Среда , 22 Май 2019
Домой / Русский след в мире / Ирина Голицына – русская принцесса итальянской моды.

Ирина Голицына – русская принцесса итальянской моды.

1952 — Princess Irene Galitzine

Ирина Галицына принадлежала к одной из древнейших русских аристократических фамилий – первые упоминания о славном роде Голицыных относятся к XIII веку., потомок русских эмигрантов княгиня Ирина Голицына стала владелицей знаменитого в мировой моде итальянского Дома моды Galitzine. В Италии Ирину Голицыну считают Княгиней мировой моды, самой элитной среди всех известных кутюрье и называют «la principessa» — «принцесса». Ее имя прочно вошло в историю мировой моды XX столетия наряду с такими мэтрами мировой моды, как Ив Сен-Лоран и Джанни Версаче, Джон Галлиано и Карл Лагерфельд.

Ирина Борисовна Голицына родилась в Тифлисе в 1918 году. В стране шла Гражданская война, которая и определила дальнейшую судьбу девочки. Её отец, Борис Львович Голицын, был кадровым офицером царской армии. Революцию 1917 года он не принял. С началом Гражданской войны он ушел на фронт, где служил в Белой армии под командованием Врангеля.

Семье удалось уехать в Константинополь. Голицыны стремились попасть в Италию, однако въезд в страну для русских эмигрантов был закрыт. Эмигрировать им помог старый друг семьи, итальянский посол в России, глубоко уважавший аристократическую семью, он сумел подать документы Голициных среди прочих бумаг, требующих подписи и штампа, и обеспечил им въезд.

Мать Ирины, Нина Лазарева, в 1920 году  вместе с дочерью, которой не исполнилось ещё и двух лет смогла эмигрировать в Италию.
Борис Львович Голицын в это время сражался в Крыму, а потом надолго пропал. Через несколько лет с помощью итальянского консульства его нашли, но, пожив немного с семьей, он уехал в Тренто, затем покинул Италию, и перебрался в Париж, где вскоре снова женился.  Для Ирэн это стало ударом. Она никак не могла понять, как ей теперь относиться к отцу. Он писал ей множество писем, но причины его поступка оставались тайной для Ирэн. Временами она думала, что у неё и вовсе нет отца, но при этом всё детство и юность ждала воссоединения семьи. Однако отец так и не вернулся.

Несмотря на то что Нина Лазарева осталась без поддержки мужа, она сумела дать дочери прекрасное образование в Италии. Голицыным удалось устроиться в Риме. Жили они, можно сказать, безбедно, на вывезенные драгоценности матери. Ирэн, воспитывалась в патриотическом духе любви к Родине — России.

Дом Голицыных в Риме был настоящим прибежищем для самых ярких представителей русской эмиграции. Маленькая княгиня росла в среде русских эмигрантов аристократического происхождения. Частыми гостями дома Голицыных была великая балерина Анна Павлова, блестящий князь Юсупов, потомки Льва Толстого – все они позволили Ирине, уже называвшей себя Ирэн, ощущать прочную связь с потерянной, исчезнувшей Россией. Татьяна Сухотина — дочь Льва Толстого, взяла на себя преподавание русского языка по учебнику грамматики начала века, читала с Ириной стихи русских поэтов. «Я русская на пять сотен процентов», — впоследствии говорила Ирэн. Даже в свои 80 лет, княгиня Ирэн Голицына прекрасно говорила по-русски.

Ирэн в совершенстве владела не только русским языком, она блестяще знала английский, итальянский и французский, изучала эти языки в Кембридже и Сорбонне. После окончания школы девушка поступила на факультет политических наук Римского университета. Княгиня Голицына решила стать дипломатом, заниматься политикой только потому, что эта профессия предполагает путешествия и общение с самыми разными людьми.  «Моей самой большой мечтой было путешествовать, узнать мир и людей», — вспоминает она. Однако в годы учебы университете она увлеклась искусством, а затем – модой. Это увлечение было вынужденным – Ирэн не в чем было пойти на дипломатический приём, и она сама сшила себе платье. Однако все были в таком восторге от творения Ирэн, что она почувствовала в себе силы и вдохновение продолжать придумывать одежду.

История вхождения в мировую моду княгини Ирэн Голицыной была похожа на историю Золушки, приглашённой на бал, но не имеющей бального платья и туфелек. В реальной жизни не было только сказочной волшебницы Феи-крёстной. 18-летняя Ирэн очень хотелось танцевать, и она решилась пойти на бал в собственноручно созданном наряде. В награду за первый успех Ирэн получила любовь прекрасного принца под именем «Вдохновение». Не раз Ирина Борисовна называла себя Золушкой…

«Я записалась на курсы живописи и рисунка и предавалась мечтаниям над страницами журнала «vogue», — писала она в своих воспоминаниях. Врождённый аристократический вкус и артистическое окружение позволяли ей создавать из своих фантазий утончённые наряды и подбирать элегантные аксессуары.

Профессиональная карьера Ирэн Голицыной в мире моды началась в небольшом ателье сестёр Фонтана в годы Второй мировой войны, шитье буквально позволяло ей выжить.  Сперва она работала обычной швеей в модном доме сестер Фонтана, а вскоре стала настоящим модельером, и принесла удачу и известность итальянскому дому мод. Сестры Фонтана ориентировались на взгляды и вкусы итальянской публики, а Ирэн с её огромным культурным багажом мечтала делать что-то особенное, выходящее за рамки Италии на мировой уровень.

Несколько лет Ирэн приобретала, распарывала и изучала лучшие образцы французской моды, созданные Диором и Живанши, чтобы понять, как работать на более высоком, нежели в доме Фонтана, уровне.

В молодые годы Ирэн не боялась никакой работы. Какое-то время она занималась переводом фильмов с английского на итальянский. Даже такая незаметная работа в кино помогла ей обзавестись знакомствами со звездами итальянского кино, которые также впоследствии стали её любимыми клиентками.

Слава об Ирэн Голицыной прошла по всей Италии, а через два года перешагнула границы страны. Её элегантные, изящные модели привлекли в модный дом многих звёзд Голливуда – Одри Хэпбёрн, Жаклин Кеннеди, Элизабет Тейлор и Аву Гарднер.

Примерно в то же время она познакомилась с Сильвио Медичи де Менецесом – настоящим португальским аристократом. Он стал её мужем, вдохновителем и бизнес-партнером – вместе они открыли небольшое собственное ателье.

В 1959 появилась первая самостоятельная коллекция Ирэн Голицыной, сразу принесшая ей американскую премию и звание «Модельер года». Настоящая слава пришла к Ирэн Голицыной в 1963 году.
Именно на этом показе была продемонстрирована новая оригинальная, но удобная модель одежды для женщин – пижама-palazzo: шёлковая блузка без рукавов и довольно узкие брюки. Ирэн украшала свои пижамы жемчугом и драгоценностями. Диана Вриланд, редактор журнала Vogue, назвала эти роскошные пижамы «дворцовыми» (palazzo) — откуда и происходит название «пижамы-палаццо».

Изначально это был домашний наряд самой Ирэн во время отдыха на Капри, а потом она поняла, что хочет ходить в чем-то подобном буквально везде, друзья уговорили показать этот наряд в коллекции. Неожиданно, это произвело фурор в мире моды.

«Я придумала его исключительно для себя, – признавалась Голицына. – В то лето в Италии все ходили в костюмах Эмилио Пуччи. И мне казалось, что все, включая меня, одеты в одинаковую школьную форму. Поэтому, когда в одном спектакле на Бродвее я увидела великолепный сценический костюм из расшитых брюк и лёгкой туники, решила сделать себе такой же. Идея состояла в том, чтобы облагородить уже входившие в женский повседневный обиход брюки, придав наряду женственность и вместе с тем агрессивность».

Волшебные пижамы от Голицыной появлялись в знаменитых голливудских фильмах и на телевидении. До этого момента брюки не были табу для женщин, но облачаться в них осмеливались лишь самые эпатажные знаменитости, бунтарки и женщины, освоившие традиционно «мужские» профессии.

Эта модель послужила прообразом современного женского брючного костюма. Голицына экспериментировала не только с фасонами, но и с фактурой, с тканями. Яркие цвета, изящная вышивка, восточные мотивы – многое из этого вошли в моду, благодаря лёгкой руке принцессы Ирэн.

Ей была чужд консерватизм, что и сделало Ирэн Голицыну одной из самых актуальных дизайнеров 60-х годов. Модные критики отмечали, что чувство меры Голицыной и её открытость экспериментам – истинно аристократические черты.

В создании своих моделей Голицына была довольно оригинальна: «Мне всегда нравились нововведения. Свои дефиле я открывала показом купальных костюмов, добавляя к ним странного вида халаты и головные уборы. Я никогда не завершала дефиле показом подвенечного платья, тем более что это был напрасный труд: ни одна женщина не захочет венчаться в платье, которое было публично показано«, — говорила она.

В 1962 году Ирэн проснулась знаменитой. Итальянская публика рукоплескала ей, пресса называла её лучшим итальянским дизайнером 60-х годов, а ещё – русской принцессой итальянской моды.

В доме моды Голицыной стали одеваться Элизабет Тейлор, Грета Гарбо, Софии Лорен, Клаудиа Кардинале, Мария Каллас, Кеннеди, Моника Витти, Майя Плисецкая, Жаклин Кеннеди – это далеко не полный список ее звездных клиенток… Принадлежность к русской аристократии стала для Голицыной проходным билетом в мир элиты, среди её близких друзей были Онассис, семья  Форд. Она не просто одевала Жаклин Кеннеди, а была её подругой.

Известны тексты писем, в которых Жаклин приглашает Ирен Голицыну то на уикенд, то на Рождество.  Вот как вспоминала Ирэн Голицына о своём знакомстве с Жаклин Кеннеди:

«В августе 1962 года Жаклин Кеннеди вместе со своими детьми Каролиной и Джоном-младшим отдыхала в Равелло на Вилле Эпископио, откуда открывался прекрасный вид на Неаполитанский залив и залив Салерно. Я сделала несколько платьев для Джеки для её поездки в Индию, первой в качестве жены президента. Она знала моё имя, посылала мне свои размеры, и я делала ей платья, не будучи с ней знакомой. Джеки нравились мои изделия, но её положение первой леди обязывало её одеваться в Америке. Её официальным портным был Олег Кассини.

Когда она приехала на лето в Равелло с сестрой и детьми, я была на Капри. Однажды мне позвонил Джанни Аньелли. «Ты ей делаешь платья, а она тебя даже не видела, – сказал он. – Тебе не кажется, что это абсурд? Джеки очень хочет познакомиться с тобой. Кроме того, она сгорает от желания приехать на Капри. Доставь мне удовольствие, организуй у себя вечеринку». Меня охватило беспокойство, и я ответила: «Послушай, Джанни, ты не хуже меня знаешь нравы на Капри. Едва Жаклин сойдёт на берег, здесь наступит конец света, и мы уже больше не сможем приезжать сюда». «Нет-нет, не беспокойся, – заверил меня он, – я знаю, что делаю, тем более что у неё есть охрана».

Он уговорил меня. Жаклин приехала на яхте Джанни. Он некоторое время ходил вдоль берега, пытаясь обмануть преследователей, которые каким-то образом узнали, что сама Жаклин Кеннеди должна высадиться на Капри. Всё же им удалось проскользнуть к причалу нашей виллы незамеченными, и все они появились перед нами в пляжных костюмах, держа одежду в руках. Я организовала ужин на террасе, которым Джеки осталась очень довольна».

Основной чертой всех коллекций княгини Голицыной является «классическая элегантность, сохранившийся навсегда дух аристократизма». Её любимые цвета — винные: бордо и его оттенки. В её моделях, представляющих особый стиль в моде, «русское» тесно переплетено с итальянскими и кавказскими мотивами. Создавая одежду, Ирэн Голицына стремится к удобству и практичности, поэтому, начав с от кутюр, модельер постепенно обратилась к прет-а-порте.

Ирэн Голицына покинула Россию совсем ребёнком и прожила всю сознательную жизнь в Италии. Однако она считает себя русской на 500 процентов. Почему же она, испытывая сильную духовную связь с Родиной, долгие годы откладывала встречу с ней? На этот вопрос у нее есть простой ответ: «Я не желала возвращаться туда [в Россию] обычной туристкой и не представляла себя в какой-нибудь гостинице, приехавшей с одной из иностранных групп. Я ожидала, что русские направят мне официальное приглашение не как частному лицу, а в признание моих заслуг, которых удалось достичь за многие годы».

Только в 1988 году она побывала с показом мод в Москве. Потом постепенно её связи с российским миром моды начали налаживаться и укрепляться, и в 1991 году она получила приглашение для участия в телемарафоне в Петербурге, организованном ЮНЕСКО. В следующем году Ирина Голицына посетила Москву, побывала на открытии выставки итальянского дизайна и прочитала лекцию о моде в Московском государственном университете.

Несколько лет спустя, в 1996 году, осуществилась другая мечта Ирины Галицыной : на Пушкинской площади в Москве открылся бутик знаменитого итальянского кутюрье Дома моды Galitzine. В Москве Ирэн заинтересовалась творчеством молодого российского модельера Игоря Чапурина, и в 1997 году она пригласила его работать к себе в Италию. Первая коллекция прет-а-порте, созданная Игорем Чапуриным для Дома моды Galitzine в 1997—1998 годах, принесла ему высшую награду Ассоциации Высокой моды — «Золотой манекен». Коллекция Чапурина, названная им «Севастополь, ноябрь двадцатого», была посвящена Ирине Борисовне и всем русским эмигрантам первой волны.

Самым главным событием, связавшим княгиню Ирину Борисовну Голицыну с сегодняшней Россией, стало издание в Москве книги воспоминаний «Из России в Россию», каждая страница которой проникнута ностальгией по Родине. В 2001 году княгиня ещё раз приехала в Москву, и приняла участие в презентации своей книги. Перед началом мероприятия Ирина Голицына, русская аристократка, которую весь мир считает итальянским кутюрье, заявила:

«За всю жизнь я провела в России лишь два первых года свой жизни, но приехав сюда, я почувствовала, что наконец-то нашла свой дом».

Княгиня Голицына прожила долгую жизнь и встретила XXI век в добром здравии. Её не стало в 2006 году. Легендарные «дворцовые пижамы» от Голицыной хранятся теперь в музее «Метрополитен» в Нью-Йорке, музее Виктории и Альберта в Лондоне и Музее костюма в Санкт-Петербурге.

Русская эмигрантка — законодательница мод — основатель Дома Моды «Valentina» — Валентина Санина-Шлее.

Откуда появились карпатские русины?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*