Четверг , 14 Ноябрь 2019

Идолы и капища. Макошь.

Борис Александрович Рыбаков. Книга «Язычество древних славян». ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ИСТОКИ СЛАВЯНСКОЙ МИФОЛОГИИ. Глава девятая. Русские вышивки и мифология. 3. ИДОЛЫ И КАПИЩА. МАКОШЬ.

В. В. Стасов и В. А. Городцов обратили внимание на наличие в русской вышивке изображений храмов со столпообразными идолами внутри них. Идолы изображались иногда и без построек, среди деревьев, что можно считать выражением идеи священной рощи.

На многих вышивках мы видим нечто среднее между антропоморфным идолом и реалистично поданной женской фигурой. Теремки в вышивках бывают то простенькой постройкой, то затейливым сооружением с явными признаками архитектурной декорации: резные коньки, звериные, иногда рогатые морды. В одном случае, когда внутри постройки показана рожаница, здание декорировано снаружи длинными шестами, завершающимися головами птиц, по всей вероятности аистов, что вполне согласуется с темой рождения. Вышивка происходит из Калужской губ., где аисты водятся. (35 Динцес Л. А. Дохристианские храмы Руси в свете памятников народного искусства. – СЭ, 1947, № 2, с. 84, рис. 17.)   

Л. А. Динцес привлек вышитые изображения теремков для пополнения материалов о славянских языческих храмах. (36 Динцес Л. А. Дохристианские храмы…, с. 67, 94.) К сожалению, он ограничился только самими постройками, почти не затрагивая изображения внутри теремков и по соседству с ними. А между тем они несомненно представляют значительный интерес.

Внутри теремков-храмов, как правило, вышивали женскую фигуру, занимавшую почти все внутреннее пространство постройки. Иногда женская фигура стоит на особом ступенчатом возвышении. Другим вариантом является изображение трёх женских же фигур внутри постройки. Тогда боковые фигурки делались маленькими, подчеркивая главенство центральной.

Изображения богинь в храмах можно подразделить на две группы: в первую войдут одетые женские фигуры, монументально стоящие внутри теремка-храма; во вторую – богини-рожаницы, представленные «в муках рождения». Обе темы в известной мере сопряжены одна с другой, но не заменяют друг друга полностью. Рожаницы в разных видах, вплоть до позднейшей трансформации в царского двуглавого орла, сопутствуют величественной женской фигуре, окружают храм, иногда являются как бы украшением храма, но почти всегда являются подчиненным элементом.

Женская фигура в храме, одна или с предстоящими, является, по всей вероятности, богиней Макошью – единственным женским божеством русского пантеона X века. Макошь, как мы видели, упоминается в одних и тех же источниках наряду с рожаницами и почти всегда в непосредственном соседстве с вилами-русалками. О рожаницах речь уже была, а что касается вил, то известны вышивки, где по сторонам теремка с Макошью поставлены две птицы-сирины, являющиеся обычным образом русалок в русском средневековом искусстве. (37 Рыбаков Б. А. Русалии и бог Симаргл-Переплут. – СА, 1967, № 2; Рибаков В. О. Київскi колти i вiли-русалки. – В кн.: Славьяно-руськi старожитностi. Київ, 1969.)

В большинстве случаев Макошь изображается с полусогнутыми, опущенными вниз руками. Возможно, что этим жестом древние авторы подобных композиций хотели подчеркнуть связь богини с землей, со средним ярусом мира, в котором обитают люди.

Л. А. Динцес первым поставил вопрос об изображении Макоши в севернорусской вышивке. (38 Динцес Л. А. Древние черты в русском народном искусстве. – В кн.: История культуры древней Руси, т. II, с. 474-475, .рис. 248.)

Опираясь на поздние этнографические материалы, представляющие Макошь в качестве покровительницы женских работ, и в особенности прядения и ткачества, Динцес не без основания связал имя Макоши с вышивкой на подзорах, где изображена женская фигура с гребнями для чесания льна в каждой руке. Теремки-храмы с идолом или с женской фигурой отражали более раннюю стадию представлений о богине Макоши, уже замененной в крестьянском быту статуями Параскевы Пятницы; богиня же с гребнями или руками-гребнями соответствовала самым поздним припоминаниям древней Макоши, сфера деятельности которой сузилась до бабьих домашних работ.

Заслуживает внимания наблюдение В. А. Фалеевой об отражении в вышивке временных ритуальных сооружений, строившихся для выполнения того или иного обряда.

«В Воронежском крае, – пишет Л. А. Динцес, – на берегу озера Горохова соломенную или деревянную куклу в Троицу наряжали в праздничное платье и ставили в убранном цветами и зеленью шалаш. Около шалаша собирались тамошние жители, принося с собой отборную пищу и питьё; в хороводе пели и плясали вокруг этого шалаша, который представлял род капища». (39 Динцес Л. А. Дохристианские храмы…, с. 70 – 71. Автор ссылается на описание 1838 г.)

В. А. Фалеева отыскала в севернорусской вышивке прямую иллюстрацию к этой этнографической записи 1838 г. ( 40 Фалеева В. А. Женский персонаж…, с. 123 – 125, рис. 1.) Здесь есть и дерево, показывающее, что дело происходит на природе, и шалаш из ветвей, и «кукла», изображающая какую-то богиню. Возможно, что это – Макошь, так как руки y неё, как и y богинь в теремках, согнуты и опущены книзу.

Совершенно исключительный интерес представляют особые трёхчастные композиции, обрамленные с двух сторон широкими, слегка изогнутыми полосами, не смыкающимися наверху. Рассматривать их в разделе, посвященном «богиням в теремках», приходится лишь потому, что исследователи обычно видят в этом типе вышивок изображение храма или капища, но по существу это совершенно особый раздел.

Л. А. Динцес полагал, что здесь, как и в рассмотренных выше случаях, изображено капище, но «верх крыши капища срезан, очевидно, ввиду выхода его за пределы площади, отведенной под вышивку». (41 Динцес Л. А. Дохристианские храмы…, с. 85; Маслова Г. С. Орнамент…, с. 113) Г. С. Маслова тоже считает этот сюжет изображением капища.

Дело обстоит несколько сложнее. Обрамляющие полосы нельзя признать стенами постройки, хотя внешне они действительно напоминают здание со срезанной наполовину верхушкой двускатной кровли. Таких вышивок известно несколько, и нельзя думать, что вышивальщицам каждый раз не хватало места: верх «крыши» обращен не к краю подзора, а к его середине, так что во всех случаях y мастериц была возможность завершить рисунок, если они действительно хотели изобразить здание с крышей. Ещё В. А. Городцовым отмечено, что «храм» был наполнен «знаками всех светил небесных».

Решающим обстоятельством является то, что внутри «храма» в вышивках этого типа всегда находятся всадники. Мне кажется, что не будет особой натяжкой признание этих вышивок изображением небесного свода.

Как мы помним, на финно-угорских «сульде» небесный свод изображался посредством двух акено-лосих, вертикальные туловища которых обрамляли центральное пространство с боков, а длинные лосиные морды, несколько наклоненные друг к другу, обозначали закругление свода наверху; морды часто не соприкасались одна с другой, оставляя середину открытой, как это видим мы и на вышивках.

В русских узорах никаких следов лосих нет; свод образован двумя широкими строгими, геометрически четкими полосами. В пользу идеи небесного свода может говорить, во-первых, обилие в заполнении полос волнистых линий, символизирующих воду, дождь, а во-вторых, уже упомянутое изобилие знаков небесных светил и птиц внутри пространства, отгороженного полосами. Третьим аргументом является наличие всадников внутри этого пространства.

Все в целом предстает перед нами в таком виде: на земле, под незамкнутой «небесной крышей», стоит огромный столбообразный идол, изображающий женщину в рогатом головном уборе; руки опущены вниз, как y тех изображений, которые я связал с Макошью. По сторонам идола стоят два всадника со знаками плодородия под брюхом каждого коня; руки y всадников тоже опущены. Значительность идола подчеркнута тем, что он в три раза превышает рост коня. Пространство внутри небесного свода заполнено, как уже сказано, звездами, крестиками, а в некоторых случаях и птицами. (42 L’art rustique en Russie, fig. 81; Маслова Г. С. Орнамент…, с. 108, рис. 52.)

Сейчас мы рассмотрели вышитое изображение Макоши, взятое само по себе, извлеченное из очень сложной пятичленной композиции, понять которую в целом мы сможем только после возвращения к теме рожаниц в новом аспекте – рожаниц внутри построек.

Рожаницы внутри и около построек
Рожаницы и олени (лоси)

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*