Суббота , 18 Август 2018
Домой / Мир средневековья / История Великой Земли Тартарии

История Великой Земли Тартарии

Тартария (лат. Tartaria, фр. Tartarie, англ. Tartary, нем. Tartarei) — географический термин, использовавшийся в западноевропейской литературе и картографии в отношении обширных областей от Чёрного моря и Каспия до Тихого океана и до границ Китая и Индии. Использование термина Тартария прослеживается с XIII и вплоть до XIX века. На географических картах XIII — XIX веков мы находим названия «Великая Тартария», «Малая Тартария» в Причерноморье, «Китайская Тартария», «Вольная Тартария», «Казацкая Тартария»…

ВЕЛИКАЯ ТАРТАРИЯ называлась в древние времена ВЕЛИКОЙ СКИФИЕЮ. Великая Скифия простирается от Волги до границ Китая и Индии, от Скифского океана (Северно-Ледовитого океана) до Меотидского озера (Азовского моря) и Гирканского моря (Каспийского моря).

В III—XIII века у западно-европейских картграфов сформировался образ Центральной Азии как окружённой горами страны, расположенной поблизости от земного рая — территории арничной Гипербореи.

Довольно распространённым сравнением Тартарии и Веливой Скифии, и царства Гога и Магога было ещё древнеримских историков. Геграфическое название «Тартария» постепенно закрепилось за обширными землями бывшей Гипербореи — мистической и неизвестной для античной Европы территории, находящейся где-то на севере, где дует северный ветер Борей, за Уральскими горами.  Всё неизвестное и таинственное заселялось мифическими существами и страшными чудищаами, Гогом и Магогом, до которых добрался в своих походах сам Александр Македонский.

Смешение античных представлений западных европейцев о Гиперборее, и незнакомой и пугающей Великой Скифии и топонима Тартария определило долговременное (архетипическое) сходство Тартара и царство Гога и Магога. В сознании европейцев, которые никогда не различали народы, живущие в Великой Скифии на северо-востоке мира, называя их одним общим названием скифы, смешались новые и старые образы непонятных им народов в один зловещий образ Тартарии и тартар, живущих в фантастическом царстве Гога и Магога, великой Степи.

Цепочка ассоциаций Тартарии включала Гога и Магога, скифов, тартар, славян, которых часто смешивали с сарацинами. Факт родства Тартарии с Гогом и Магогом повторяет доминиканский миссионер Рикольдо да Монтекроче, в конце XIII века посетивший взятый монголами город Багдад.

Количество чудищ населяющих Тартарию на западно-европейских картах выросло в течение первой половины XIII века; в дальнейшем эта тенденция проявлялась и в литературе. Средневековые авторы не делали различий между мифом и реальностью: Тартарию населяли не только люди, но и разнообразные сказочные существа. Ярким примером были свидетельства Плано Карпини: в попытке рассказать историю тартар, автор так же тщательно описывал чудищ, населявших завоёванные ими страны, как и реальную жизнь монголов. Список, приведенный Карпини, включает немых, существ без суставов в ногах, кинокефалов, с пёсьими мордами и бычьими копытами, одноногих и одноруких людей и др. Плано Карпини описывает чучела, извергающие огонь, горы магнитов, притягивающих стрелы, грохот при восходе солнца, кинокефалы обитали на северо-востоке Тартарии и т.п. С Гогом и Магогом и людоедами на берегу Северного океана соседствуют кинокефалы у немецкого картографа Андреаса Вальспергера (XVвека). Путешественникам было очевидно, что подобные чудища и чудеса невозможно было увидеть на земле, поэтому их обителью были области неизвестной Тартарии. Сказочные образы обитателей Сибири сохранялись вплоть до Сигизмунда фон Герберштейна (XVI век)

В раннем средневековье существовала легенда («Романа об Александре») о походе Александра Македонского покорившего Индийское царство Тартар, и заперевшего в горах десять потерянных колен Израиля — исмаилитов и мадианитян, описанных в Ветхом Завете. Марко Поло в одном из рассказов утверждал, что видел побежденных Александром тартар  Общим местом было отождествление Тартар-монголов и евреев, возникшее ещё в IX веке и распространившееся ко времени монгольских завоеваний. Монголы оказывались потомками еврейских племён, изгнанных в Мидию ассирийским царём.

В результате этой путаницы в XIII веке западноевропейские летописцы, географы и хронисты не отличали от Тартарии Мидию и Персию. Рикольдо да Монтекроче задавался вопросом о связи между евреями и тартарами. Следы этих фантастических этимологий и воображаемых связей ветхозаветных потерянных колен Израиля в Тартарии прослеживаются вплоть до XVIII века. 

Впервые термин «Тартария» появляется около 1173 года в путевых заметках наваррского путешественника Вениамина Тудельского, который писал о «тибетской провинции Тартарии… в стороне Туркестана и Тангутов, на севере Могулистана».

Среди первых исследователей «центрально-азиатского» пространства Тартарии были Плано Карпини, первый посол папы Иннокентия IV (1245—1247), его собрат Гильом де Рубрук (1253—1255), путешествовавший миссионер, и венецианский купец Марко Поло (1260—1295 г.г.)

Термин «тартары» без конкретного обозначения используется в книге о подвигах и победах над сарацинами царя тартар Давида — «Relatio de David» (1221 год), а также встречается у французского хрониста Альберика.

Доминиканский монах Симон де Сен-Квентин, в 1245—1248 годах участвовавший в папском посольстве Асцелина Ломбардского ко двору монгольского хана, локализовал Тартарию «вне Персии и Армении» и поместил её в пределах границ Индиицарём тартар был Давид. По мнению Ж. Ришара, под Индией имелось в виду Каракитайское ханство.

Об Азиатской Тартарии сообщал доминиканский монах и путешественник Юлиан (1238 г.), отправившийся на поиски Великой Венгрии в кипчакские степи и описавший катастрофу монгольского нашествия. Восприятие термина Тартария начало меняться в негативную сторону в 1236—1238 годах с распространением сведений о разрушительных последствиях монгольских завоеваний и радикально изменилось в 1241—1242 годах после того, как монголы опустошили Венгрию и достигли Адриатики.


В негативном ключе понятие «Тартария» появилось между 1238 — 1242 годами. После монгольского нашествия в Европу примерно в 1241—1242 годах, произошло включение понятия христианского ада — Тартара, в топоним «Тартария». В результате этого возникало специфическое географическое обозначение — «Тартария». Как отмечает С. Горшенина, ряд изменений в этнониме Mongghol или Mongghal в европейских языках в конечном счёте приводит к отождествлению монголов с потомками Гога и Магога.

В версии «Романа об Александре» 1236 года запертые мифические 22 царя Гога и Магога являются царями Тартара популярность мифа об Александре Македонском связала его с монгольской империей

Согласно английскому хронисту Матвею Парижскому, в 1241 году французский король Людовик IX, в 1244 году провозгласивший крестовый поход против монголов, впервые связал между собой три понятия — «Тартария», «Тартар» и «тартары».

Французский король Людовик IX использовал термин «Тартария» в переписке с монгольскими ханами в 1248—1262 годах.

Возможно, что до Людовика  понятия — «Тартария», «Тартар» и «тартары»  уже несколько лет употреблялось, однако автором этой ассоциации чаще всего называют французского короля. В письме своей матери Бланке Кастильской, король Людовик IX сокрушался о вышедших из Тартара тартарах.

В 1244 году германский император Фридрих II также связал понятия «Тартария», «Тартар» и «тартары» : «ad sua Tartara Tartari detrudentur» — «тартары вышли из ада (преисподней)». 

В описании Матвея Парижского (1250 г.) Тартария предстаёт как место, окружённое «непреодолимой горной преградой», где берёт начало река мёртвых, называемая Тартар, давшая название народу Тартарии, а в венгерских источниках река Эгог (1242г.).

Описания Матвея Парижского и императора Фридриха содержат демонические черты тартар как «ненавистного народа», « яростных как демоны», «посланных самим Сатаной», представителей расы Сатаны, выходцев из Тартара (ада). Появление тартар на границах Европы связывалось с пришествием Антихриста: в обстановке между 1250 и 1400 годом, в ожидании Страшного Суда, монголы на сотни лет превратились во всадников Апокалипсиса, воинов Антихриста, причём как в народных представлениях, так и в европейских литературных источниках. Хранителем «проклятых народов» — всадников Апокалипсиса был пресвитер Иоанн.

Именно так всадников Апокалипсиса представляли и позднее — Роджер Бэкон, армянский историк Киракос, хронист Жуанвиль, и Данте в «Божественной комедии». Для Роджера Бэкона тартары были похожи на евреев, скифов и Гога Магога.

У Матвея Парижского тартары принадлежат к народам, запертым Александром Македонским в горах за Каспийским морем до конца мира. Согласно Матвею, с наступлением конца света тартары освободятся, «чтобы совершить великую бойню»; они распространятся с севера по четырем частям света, возвещая пришествие Антихриста. У Мандевиля тартары выйдут вслед за неизвестным зверем через отверстие в горах, сделанное лисой.

На географических картах параллель между Тартарией и Гогом и Магогом появляется позднее, хотя Матвей Парижский ещё в 1253 году на своей карте Святой Земли указал, что тартары пришли из окрестностей Гога и Магога — с северо-востока.


Тартария на европейских картах XIII—XV веков.
Согласно подсчётам немецкого картографа А. Д. фон ден Бринкен в XIII—XIV веках термин Земля Тартария — Tartarorum terra — на европейских географических картах (mappae mundi) встречается на 21 карте на шести языках.

Тартары упоминаются на итальянской карте 1320—1321 годов географов Марино Санудо и Пьетро Висконте. Mappae mundi Санудо, Висконте и Паулина составленные в 1310—1330-е годах, отмечены влиянием арабских источников. Карты представили новую Центральную Азию; помимо тартар, на картах изображены Железные Врата и царство Катай. На карте 1320—1321 годов страна тартар располагается около обнесённого стеной замка, укрепления (castrum) Гога и Магога на северо-востоке у Северного океана. Карта сопровождается комментариями: «здесь были заперты тартары» и «здесь собралось великое множество тартар».

По мнению исследователя Э. Эдсон, последняя фраза может относиться к описанному Плано Карпини избранию монгольского Великого хана в 1246 году. На карте изображены два Каспийских моря, которые названы одним словом, однако расположены в разных местах. Первое имеет форму океанского залива: именно там «заперты тартары»; второе находится в горах, из него вытекает река Gyon (Oxus, Амударья). По мнению С. Горшениной, такое раздвоение характеризует попытку совместить античные источники и новые сведения о Центральной Азии.

В XIV—XV веках развитие картографии Тартарии происходило в основном в Италии, Португалии и Каталонии, сохранявших контакты со странами Востока. Новые, более современные названия появляются на знаменитом Каталонском атласе 1375 года, составленным еврейским картографом из Мальорки Авраамом Крескесом: «центрально-азиатские» топонимы впервые заимствованы у Марко Поло, а также у Одорико Порденоне и Джона Мандевиля. Данный атлас довольно точно передавал общую политическую ситуацию того времени, несмотря на приблизительность городов, рек и т. д. В нём сохранялись и фантастические элементы: гиганты на севере; пигмеи на юге — между Катаем и Индией; королевство амазонок, Гог и Магог и т. д.

С возникновением в XIV веке портуланов и переоткрытием карт Птолемея, появлением новых свидетельств путешественников, авторы карт «Центральной Азии» постепенно отказываются от принципов карты Т-О и переходят к другим способам начертания континентов. Главной особенностью является отказ от традиционной восточной ориентации карт в пользу северной (Птолемей) или южной. В отличие от средневековой картографии, считавшей Каспийское море заливом внешнего океана, Птолемей правильно считал его внутренним морем. Вместе с тем, античное изображение (как на картах Т-О) периферии северной Азии и, в частности, средневековые представления о Каспийском море сохраняют несколько выполненных в традиции Каталонского атласа карт первой половины XV века: итальянские карты Андреа Бьянко (1432—1436) и Борджиа (1410—1458), Каталонская карта из библиотеки Эстенсе де Модена (1450).

Гирканское (Каспийское) море является заливом внешнего океана; рядом с заливом расположена окружённая горами земля Гога и Магога. На карте Андреа Бьянко по разные стороны Гирканского залива расположены земной рай и Гог и Магог; спустя двести лет после путешествий Плано Карпини и Рубрука такое соседство было анахронизмом.
На этих картах образы Гога и Магога и тартар отделяются друг от друга, как следствие положительных описаний Марко Поло и особенно в связи с падением Монгольской империи (1368).

Теперь картография начинает рассматривать Гога и Магога в антисемитской перспективе: место тартар занимают евреи. Запертые в горах Центральной Азии евреи появляются на немецких и итальянских картах XV века. На карте Борджиа тартары не заперты, а свободно располагаются со своими повозками, верблюдами и юртами на пространстве между Чёрным морем и Катаем.

Большое количество восходящих к Марко Поло «тартарских» топонимов присутствует на венецианской карте 1460 года: вокруг Каспийского моря — двадцать топонимов, в Туркестане, Сибири — Тартария отмечается шесть раз, разных местах Каракорума и Катая.

Карта Винланда (ок. 1440) изображает «безбрежное тартарское море» (Magnum mare Tartarirum) между Евразией и восточными островами; из Каспийского моря вытекает река Татартата (Tatartata fluuius), впадая в Северный океан.

Обобщает средневековую картографию и обозначает переход к современной эпохе знаменитая венецианская карта Фра Мауро (1448—1459), однако, несмотря на высокое качество, образ Тартарии и на данной карте, и в картографии XV века в целом не претерпел существенных изменений.

По материалам статьи

 

Первопроходец Сибири - Ермак
Загадочный Манускрипт Войнича

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*