Вторник , 7 Декабрь 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Иордан о генеалогии и деяниях остроготов

Иордан о генеалогии и деяниях остроготов

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИЯХ ГЕТОВ«Getica» Иордана.

Иордан о генеалогии и деяниях остроготов.

{244} Впрочем, вернёмся к тому порядку, от которого мы отступили, а именно, каким образом Еврих, король везеготов, заметив шаткость 598 Римского государства, подчинил себе Арелат 599 и Массилию 600. Гизерих, король вандалов, заманил его подарками 601 на это дело, потому что сам он, сильно опасаясь козней против себя со стороны Льва и Зинона 602, подстраивал, чтобы остроготы разоряли Восточную империю, а везеготы — и Гесперийскую 603 и чтобы, пока враги будут раздирать друг друга в обеих империях, самому спокойно править в Африке. Еврих с сочувствием отнесся к этому и, держа в подчинении все Испании и Галлии, покорил также бургундзонов; он умер в Арелате, на девятнадцатом году своего правления 604. Ему наследовал собственный его сын Аларих, воспринявший королевство везеготов девятым по счёту 605, начиная от того великого Алариха. То же самое, что было с Августами, о которых мы говорили выше, произошло, как известно, и с Аларихами: царства часто кончаются на тех самых именах, с каковых они начались. Однако, включив все это между прочим, продолжим, по нашему обещанию, сплетать [историю] происхождения готов.

{245} Ввиду того что, следуя сказанному старшими писателями, я, насколько сумел, развил [те события], когда оба племени, остроготы и везеготы, составляли ещё одно целое, а также с достоверностью проследил [историю] везеготов, уже отделившихся от остроготов, придётся нам вновь вернуться к древним их скифским поселениям 606 и представить так же последовательно генеалогию и деяния остроготов.

готское государство Германариха

{246} Про них известно, что по смерти короля их Германариха 607 они, отделенные от везеготов и подчиненные власти гуннов, остались в той же стране 608 причём Амал Винитарий удержал все знаки своего господствования 609. Подражая доблести деда своего Вультульфа, он (Амал Винитарий),  хотя и был ниже Германариха по счастью и удачам, с горечью переносил подчинение гуннам.

{247} Понемногу освобождаясь из-под их власти и пробуя проявить свою силу, он двинул войско в пределы антов 610 и, когда вступил туда, в первом сражении был побеждён, но в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа 611 с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения,  чтобы трупы распятых удвоили страх покоренных 612.

{248} Но с такой свободой повелевал он едва в течение одного года: [этого положения] не потерпел Баламбер 613, король гуннов; он призвал к себе Гезимунда, сына великого Гуннимунда, который, помня о своей клятве и верности, подчинялся гуннам со значительной частью готов, и, возобновив с ним союз, повёл войско на Винитария. Долго они бились; в первом и во втором сражениях победил Винитарий.

{249} Едва ли кто в силах припомнить побоище, подобное тому, которое устроил Винитарий в войске гуннов! Но в третьем сражении, когда оба [противника] приблизились один к другому, Баламбер, подкравшись к реке Эрак 614, пустил стрелу и, ранив Винитария в голову, убил его; затем он взял себе в жены племянницу его Вадамерку и с тех пор властвовал в мире над всем покоренным племенем готов, но однако так, что готским племенем всегда управлял его собственный царёк, хотя и [соответственно] решению гуннов.

 {250} Вскоре после смерти Винитария стал править ими Гунимунд, сын могущественнейшего покойного короля Германариха, отважный в бою и выдающийся красотою тела. Он впоследствии успешно боролся против племени свавов. После его смерти наследовал ему сын его Торисмуд, украшенный цветом юности, на второй год своего правления он двинул войско против гепидов и одержал над ними большую победу, но убился, как рассказывают, упав с коня.

{251} Когда он (Торисмунд) умер, остроготы так оплакивали его, что в течение сорока лет никакой другой король не занимал его места, для того чтобы память о нём всегда была у них на устах и чтобы подошло время, когда Валамер обретет повадку мужа; [этот Валамер] родился от Вандалария, двоюродного брата [Торисмуда]; сын же последнего Беремуд, как мы сказали выше, пренебрёг племенем остроготов из-за гуннского господства [над ними] и последовал за племенем везеготов в Гесперийские страны; от него-то и родился Ветерих. У Ветериха был сын Евтарих, который, вступив в брак с Амаласвентой, дочерью Теодериха, вновь объединил разделившийся было род Амалов и родил Аталариха 615 и Матесвенту 616. Аталарих умер в отроческих годах, а Матесвента, привезенная в Константинополь, родила от второго мужа, а именно от Германа 617 (племянника императора Юстиниана), но уже после смерти мужа, сына, которого назвала Германом.

{252} Однако, чтобы соблюдался порядок [изложения], с которого мы начали, следует нам вернуться к потомству Вандалария, распустившегося тройным цветком 618. Этот Вандаларий, племянник Германариха и двоюродный брат вышеупомянутого Торисмуда 619, прославился в роде Амалов, родив троих сыновей, а именно Валамира, Тиудимира и Видимира. Из них, наследуя сородичам, вступил на престол Валамир в то время, когда гунны вообще ещё властвовали над ними [остроготами] в числе других племён.

{253} И была тогда между этими тремя братьями такая [взаимная] благосклонность, что удивления достойный Тиудимер вёл войны, [защищая] власть брата, Валамир способствовал ему снаряжением, а Видимер почитал за честь служить братьям. Так оберегали они друг друга взаимной любовью, и ни один не остался без королевства, которым и владели они все втроём в мире [и согласии]. Однако так им владели, — о чём часто уже говорилось, — что сами [в свою очередь] подчинялись власти Аттилы, гуннского короля 621; им не было возможности отказаться от борьбы против своих же родичей, везеготов, потому что приказание владыки, даже если он повелевает отцеубийство, должно быть исполнено. И не иначе смогло любое скифское племя 622 вырваться из-под владычества гуннов, как только с приходом желанной для всех вообще племён, а также для римлян смерти Аттилы, которая оказалась настолько же ничтожна, насколько жизнь его была удивительна.

Комментарии (598 — 622)

598 Словами о «шаткости Римского государства» («Romani regni vacillatio») Иордан определил положение, создавшееся в Италии при последних императорах и завершившееся свержением Ромула Августула в сентябре 476 г. «Шаткостью» воспользовался могущественный в то время король везеготов Еврих (466-485 г.г.), который сразу же после того как опустел престол Западной империи, а над Италией возвысился Одоакр, завладел южной Галлией (Провансом). Впоследствии Одоакр принужден был уступить Евриху ещё земли по реке Роне, составлявшие последние владения империи в Галлии, так как везеготы начали вторгаться в северо-западные области Италии; с передачей им части римской провинции Вьеннской (Viennensis) они обязывались не вступать на территорию Италии.

599 Арелат (Arelatim, или Arelate) — ныне Арль, несколько выше устья Роны.

600 Массалия (Massilia) — ныне город Марсель.

601 Гейзерих, кроме тех «подарков», о которых упоминает Иордан, передал Одоакру, за некоторый ежегодный денежный взнос, остров Сицилию, присоединенный до того к королевству вандалов.

602 Зинон (Zeno) — император (474-491 г.г.); ему предшествовал Лев I (ум. в январе 474 г.); одновременно с Зиноном кратковременно был на троне, с января по ноябрь 474 г., его малолетний сын и внук Льва I, Лев II.

603 Гесперийская империя, Hesperium imperium (так же в 243) — Западная римская империя.

604 Еврих — король везеготов (466-485 г.г.).

605 Аларих II — король везеготов (485-507 г.г.); ему предшествовали восемь королей: Аларих I (395-410 г.г.), Атаульф (410-415 г.г.), Сигерих (415 г), Валия (415-419 г.г.), Теодорид I (419-451 г.г.), Торисмуд (451-453 г.г.), Теодорид II (453- 466 г.г.), Еврих (466-485 г.г.).

606 Ввиду того что Иордан сделал экскурс в историю гетов, которую он тенденциозно представлял древнейшей историей готов, ему было необходимо измыслить «второе» место поселения готов, уже пришедших с севера к Чёрному морю. Этим «вторым» местом расселения стали, естественно, Фракия, Мезия, Дакия, т. е. та территория, где развивалась история гетов. Исчерпав все «выигрышные» для готов эпизоды из истории гетов, Иордан «вернул» готов к черноморским берегам, назвав последние «третьим» местом их расселения; ср. 38 — о «стоянках» («mansiones») готов или местах их расселения (sedes): l) в Скифии около Меотиды, 2) в Мезии, Фракии и Дакии, 3) снова в Скифии над Понтийским морем.

607 Германарих — король остроготов, умер приблизительно в 376 г. (и не ранее 370 г.; ср.: L. Schmidt, S. 253).

608 Сообщение об остроготах, оставшихся в той же стране (in eadem patria), относится только к части остроготов, не покинувших своих sedes близ берегов Чёрного моря и нижнего Днепра. Другая часть ушла под предводительством Алафея и Сафрака (Amm. Marc., XXXI, 3, 3; 4, 12) на Днестр, затем на нижний Дунай.

609 Иордан подчеркнул, что остроготы и под властью гуннов имели вождём представителя рода Амалов. По Иордану, соответственно выписанной им (в 79) родословной, которая, несомненно, не могла быть вымышленной ни Кассиодором, ни кем-либо другим, а взята из предания, король Винитарий был внуком брата Германариха, Вультульфа. Винитарий, по-видимому, был либо непосредственным, либо через отца своего Валараванса преемником Германариха и правил теми остроготами, которые остались на нижнем Днепре после гуннского нашествия. Винитарий не сопротивлялся гуннам; наоборот, сохраняя свои полномочия вождя («principatus sui insignia retinente»), был им подчинён, но переносил подчинение «с горечью» («aegre ferens Hunnorum imperio subiacere»). Он не сразу осуществил давно задуманный план освобождения от ига гуннов; первым шагом его в этом направлении был поход на антов.

Другая часть остроготов, которая после набегов гуннов ушла на Днестр, затем на нижний Дунай, имела вождем Витимера (Amm Marc., XXXI, 3, 3); в противоположность Винитарию, Витимер опирался на некоторую часть гуннов («Hunis aliis fretus»), даже имел наёмников из их среды («quos mercede sociaverat partibus suis») и воевал с аланами. Кроме того, Витимер был «rex creatus», но, вероятно, не был сыном Германариха. Относительно Винитария высказано сомнение Л. Шмидтом, который считает, что в готских родословных Кассиодором была произведена тенденциозная фальсификация, причём порожденная его «ученостью» («gelehrte Fдlschung», — L. Schmidt, S. 255); хотя Л. Шмидт и допускает, что генеалогия Вультульф — Валараванс-Винитарий и т. д. ( 79) достовернее, чем генеалогия Германарих — Гунимунд — Торисмуд — Беримуд Ветерих — Евтарих ( 81), тем не менее он видит в Винитарий, о котором довольно много и ярко рассказано у Иордана, лишь легендарный образ и предполагает, что появление имени Винитария в генеалогическом ряду можно объяснить ошибкой, родившейся в процессе традиции: Винитарий-Wenetharius — прозвище Германариха, победителя венетов, готск. Vinithaharjis; прозвище оторвалось от имени и стало рассматриваться как особое имя в родословной. Л. Шмидт даже отрицает домыслы Маркварта (L. Schmidt, S. 368-374), подозревавшего серьезную историческую основу в легенде, и называет их «не делом сознательного историка»; он отвергает и довольно убедительные соображения Стракош-Грассманна (Strakosch-Grassmann, Geschichte der Deutschen in Цsterreich-Ungarn, I, 1895, S. 124), предполагавшего, что остроготы после смерти Германариха разделились (под воздействием удара со стороны гуннов) на три группы, из которых каждая следовала за своим вождём: Гунимундом, Винитарием, Витимером. Легендарность или историчность Винитария была бы не так уж существенна, если бы с его именем не сочетался весьма связный, последовательно развивающийся рассказ о борьбе остроготов с антами. Весь эпизод (Get., 246-247), один из числа наиболее ярко переданных Иорданом, трудно считать лишь легендой, не имеющей никакой исторической основы, или вымыслом тенденциозно пишущего автора (как полагает Л. Шмидт: «geschichtlich… wertlos», — L. Schmidt, S. 255). Имеет значение и указание на время правления Винитария, так как оно позволяет в какой-то мере восполнить пробел в скудной хронологии антов. Поход Винитария на антов никак нельзя относить к году смерти Германариха (как у Б. А. Рыбакова в статье «Анты и Киевская Русь», стр. 334; у П. Н. Третьякова в книге «Восточнославянские племена», стр. 67; у Б. Д. Грекова в работе «Киевская Русь», стр. 436): ведь в тексте Иордана сказано, что Винитарий «понемногу» («paululum») стал освобождаться от власти и контроля гуннов и не сразу, а подготовив почву для самостоятельного военного похода без ведома гуннов, напал на антов. Поэтому дату столкновения Винитария с Божем, тем более дату казни Божа, приходится отодвинуть ближе к концу IV века или, если Винитарий не был непосредственным преемником Германариха (между ними — Валараванс!), может быть, и на самое начало V века.

Интересно, что имя «Винитарий» оставалось в употреблении в раннем средневековье. В Сан-Галленском аббатстве (St. Gallen в северной Швейцарии) в VII века был монах Винитарий, искусный писец. На хранящихся до сих пор в библиотеке монастыря рукописях есть имя Винитария, поставленное им самим; на грамоте от 28 июля 761 г.: «Ego Uuinitharius presbiter hanc tradicionem scripsi in ipso monasterio…» и на одном из кодексов: «…liber quem Uuinitharius peccator et inmerito ordinatus presbiter scripsit…» (ср.: F. Steffens, Lateinische Palдographie, I, Taf. 33a).

610 Неясно, представлял ли себе Иордан отчётливо ту территорию, которую он назвал словами «Antorum fines» (Get., 247). Нельзя прямо сближать эти слова Иордана с его указанием на места расселения антов между Днепром и Днестром по берегу Чёрного моря (35), так как места жительства племени могли измениться за время с конца IV или начала V столетия до середины VI века. Но, с другой стороны, места их расселения могли в какой-то мере и сохраниться. Необходимо обратить внимание на то, что и в описании событий, связанных с антами в период гуннского нашествия, и в сообщении о пределах расселения антов при Иордане упоминается Днепр (Erac и Danaper).

Остроготы при Германарихе и до него, вероятно, обитали вдоль левого берега нижнего Днепра, и, возможно, здесь же, на нижнем Днепре, скорее всего на правом берегу, жили те анты, которых возглавлял Бож. Трудно сказать, какова была величина территории, занятой «ранними» антами (Иордана), так как археология ещё не дала исчерпывающего освещения истории «излучины Понта» между Днестром и Днепром и, специально, обоих берегов нижнего Днепра. Не имеется пока в распоряжении историков и достаточно чётких археологических следов пребывания готов в Причерноморье.

Анты — противники Винитария — были, судя и по словам, и по тону Иордана, многочисленны и сильны. Даже такой поклонник военной мощи остроготов (недавно переживших успехи державы Германариха), как Иордан, констатирует победы антов над Винитарием. Кроме того, точное указание Иорданом имени антского вождя, упоминание о его сыновьях и семидесяти приматах-старейшинах свидетельствуют о существовании не какого-то небольшого племени, а значительного племенного союза, распространившегося, по-видимому, на обширной территории. Допустимо предположить, что Прокопий, столь конкретно отразивший в своём труде как современные ему набеги антов и склавенов на земли империи, так и черты внутренней жизни и нравов этих племён, руководствуясь, вероятно, рассказами очевидцев (Bell. Goth., III, 14, 22-30), знал нечто и об их более ранней истории (Ibid.), когда анты и склавены носили общее имя «споров». Может быть, эти неотчётливые сведения о «спорах», включавших в себя антов, Прокопий в какой-то мере отразил при описании берегов Понта, когда обозначал ту неопределенно широкую территорию, которую занимали «безмерные племена антов» (Bell. Goth., IV, 4, 9). Об этом подробнее см. примечание 113 Иордан о Склавенах и венедах).

Вопрос о «ранних» антах, которые, по сообщению Иордана, были в конце IV века союзниками или подданными гуннов, осложняется особой точкой зрения, высказанной впервые в работе А. Ольрика (A. Olrik, Ragnarцk. Die Sagen vom Weltuntergang, S. 464 ff.). Автор заявил, что анты Божа были не анты-славяне, а кавказские аланы, которые сами называли себя антами и которые имеют в своей (осетинской) традиции воспоминания о борьбе с племенем «Gut». Вслед за Ольриком стали считать антов Божа аланами Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 256), который вообще весь эпизод войны Винитария с Божем склонен рассматривать как миф, и Г. В. Вернадский, который сводит «ант» к «ас» — осетин, алан («Ancient Russia», p. 83-84, 106, 126, 130) и пытается объединить сообщения Аммиана Марцеллина о войне остроготов с аланами (Amm. Marc., XXXI, 3, 3) с данными Иордана о войне остроготов с антами (Get., 247). Однако позднее в обобщающей статье о древнейших славянах Г. В. Вернадский изменил толкование этнического имени «анты» и смягчил своё мнение об антах, как представителях аланского племени. В главе «Das frьhe Slawentum», в отделе «Дlteste Umwelt der Slawen» издания «Historia mundi» (V. Bern., 1956, S. 256), Вернадский пишет, что название «анты» — аланского происхождения, потому что в осетинском языке слово «anda» значит «вне», слово «andag» значит, «внешнее», а в санскрите «anta» значит «конец», «граница». «На этом основании, — утверждает Вернадский, антов можно было бы рассматривать как «внешние» или пограничные племена (die Randstдmme) аланов (предков осетин), которые в процессе переселения освободились от основной массы племени (Hauptmasse des Volkes). Некоторые из этих «внешних» племён (einige dieser «дusseren» Stдmme), осевшие в Восточной и Средней Европе, были чисто аланскими, другие были славянами, которые подпали под господство аланских родов, но со временем ославянили своих влыдык (ihre Herren… slawisierten). Ещё другие не были ни иранцами, ни славянами, но тоже находились под аланским владычеством, вроде «Andi» на Северном Кавказе».

Таким образом, если согласиться с разъяснением (пока единственным и, возможно, правильным) названия «анты», приводимым Вернадским в упомянутом его обзорном труде (см. также статью G. Vernadsky, Note on the name Antes), то всё же нельзя отвергать принадлежность антов (Иордана, Прокопия и др. писателей) к славянским племенам.

Советские учёные-слависты (M. H. Тихомиров, Б. А. Рыбаков, П. H. Третьяков, Д. С. Лихачев и др.) не высказывались в пользу мнения об антах аланах. Вопрос о племени антов в конце IV и в V вв. содержит ещё неразрешённые трудности; сведения об этом периоде в жизни крупного в дальнейшем племени очень скудны. Тем более историки не могут пренебрегать рассказом Иордана, подробным и последовательным, исходящим из ценной для автора традиции прошлого его народа.

611 Бож (Boz, в некоторых рукописях Booz и Box) — вождь антов в конце IV века; упоминается только Иорданом (один раз в Get., 247). Академик А. А. Шахматов (по его словам, «вслед за другими исследователями») находил вероятным сближение имени антского князя Боза (или Божа) с «Бусом», о котором говорится в «Слове о полку Игореве»: «Се бо Готьскыя красныя девы… поют время Бусово«. Шахматов допускал, что в песне готских дев вспоминалась борьба Винитария, вождя готов, с Божем, вождем антов, описанная Иорданом (А. А. Шахматов, Древнейшие судьбы русского племени, стр. 10, прим. 1). Такого же мнения придерживаются акад. А. С. Орлов (см. его комментарий к «Слову о полку Игореве», изд. 2, M.-Л., 1946, стр. 71, 82 и 120) и П. H. Третьяков («Восточнославянские племена», стр. 67). Акад. М. H. Тихомиров сопоставляет имя Божа с племенным названием бужан, живших по Западному Бугу и имевших известный во времена Киевского государства город Бужск или Бозк (М. H. Тихомиров. Происхождение названий «Русь» и «Русская земля», — «Советская этнография», VI-VII, 1947, стр. 78). По мнению упомянутых выше русских учёных, имя Бож — славянское. Иначе толкует имя Бож Г. В. Вернадский («Ancient Russia», p. 321-322). Говоря о свидетельстве Масуди (ed. С. Barbier de Meynard et Pavet de Courteille, t. III, p. 65) о так называемой «Valinana», он указывает, что Маркварт (J. Markwart, Osteuropдische und ostasiatische Streifzьge, S. 147) видит в «Valinana» антов, а вождя их Маджака, названного у Масуди, отождествляет с Мезамиром, антским послом к аварам, о котором писал Менандр (Men. fr. 6). По мнению же Вернадского, имя Маджак есть искаженное имя Бож («a distortion of the name Boz»), принадлежавшее вождю антов «в период алано-готской войны конца IV века». При этом Вернадский напоминает о возможности взаимозамены звуков м и б в осетинском языке, ссылаясь на В. Ф. Миллера (О. F. Miller, Die Sprache der Osseten, — «Grundriss der iranischen Philologie», I, Suppl. Strassburg, 1903, S. 34). Принимая во внимание убеждение Г. В. Вернадского, что анты Иордана были аланами, союзниками гуннов, понятно его стремление считать имя Бож аланским. У Л. Шмидта, который уверенно рассматривает весь рассказ Иордана о Винитарии, его борьбе с антами и с гуннами, как выдумку… Кассиодора («eigene Erfindungen Cassiodors», — L. Schmidt, S. 253), во всей книге — ни в тексте, ни в указателе — нет имени Божа. Обходит молчанием это имя и Э. А. Томпсон, исследователь истории Аттилы, хотя имя Бож связывается (по Иордану) с гуннами.

Ввиду необычайного разнобоя в толковании имени Бож (Бус из «Слова о полку Игореве»; предводитель племени бужан; Маджак — вождь Valinana) представляется закономерным предположить, что, быть может, слово «Бож» стоит в связи со славянским словом «вождь» (в старинной форме «вож») и потому было не именем собственным, а лишь непонятным в греко-латинском мире синонимом слова «dux». Однако и слово «вождь», «вож» могло быть именем собственным антского предводителя, подобно тому как именами являлись Senator, Patricius или, в более позднее время, Marchesius, Comes, Comitissa, Vassallus, Prepositus и др. (см., например, в указателе в «Codex diplomaticus Cremonae», ed. L. Astegiano, II, Torino, 1899).

612 Здесь Иордан употребил термин римского права. Антов он назвал dediticii, этим именно словом отметив, что они были покорены, имея оружие в руках. Иногда этим термином обозначались рабы, отпущенные на волю по закону Элия Сенция. (См. о дедитициях в «Институциях» Гая: Gaii Institutiones, ed E. Huschke, I, 13-15, 25, 27).

613 Только Иордан записал (Get, 130, 248-249), черпая сведения из устного готского эпоса, имя предводителя гуннских отрядов, которые обрушились на остроготов и, расколов их на две или три части, подчинили тех из них, которые не ушли со своих мест. Имя этого гуннского предводителя Баламбер (Balamber; разночтения: Balamir, Balamur, Balaber, Balambyr), и определяется он как «rex Hunnorum». Ссылаясь на высокий авторитет Мюлленгоффа, Моммсен отметил: «никто, кроме неопытных, не выдаст это имя за германское» («nemo nisi imperitus pro germanico vendet», см. Index personarum). Однако Л. Шмидт не признал ни рассказа о борьбе Винитария с Баламбером, рассматривая его как Кассиодорову выдумку, ни самого гуннского вождя. Баламбер для Л. Шмидта «подозрителен», а имя его «наверняка не гуннское, скорее, пожалуй, идентично германскому Валамер» (L. Schmidt, S. 256). В примечании к этому месту Л. Шмидт добавляет, что в те времена, т. е.: в IV веке, вообще немыслимо заимствование гуннами германских имён. Мысль, высказанная Л. Шмидтом, несомненно, верна, и гуннский предводитель, конечно, не именовался германским именем. Если же оно кажется германским, то не потому ли, что ему придала подобный вид германская, готская традиция? Утвердительный и убедительный ответ на такой вопрос даёт небольшой экскурс в книге Э. А. Томпсона, где ясно показано, что трудные для передачи на других языках (латинском, греческом, германском) гуннские имена приобретали вид имен того языка, на который они транскрибировались (см. E. A Thompsom, A history of Attila and the Huns, p. 222- 223). В связи с этим законно предположить, что в готских сказаниях гуннское имя победителя остроготов могло принять германское обличье. Впрочем, Э. А. Томпсон не решается (по-видимому, вслед за Л. Шмидтом) признать историческое существование Баламбера; ему «представляется достаточно вероятным, что Баламбер никогда не существовал». Рассуждения же Томпсона, почему Иордану понадобилось упомянуть Баламбера, не выдерживают критики: «готы выдумали его, чтобы пояснить, кто именно завоевал их» (Ibid., p. 57). При этом Томпсон, противореча своему экскурсу об именах, утверждает, что Баламбер — германское имя, которое гунн никак не мог носить. Г. В. Вернадский полагает, что Баламбер — аланский хан и имя его, через греческий.  (Prisci, fr. 28), является славянским именем Велемир, которое могло быть принято у аланов (G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 131).

614 Эрак, «fluvius nomine Erac». Моммсен, ссылаясь на объяснения Константина Порфирородного, без колебаний говорит, что Эрак — река Фазис (De adm. imp. 45: ; изд. Moravcsik-Jenkins, p. 212, 214). В древности Фазис — либо Рион, либо верхнее течение Аракса. У Константина подразумевается не Фазис-Рион, а Фазис-Аракс в Армении. У Иордана Аракс в Армении упоминается в 30, 54 и 61 с названием Araxes, Abraxes. Из рассказа Иордана ясно, что военные столкновения между остроготами и уже продвинувшимися к Дунаю гуннами не могли происходить в Закавказье. Соответственно ходу событий, река Эрак, по всей вероятности, — нижний Днепр. В упомянутом трактате Константина Порфирородного Днепр около двадцати раз назван ο Δάναπρις и только один раз Βαρούχ. В «Русском этимологическом словаре» М. М. Фасмера («Russisches etymologisches Wurterbuch von Max Vasmer») под словом «Днепр» разобраны различные названия этой реки и указано, что название Βαρούχ (De adm. imp., 38), возможно, близко осетинскому väräχ (в значении «широкий«). У Иордана же (Get., 269) сообщается, что у гуннов Днепр называют «Var» (ср. примечание 678). Более поздние средневековые аналогии подтверждают правильность предположения, что река Эрак отождествляется с рекой Днепр. В текстах Notitiae episcopatuum встречается такое указание (Gelzer. Ungedruckte und ungenьgend ierцffentitchte Texte der Notitiae episcopatuum. — Abh. d. Bayer Akad. d. Wiss. Philos.-philol. Kl. Bd. 21, 1901, S. 632). Аспрокастрон соответствует названиям города Белгород (нынt Белгород Днестровский), Четатя Алба, Аккерман, который расположен на берегу Днестровского лимана, т. е. недалеко от устья Днепра. На итальянских мореходных картах-портоланах XIV- XV вв. встречается обозначение Днепра названиями «Erexe», «Eresse», «Elexe», «Elice». В записях венецианского купца Иосафата Барбаро, который в 1436-1452 гг. жил в Тане, близ устья Дона, названа река Elice; соответственно контексту в ней следует видеть Днепр (Gios. Barbaro, Viaggio alla Tana… сар. 1). Через Киев проехал в мае 1473 г. венец, посол (к Узун-Хасану в Персию) Амвросий Контарини. Он говорил, что Киев (Chio over Magraman) стоит на Днепре: «Ha una fiumara, che si chiama Danambre in sua lingua, in la nostra Leresse, — la qual passa appresso la Terra [=город Киев], — che mette fine in mar Maggiore». (Изд. 1543 г.: «Viaggi fatti da Vinetia alla Tana in Persia, in India et in Costantinopoli». Aldus, in Vinegia, 1543, p. 68 v.) В этих источниках — портоланах и записях купца отражена, конечно, не топонимика древности, которая уже отмерла к XIV-XV вв. и могла встретиться лишь в литературных произведениях, а живая, обиходная топонимика, воспринятая из словаря местного населения.

И. Е. Забелин предполагал, что и название «Олешье» произошло от Elice; он приводит рассказ (помещенный в Прологе под 20 июня) о перенесении мощей святых Инны, Римы и Пинны: епископ выкопал их тела и положил в месте, называвшемся «Еликс» (в более поздних списках Аликс, Лякс); здесь был причал, пристань, «пристанище суще» (И. Е. Забелин, Заметка о древности днепровского Олешья, стр. 1 -3). Но Фасмер в «Русском этимологическом словаре» выводит имя «Олешье» из названия дерева «ольха» (но не из греч. «κλήθρα» , как думает А. И. Соболевский: «Русское начальное «о» = ц.-слав. — «Русский филологический вестник»», т. VIII, No 4, Варшава, 1882, стр. 179). Г. В. Вернадский придерживается особой точки зрения относительно Эрака, считая, что он соответствует ныне реке Тилигул (G. Vernadsky, Ancient Russia, p. 131, со ссылкой на N. Zupanic, Prvi nosilci etnickih imen Srb, Hrvat, Ceh. «Etnolog», II, 1928, str. 74).

615 Аталарих (Athalaricus) — внук и преемник Теодериха. Аталарих был королем остроготов с 526 по 534 г., но из-за малолетнего возраста не управлял государством. Регентшей при нем была его мать, дочь Теодериха Амаласвинта, а её ближайшим советником был Кассиодор, фактически руководивший государственными делами. Последний, для того чтобы укрепить и прославить род Амалов, вывел в своём сочинении выдуманную им генеалогию Евтариха, мужа Амаласвинты и отца Аталариха.

616 Матесвента (Mathesuenta) или Матасвинта (у Прокопия Матасунта), внучка Теодериха по матери, была насильно взята в жены Витигесом, который не принадлежал к королевскому роду Амалов. Он женился на Матасвинте для упрочения своего влияния среди остроготов. По-видимому, в связи с этим браком Иордан считал Витигеса последним королем остроготов. Принадлежность Матасвинты к династии Амалов сыграла свою роль и во втором её браке. После смерти Витигеса на ней женился племянник императора Юстиниана, знаменитый полководец Герман. Он собирался взять с собой Матасвинту в поход, в Италию, против Тотилы, полагая, что остроготы не осмелятся поднять оружие против войска, в лагере которого в качестве жены стратига находится внучка славнейшего из Амалов, короля Теодериха. Иордан в дальнейшем стремится показать, что путём брака племянника Юстиниана с внучкой Теодериха образовался союз между династией Амалов и главой империи.

617 Герман (Germanus) — племянник императора Юстиниана, патриций и полководец, прославившийся особенно в войнах с антами и склавенами. В 550 г. Герман был поставлен во главе большого войска, направлявшегося в Италию против Тотилы и остроготов. Однако Герман не совершил этого похода. Когда по пути на Запад Герман узнал, что массы склавенов  подошли к Наиссу (ныне Ниш) и готовы двинуться к югу с целью захватить Фессалонику, он, по приказу императора, приостановил поход в Италию, чтобы спасти Фессалонику от нашествия склавенов. Одно его имя, широко известное среди антов и склавенов, вселяло в них страх, так как Герман ещё в начале правления Юстиниана нанёс им жестокое поражение. Когда опасность набега склавенов миновала, Герман должен был продолжать поход в Италию, но внезапно заболел и умер осенью 550 г. в Сердике (ныне София). Сын его от Матасвинты, названный также Германом, родился после смерти отца. (См. о Германе у Прокопия: Bell Goth., I, 11, 17; III, 39, 9-16; III, 40, 1-9; Bell. Vand., II, 16, 1).

618 Витиеватое выражение «тройным цветком» («trino flore») означает, что непосредственное потомство Вандалария состояло из трёх сыновей. Имя Вандалария рядом исследователей (Мюлленгофф, Моммсен, Л. Шмидт) считается сомнительным, как сомнительной кажется и восстановленная Кассиодором, затем повторенная Иорданом генеалогия готских королей после Германарихаон [Кассиодор] вывел готских королей, скрытых долгим забвением, из логова древности», «iste reges Gothorum longa oblivione celatos latibulo vetustatis eduxit», — Variae, IX, 25). В указателе имён Моммсен, ссылаясь на Мюлленгоффа, приводит готскую форму Vandlaharjis, а Л. Шмидт (L. Schmidt, S. 256) даёт перевод этого слова «вандало-бойца» «der Wandalenkampfer». Если это так, то естественно предположить, что в данном случае эпитет («вандалобойца») предыдущего короля, может быть, Германариха или его преемника — по Аммиану Марцеллину — Витимера, обратился в легенде в имя его наследника. Однако в конце IV века или начале V века не было никаких сражений между готами и вандалами. Быть может, действительно, здесь подразумевались вовсе не вандалы, более поздние враги готов, а вообще восточногерманские, «готские», племена вандилов (Vandili у Плиния, Plin., IV, 99; Vandilii у Тацита, Germ., 2), с которыми у готских (остроготских) королей могли быть столкновения. Энгельс отчётливо выделяет в статье «Германские племена» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, XVI, М., 1935, стр. 379) вандилов, одно из пяти основных племён, называемых Плинием (Plin., IV, 99). Название «вандилы» дало впоследствии исторически хорошо известное имя племени вандалов.

619 Торисмуд был правнуком Германариха, а Вандаларий — двоюродным (вернее, четвероюродным) братом Торисмуда; отсюда получается, что Вандаларий был не племянником (fratruelis) Германариха, а его правнуком по боковой линии (см. генеалогическую таблицу при «Указателе имен» Моммсена, стр. 142). Торисмуд пал в битве с гепидами (Get., 250); его сын Беримуд не стал королем остроготов, ещё находившихся под владычеством гуннов, а ушёл к везеготам; вместе с сыном Ветерихом, не открывая своей принадлежности к роду Амалов, Беримуд жил среди везеготов. Его внук Евтарих вернулся к Амалам, став мужем Амаласвинты, дочери Теодериха ( 174 и 251). Эти сложные перемены в судьбах представителей Амалов даны, как думает, например, Л. Шмидт, Кассиодором для того, чтобы украсить происхождение Аталариха, который иначе был бы Амалом лишь по матери (см. примечание 615).

 

620 История преемников Германариха изобилует неясностями (две версии: готы с Витимером — у Аммиана Марцеллина, и готы с Винитарием — у Иордана; возможная искусственность имён Винитария и Вандалария и т. п.). Более определенные черты история остроготов приобретает с начала деятельности трёх братьев Амалов: Валамера, Тиудимера и Видимера. Старший из них, Валамер достигнув совершеннолетия, стал королем около 440 г. Он подчинялся Аттиле.

621 Здесь Иордан опять показывает, как складывались отношения между гуннами и покоренными ими крупными племенами. Как вначале на рубеже V века, так и позднее в V веке вплоть до распада гуннской державы, готы сохраняли целостность племени, территорию и даже внутреннюю независимость, самоуправление. Иордан несколько раз указывал («ut saepe dictum est»), что после покорения державы Германариха гуннами готы (остроготы) по-прежнему подчинялись своему королю и ими продолжали править представители рода Амалов. Иордан отметил, что Винитарий, преемник Германариха, «удержал все знаки своего господствования» («principatus sui insignia retinente», — Get., 246), что «готским племенем всегда управлял его собственный царёк, хотя и [соответственно] решению гуннов» («genti Gothorum semperum proprius regulus, quamvis Hunnorum consilio, imperaret», — 250). Слово regulus Иордан применил к Амалу, по-видимому, как противопоставление слову rex, которым в данном контексте он назвал гуннского вождя Баламбера. Вместе с тем, по сообщению Иордана, в вопросах внешней политики, сводившихся к войнам, короли остроготов со всеми подчиненными им племенами повиновались вождю гуннов. Поэтому-то Иордан и подчеркивает, что Винитарий «с горечью переносил подчинение гуннам» и пытался найти выход из создавшегося положения, которое ограничивало его действия ( 247). Так, «понемногу (paululum) освобождаясь из-под их [гуннов] власти» ( 247), он нарушил установленное положение и самовольно пошёл войной на антов и их предводителя Божа. Этого не потерпел Баламбер. В трёх сражениях мерялись силами гунны и готы, пока Баламбер не убил Винитария и не взял себе в жены племянницу его, женщину из рода Амалов, по имени Вадамерка. И хотя после этого готы были окончательно покорены («populus subactus», — 249), тем не менее они сохранили своего «царька» («regulus»), который правил ими соответственно указаниям из ставки гуннского вождя. Едва ли справедливы упреки Иордану, что его изображение готов в период гуннского владычества не имеет никакой достоверности (L. Schmidt, S. 262). Иордан говорит как о создавшихся отношениях между гуннами и готами, так и об усилиях готов избавиться от тягостного подчинения им. Приск (Prisci fr. 39), ярко отразивший ненависть готов к гуннам, только дополняет картину, нарисованную Иорданом по древним преданиям.

622 В данном случае, как это ни странно, Иордан — сам «варвар» — назвал готов «скифским племенем» («gens aliqua Scythica»). Конечно, он не вкладывал этнического смысла в уже устаревший к его времени термин «скифский», но, вероятно, хотел общим названием определить племена, обитавшие на территории «Скифии», описанной им в начале его труда. Прокопий также без этнического значения употребил термин «гуннский», говоря, что анты и склавены сохраняют «гуннские привычки», имелась в виду примитивность их быта. Прокопий достаточно полно изобразил и быт, и нравы, и облик антов и склавенов, чтобы не предполагать в чем-либо их сходства с гуннами (Bell. Goth., III, 14, 22-30); «гуннский обычай», у антов и склавенов означает лишь то, что они повторяли укладом своей жизни нечто, свойственное гуннам и, быть может, по мнению Прокопия, приличествующее только гуннам.

 Далее… Смерть Аттилы, короля гуннов.{254 — 258}

Смерть Аттилы
Гесперийская империя римского народа погибла в 522 году

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*