывести Александра в качестве героя одной из своих самых рискованных поэм – «Гошпиталь». Это несомненно, дошло до августейшей семьи и, скорее всего, стало для императора Николая I последней каплей и последним доводом в ответ на просьбы дочери Марии выдать её за князя Барятинского. Характер у юной Марии был крутой, отцу под стать, и если бы она узнала об история с поэмой, могла бы поставить крест на дальнейших отношениях. Не меньшей раной это история была и для матери князя Александра – Марии Барятинской, подруги императрицы Марии Фёдоровны. Александр после смерти любимого отца был старшим в семье, и мог вызвать Лермонтова на дуэль ещё за семь лет до его роковой дуэли. Александр и Михаил в тот момент, особых успехов в науках не показывали, из-за частых кутежей, но фехтовали и стреляли оба точно и отменно. Если бы Барятинский вызвал Лермонтова, страна бы не досчиталась или будущего великого поэта, или будущего фельдмаршала. И кто знает, может, иной была бы русская культура, история, итоги Кавказской войны и границы Российской империи, возможно, пролегли бы они не по реке Чорох и даже не по Тереку, а по Дону… Но судьба распорядилась иначе.

Далее… «Эта война – моя, а место моё и судьба – на Кавказе…»

Цель и смысл мюридизма

Русское милосердие воина против жестокого террора мюридизма

По материалам статьи

«Эта война – моя, а место мое и судьба – на Кавказе…»
Петр I вступил в Дербент

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*