Вторник , 4 Август 2020
Домой / Мир средневековья / Готы в науке перестроечной и постперестроечной эпохи

Готы в науке перестроечной и постперестроечной эпохи

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба».  Глава 4. «Готский вопрос» в науке и идеологиях XII—XXI веков.

Готы в науке перестроечной и постперестроечной эпохи

Ситуация в изучении «готской проблемы» резко меняется к 1990 году, когда в силу перестроечных процессов у учёных, наконец-то, появилась возможность писать то, что они думают, не оглядываясь на точку зрения партийных идеологов. В 1990 году было опубликовано несколько обширных трудов, непосредственным образом затрагивающих крымско-готскую проблематику. В 1990 году выходит первый выпуск альманаха «Материалы по археологии, истории и этнографии Таврики», содержащий две объемных и инновационных публикации, имеющих непосредственное отношение к истории Крымской Готии и её обитателей. Одна из них, написанная преподавателем Симферопольского государственного университета*, археологом А.Г. Герценом, посвящена истории крепостного ансамбля Мангупа. В данной публикации впервые суммируются данные, полученные в результате продолжительных археологических раскопок Мангупского городища; из неё мы также узнаем много нового об историографии проблемы и политической истории княжества Феодоро, в особенности, что касается османского завоевания Мангупа1.

В другой обширной публикации данного сборника, написанной археологом А.И. Айбабиным, исследуется хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени. В своей работе Айбабин подводит итоги многолетних раскопок крымских могильников этого периода и приходит к важным выводам о том, каким же именно этническим группам, населявшим Крым в позднеримское и Раннесредневековое время, они могли принадлежать. Из принципиальных выводов Айбабина особенно важно предположение о том, что со второй половины V века н. э. «крымские готы переняли у аланских соседей более приемлемый для христианской религии погребальный обряд». Отметим сделанный Айбабиным вывод об этническом слиянии готов и алан в единую общность, названную им «алано-готами»2.

Обложка книги И.С. Пиоро «Крымская Готия» (К., 1990). На ней автор поместил изображение панорамы Мангупского городища, фотографию плиты с упоминанием имени Юстиниана и рисунок — историческую реконструкцию средневекового готского женского костюма

В том же 1990 году выходит монография И.С. Пиоро под названием «Крымская Готия». В данной работе автор попытался реконструировать историю раннесредневековой Крымской Готии на основании письменных и археологических данных; основной упор был сделан именно на археологические источники. Пиоро локализует Крымскую Готию на территории всего юго-западного Крыма и безоговорочно отождествляет её центр с Дори-Доросом-Мангупом. Другие выводы исследователя более дискуссионны. Так, населением Готии, согласно Пиоро, были не столько готы, сколько разноэтничные племена т.н. «готского союза»; большую часть из них, по мнению автора, представляли собой не германцы, а сармато-аланы и потомки смешавшимися с ними фракийцев3. Именно этот тезис, фактически отбирающий у готов право на существование в средневековом Крыму, кажется наиболее дискуссионным. Следует отметить, что автор временами достаточно вольно обращался с письменными источниками, полагаясь, к примеру, на неправильный русский перевод записок Шильтбергера или приписывая показания Мартина Броневского Матвею Меховскому4.

В 1999 году А.И. Айбабин публикует объемную монографию, посвященную этнической истории ранневизантийского Крыма. На основании археологических и письменных данных её автор приходит к выводу о том, что

«названные Прокопием готами жители Горного Крыма в типичных для алан погребальных сооружениях нередко хоронили женщин в германских костюмах, а мужчин — с популярными у служивших в византийской армии варваров геральдическими поясными наборами... Несомненно, данные могильники оставлены одним и тем же населением — аланами и готами. Очевидно, территория от Алустона и Лучистого до устья реки Чёрной и Балаклавы и называлась страной Дори»5.

Здесь же археолог вновь повторяет сформированный им ранее тезис о том, что в средние века в горном Крыму формируется смешанный народ, который можно условно назвать «алано-готами». Этот важный вывод о ведущей роли алан в истории Крыма, основанный только на интерпретации археологических данных и показании одного письменного источника — свидетельства Иосафата Барбаро, представляется другим исследователям достаточно спорным6. Несмотря на дискуссионность некоторых положений монографии, она по сей день является самым объёмным и основательным исследованием по истории Крыма ранневизантийского периода.

В 2001 году вышла, наверное, самое эксцентричное исследование по истории крымских готов — монография Ханса-Файта Байера «История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро» (Екатеринбург, 2001). Биография автора этой книги, австрийского византолога Ханса-Файта Байера (Hans-Veit Beyer; 1937—2011), во многом не вписывается в общепринятые стереотипы. В то время как большинство отечественных учёных эмигрирует на запад, Байер предпочел в 1995 году эмигрировать оттуда в Россию. Его труд является результатом многолетнего интереса учёного к крымско-готской истории и одновременно первым опытом публикации научно-исследовательского издания на неродном для него русском языке.

Однозначно охарактеризовать монографию весьма непросто. С одной стороны, в ней есть все, что должно быть в научном исследовании: работа с оригиналами источников, использование богатого арсенала классической и новейшей научно-исследовательской литературы и, наконец, первая публикация русского перевода важнейшего средневекового источника по истории Крымской Готии — поэмы иеромонаха Матфея «Сказание о городе Феодоро»7. С другой стороны, книга изобилует многочисленными ошибками и опечатками, длинными и неуместными отклонениями от основной темы, ничем не обоснованными гипотезами и предположениями. В издании явно отсутствует редакторская и корректорская правка. Поскольку автор не является носителем русского языка, этот факт неизбежно усложнил понимание порой и так слишком витиеватой мысли автора. За все эти огрехи книга уже была подвергнута довольно резкой критике8. Это, тем не менее, не значит, что исследование Байера надлежит полностью исключить из списка научно-исследовательской литературы — как минимум, хотя бы в той её части, что касается перевода поэмы иеромонаха Матфея. Добавим, что определенное научное значение имеет местами неплохой перевод фрагментов заметок И. Шильтбергера, Ф. Спандуниса (Спандуньино) и Ожье де Бусбека. Все остальные предположения и теории Байера необходимо рассматривать сит grano salis, тщательно проверяя и взвешивая аргументацию автора книги.

Вид на Мангуп из дома Халиль-бея в деревне Ходжа Сала. Литография М. Ключевского (1873 год)

В постперестроечное время на волне интереса к средневековой истории Крыма свет увидели несколько популярных книг по истории Феодоро, в которых так или иначе затрагивается политическая история княжества и населявших его готов**. Несмотря на то, что некоторые из этих книг содержат ссылки на первоисточники и уже существующую научную литературу, в них, к сожалению, отсутствует основная черта качественной научно-популярной литературы, а именно — надежность и обоснованность предоставляемых читателям сведений. В каждой из популярных книг по истории княжества Феодоро, частично уже раскритикованных нами в предыдущих главах, вы встретите множество неточностей, ошибок и сомнительных предположений, которые могут сбить с толку даже искушенного читателя. По этой причине ни одну из этих книг нельзя, к сожалению, рекомендовать в качестве достойного «лёгкого чтения» по истории Крымской Готии.

Отдельно хотелось бы остановиться на популярной книге Т.М. Фадеевой и А.К. Шапошникова «Княжество Феодоро и его князья» (Симферополь, 2005; переиздана в 2011). Если первая часть книги, написанная Т.М. Фадеевой и представляющая собой очерк истории княжества и крымских готов, не вызывает слишком резких нареканий***, то вторая часть, составленная А.К. Шапошниковым, требует дополнительной критики. Эта часть, приведенная в книге под отдельным названием «Феодоро в письменных источниках», состоит в основном из текстов тех или иных первоисточников, с комментариями и дополнениями автора. Наряду с такими важными письменными памятниками, как поэма иеромонаха Матфея и Житие Иоанна Готского, Шапошников неожиданно приводит и полный текст т.н. «Записки готского топарха», являющейся, как мы уже неоднократно упоминали, псевдоисторической фальшивкой XIX века.

Далее, в подразделе под названием «О языке таврических готов» автор приводит свой перевод такого важнейшего источника, как фрагмент «IV турецкого письма» Ожье де Бусбека. К сожалению, перевод в данном случае выглядит как сокращенный, и не всегда точный пересказ источника, на который едва ли можно положиться. Этот же ненадежный перевод был опубликован в сугубо академическом издании — книге «Житие Иоанна Готского», написанной в соавторстве Ю.М. Могаричевым, А.В. Сазановым и А.К. Шапошниковым9.


В 2005 году вышла любопытная книга, посвященная проблемам истории и археологии готов в Европе, написанная известным археологом М.Б. Щукиным «Готский путь. Готы, Рим и Черняховская культура» (Санкт-Петербург, 2005). Значительное внимание автор уделил крымско-готскому вопросу, анализом которого он, собственно, и завершил своё исследование. Прекрасно отдавая себе отчёт в том, что в рамках одной главы нельзя разрубить гордиев узел крымско-готской проблематики, Щукин скорее наметил наиболее наболевшие и спорные аспекты истории и археологии Крымской Готии, чем представил однозначный ответ, как же именно можно их разрешить. Ответы на некоторые из недоуменных вопросов Щукина читатель сможет найти в опубликованных уже совсем недавно монографиях В.Л. Мыца, Н.А. Ганиной, а также в данной книге.

Главная улица городища Эски-Кермен (по А.Л. Якобсону)

Возвращаясь к научной литературе, отметим также изданную в 2004 г. книгу С.Г. Колтухова и В.Ю Юрочкина «От Скифии к Готии» (Симферополь, 2004). В ней читатель найдет подробный и детальный анализ появившихся ранее исследований и публикаций по истории Крымской Скифии и Готии. Не ограничиваясь только лишь историографией вопроса, авторы книги приходят к весьма важному аналитическому выводу о вредоносной политизации и идеологизации крымско-готской истории в науке XIX—XX веков. По их мнению, утверждение об «аланской доминанте» в раннесредневековом Крыму представляет собой некую разновидность своеобразного «научного фольклора», не подтвержденного данными источников. В заключительной части авторы говорят о необходимости «исторической реабилитации» крымских готов, без которой, по их мнению, «невозможно дальнейшее объективное изучение этнического наследия полуострова».

Для понимания политической истории Готии и княжества Феодоро в XIV—XV веках важна книга В.Л. Мыца «Каффа и Феодоро в XV веке. Контакты и конфликты» (Симферополь, 2009). Эта в известной степени революционная книга изменила наши представления об истории Феодоро, сломав многие стереотипы прежних лет. Тем не менее, некоторые дискуссионные гипотезы В.Л. Мыца нуждаются в дополнительной корректировке и доработке, что мы и попытались продемонстрировать в нашей книге.

Полная и окончательная историческая реабилитация готов состоялась относительно недавно, в монографии «Крымско-готский язык», написанной московским филологом-германистом Н.А. Ганиной (Санкт-Петербург, 2011)10. Эта работа является, пожалуй, «точкой невозврата», после которой уже невозможно отрицать значительность роли готов в истории Крыма. Соглашаясь с М. Стернсом, исследовательница признает истинность сведений Ожье де Бусбека. Придя к выводу о наличии в свидетельстве Бусбека готских форм, которые тот не мог выдумать или угадать, даже саму постановку вопроса о недоверии Бусбеку Ганина считает «провокационной».

 

Крымско-готский язык, понимаемый филологом-германистом Н.А. Ганиной как «восточногерманский язык / диалект», является также древнегерманским реликтовым языком, самым парадоксальным образом сохранившимся в Крыму в позднюю эпоху11. Таким образом, это исследование в известной степени ставит не точку, а скорее многоточие в историографии крымско-готской проблематики, давая, что называется, «зелёный свет» последующим публикациям, в которых пребывание этнических германоязычных готов в Крыму во второй половины XVI века, а может, и в более поздние времена, будет восприниматься как историческая данность, а не как смелая гипотеза. Одним из таких исследований, собственно говоря, и является наша книга, начатая задолго до появления труда московской исследовательницы, но законченная только после его публикации.

«Руническая стела» с горы Опук, оказавшаяся новоделом 1994 года (по Голенко В.К., Юрочкин В.Ю., Синько О.А., Джанов А.В.)

В заключение нам хотелось бы проанализировать несколько дополнительных проблемных аспектов изучения истории и языка крымских готов. Таковыми являются проблема иудео-готских этнокультурных контактов, германо-готского компонента в крымской ономастике, а также анализ «сенсационной» находки на горе Опук. Исследование этих вопросов привело нас к написанию двух дополнительных подразделов, посвященных этимологии топонимов «Мангуп» и «Ашкеназ».

Примечания.

*. Сейчас — Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского.

**. См. уже упоминавшиеся выше книги П. и Г. Кесмеджи, А.В. Васильева и М.Н. Автушенко.

***. Впрочем, и тут не обошлось без опечаток и неточностей. К примеру, Шильтбергер именуется в книге «Шпильтербергом», фамилия «Васильев» почему-то транслитерируется как Vassilief , а не Vasiliev, как в латинской графике именовал себя сам учёный и т. п.

1. Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа // МАИЭТ. 1990. Вып. I. С. 87—166. Помимо этого в последующие годы А.Г. Герценом был опубликован ряд статей, брошюр и монографий, посвященных тем или иным аспектам истории Мангупа и крымских пещерных городов (полную библиографию см. в МАИЭТ. 2007. Вып. 13. С. 10—19).

2. Айбабин А.И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени // МАИЭТ. 1990. Вып. I. С. 64—72.

3. Пиоро И.С. Крымская Готия: очерки этнической истории населения Крыма в позднеримский период и раннее средневековье. К., 1990. С. 89.

4. Там же. С. 86—87. См. также критику книги Пиоро в Колтухов, Юрочкин. От Скифии… С. 153—157. После выхода монографии Пиоро опубликовал ряд дополнительных статей по истории крымских готов (Пиоро И.С. К вопросу о потомках крымских готов // Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Ростов-на-Дону, 1999; он же. Кримські готи в світлі археологічних та етнологічних досліджень // Археологія. 2000. № 3. С. 18—27; он же. Готи в гірському Криму // Vita Antiqua. 1999. № 1. С. 89—94).

5. Айбабин. С. 111.

6. Там же. С. 230. См. критику в Колтухов, Юрочкин. От Скифии… С. 168—174, 184—186.

7. Немецкий перевод «Сказания» был опубликован Байером ещё в 2003 году (Beyer H.-V. Die Erzählung der Matthaios von der Stadt Theodoro // Byzantinische Zeitschrift. 2003. № 96. S. 25—56).

8. Герцен А.Г., Могарычев Ю.М. О некоторых вопросах истории Таврики иконоборческого периода в интерпретации Х.-Ф. Байера // МАИЭТ. 2002. Вып. IX. С. 615—632. См. также ответ Байера на критику (Байер Х.-Ф. Идеология, показанная на примере отрицания значительной роли готов в Крыму, отрицания их иконопочитания во время иконоборчества и перенесения их епископии на Нижний Дунай // АДСВ. 2003. Вып. 34. С. 452—481).

9. Могарычев Ю.М., Сазанов А.В., Шапошников А.К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма «хазарского периода». Симферополь, 2007. С. 304—307.

10. Книга является развитием диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук, посвященной готским языковым реликтам — Ганина Н.А. Готские языковые реликты / Автореферат дисс. на соискание учёной степени доктора филологич. наук/ Кафедра германской и кельтской филологии филологич. ф-та ГОУ ВПО«МГУ им. М.В. Ломоносова». М., 2008).

11. Ганина. С. 8, 83—84, 250—251.

Далее… «Руническая надпись» с горы Опук

Еврейско-готские этнокультурные контакты
Готы и «готская проблема» с конца XIX века и до начала Второй мировой войны

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*