Вторник , 14 Июль 2020
Домой / Мир средневековья / Феодоро и Готия в XIV веке

Феодоро и Готия в XIV веке

Драхма-403 г.до н.э.- аверс — бог войны Арес; реверс — бык, надпись -ΘΕΟΔΟ — Феодоро

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба». Глава 1. Готы, страна Дорн и княжество Феодоро (Мангуп).

Феодоро и Готия в XIV веке

К сожалению, история Крымской Готии в XIV—XV веках остается туманной. У нас попросту нет достаточной исторической базы источников, чтобы сделать бесспорные выводы по поводу истории крымских готов этого периода. Однако несколько различных попыток реконструировать данный период истории Готии и княжества Феодоро были всё же предприняты такими учеными, как Ф.А. Браун, А.А. Васильев, Н.В. Малицкий, А.Л. Якобсон, В.Л. Веймарн, М.А. Тиханова, А.Г. Герцен, В.Л. Мыц и др.

По классической концепции, созданной преимущественно А.А. Васильевым и поддержанной многими другими исследователями, история княжества Феодоро как независимого государственного образования начинается с 60-х годов XIV века. Для подтверждения этой теории исследователи обычно использовали эпиграфические источники и сообщения нескольких хроник о битве на Синей Воде в 1363 году. По сведениям этих хроник, в битве принимали участие три татарских хана — Кутлу-бей (Кутлубуга), Димитрий и Хаджи-бей. 

Историки ссылались на сообщение классического немецкого историка-норманниста Августа Людвига фон Шлёцера, упоминавшего о том, что Ольгерд, полководец литовского князя Витовта, в 1396 году разбил «трёх ханов крымских, киркельских и монлопских татар»1.

Сопоставив два этих свидетельства, А.А. Васильев и последующие авторы идентифицировали хана «монлопских» татар как мангупского князя Дмитрия и датировали битву на Синей Воде 1363 годом.

Такой точки зрения отечественная историография придерживалась вплоть до начала XXI века, пока В.Л. Мыц не продемонстрировал, что татарского хана, называемого в летописях «Димитр» или «Димейтер», на самом деле звали Демирбегом (Темир-беком). По мнению историка, он не имел никакого отношения к Мангупу2. Как следствие, согласно В.Л. Мыцу, во второй половине XIV века самостоятельного княжества Феодоро ещё не существовало, а основателем династии князей княжества Феодоро был Алексей I (Старший), правивший около 1411—1446 года.

К сожалению, последнее предположение неверно, т.к. в одном из итальянских документов 1382 года упоминается князь Феодоро по имени Аффендизи, а также его брат, внуки, люди и подданные3. Таким образом, из этого документа однозначно и несомненно явствует, что княжество Феодоро фигурировало как самостоятельная политическая единица уже в 1381 году. Другое дело, что этот источник ставит больше вопросов, чем ответов. Что это за загадочное имя / прозвище «Аффендизи»? Наиболее вероятно, что это либо искаженное греческое αύφέντης («князь, правитель»), либо тюркское эфенди, являющееся, в свою очередь, искажением вышеупомянутого греческого слова. На наш взгляд, «Аффендизи» — это скорее прозвище, чем имя собственное.

Сравним, что, к примеру, писал в 1433 году о феодоритском князе Алексее I генуэзский летописец Стелла:

«…дворянин греческого происхождения, обыкновенно называемый князем Ло-Тедоро [т. е. Феодоро], по имени Алексей»*.

Из этого свидетельства следует, что, несмотря на то, что настоящее имя князя было «Алексей», его обыкновенно называли попросту «князь Феодоро», не указывая его имени собственного. По этой причине, нам кажется, что слово «Аффендизи» скорее титул «князь / правитель», а не имя собственное.

Помимо Аффендизи и его родственников в документе упоминаются также некие despoti predict! loci, т. е. какие-то дополнительные правители Феодоро. Давайте попытаемся разобраться, кем были эти загадочные «правители».

Погребальная пелена мангупской княжны Марии Асанины Палеологини из монастыря в Путне (фото Виктора Борташа по [Gorovei, Šzekely, 2004

Не позднее 60-х годов XIV века запустевший город Дорос-Феодоро вновь возвращается к жизни. Об этом красноречиво свидетельствуют три эпиграфических памятника на греческом языке, найденных на Мангупе археологами.

В первом из них, датируемом 1361/1362 годом, говорится о постройке «башни верхнего города почтенной Пойки» и «восстановлении Феодоро вместе с Пойкой» сотником (тысяцким?) по имени Хуйтани4.

Эта надпись крайне важна тем, что, во-первых, содержит первое упоминание о городе Феодоро. Именно так — Феодоро — с XIV века стал называться средневековый Дорос, позднее переименованный в Мангуп. Во-вторых, в ней упоминается имя сотника (тысяцкого), под чьим руководством проводились работы. Его имя — Хуйтани — по-видимому, является искажением готского Хвитан («Белый») или Гутани. Это имя или прозвище могло быть дано ему местным населением**. Отметим также, что упоминание о проведении строительных работ в Пойке*** и Феодоро свидетельствует о возрождении города и усилении его военно-стратегического статуса. Строительная надпись 1361/1362:

«Господи Иисусе Христе боже наш [благослови?] основавших [сию] стену; построена эта башня верхнего города почтенной Пойки помощью божией и святого Димитрия и попечением всечестнейшего нашего Хуйтани сотника [достойного?] всякой чести и [совершено] восстановление Феодоро, вместе с Пойкой построены в 6870 г.» (пер. Н.В. Малицкого)

Дополнительные работы по строительству башни в Феодоро велись сотником Чичикием (чтение имени не бесспорно) во время правления хана Тохтамыша между 1380/1381 и 1397/1398 годом5. В.Л. Мыц предложил интерпретировать имя Чичикий как кавказское (лазское или грузинское). Интересно мнение Ф.К. Бруна, предполагавшего, что имя Джоджик-Чичикий (Τζιτζικίος) было искажением готского имени Tykeikus (Τυχικός)6. Нам, однако, кажется, что это готское имя, в свою очередь, было искажением новозаветного греческого имени «Тихик» (см. напр. Деян. 20:1—4). Можно вспомнить и тюркское имя «Чичак / Чичек», также фонетически напоминающее «Чичикий».

Впрочем, были и другие мнения. Эпиграфист А.Ю. Виноградов предположил, что прочтение имени строителя башни как «Чичикий» неверно7. Р.Х. Лепер в 1914 году предлагал читать имя этого сотника (тысяцкого?) как… «сын Мундзита»8. Учёные прежних лет обычно отождествляли сотника (тысяцкого?) Хуйтани с «монлопским ханом» Дмитрием, принимавшим участие в битве 1363 года, и склонялись к мысли о том, что он и был одним из первых князей независимого княжества Феодоро.

В.Л. Мыц, тем не менее, предположил, что сотник Чичикий и тысяцкий Хуйтани были представителями военно-административного аппарата крымского улуса Золотой Орды. Вне всякого сомнения, оба этих деятеля были христианами православного греческого образца, на что указывает упоминание о Святом Димитрии и христианская символика этих надписей. Тот факт, что в надписях нигде не упоминается их предполагаемое «княжеское» происхождение, не позволяет считать Хуйтани и Чичикия князьями. Упоминание в одной из надписей имени хана Тохтамыша можно интерпретировать как указание на то, что Феодоро и Готия находились в политической зависимости от монголо-татар 9.

Связав эти две строительные надписи с упомянутым выше генуэзским документом 1381 года, можно предположить, что наряду с князьями Феодоро, одним из которых был вышеупомянутый Аффендизи, в городе также проживали представители военно-административной власти крымского улуса Золотой Орды, которыми были Хуйтани и Чичикий. Именно их, по-видимому, могли называть в документе despoti predicti loci.

Во второй половине XIV века княжество, вероятно, пребывало в состоянии кондоминиума (лат. con — вместе и dominium — владение, то есть «двоевластия»), т. е. на его территории одновременно находилась собственная  княжеская династия княжества Феодоро и представители татаро-монгольской  военно-административной власти крымского улуса Золотой Орды — Хуйтани и Чичикий. Впрочем, окончательное решение этой любопытнейшей загадки предоставим специалистам по политической истории княжества Феодоро.

Плита из дворца князя Алексея на Мангупе 1425 года. В надписи упоминается «Ал[ексей владыка города] Феодоро и по[морья]»

Упомянутые выше греческие надписи 60-х — 90-х годов XIV века с именами Хуйтани (Хвитан / Гутани?) и Чичикия (?) свидетельствуют о проведении в это время на территории города Феодоро фортификационных работ. Несмотря на возрождение жизни на его территории, город всё ещё был далёк от того, чтобы стать одним из важнейших городских центров юго-западной Таврики, каким он станет в XV веке.

Посетивший Феодоро в 1395/1396 году иеромонах Матфей описывает его как «удивительный город, / как стол шестиугольный по средине равнины, / стены небом кованы, без рук обтёсаны». Матфей находит его полупустым, «массы народа не имея». Город, в ответ на его недоуменный вопрос, рассказывает о Семилетней осаде Феодоро полками «агарян» (т.е. мусульман), «об убийствах и дрожаниях внутренних и внешних, / о нашествиях и засадах, о ржаниях коней». Учёные, начиная с А.А. Васильева, традиционно связывали оставленное Матфеем описание осады Феодоро агарянами с предполагаемым вторжением в Крым в 1395 году войск знаменитого Тамерлана или Эдигея.

По мнению же В.Л. Мыца, крымский поход Тамерлана является не более чем «историографическим конфузом»10. Поэтому однозначной точки зрения по поводу интерпретации поэмы иеромонаха Матфея у нас тоже нет. Поэма Матфея хронологически является последним сообщением о Феодоро и Готии в XIV веке.

Институт совместного феодоритско-татарского двоевластия (кондоминиума), который, как мы предположили, имел место во второй половине XIV века, прекращает существовать в первой четверти XV века. С этого времени и вплоть до османского завоевания Крыма в 1475 году Готия становится независимым христианским княжеством, о чем мы расскажем в последнем разделе 1 главы нашей книги.

Примечания.

*. «…nobilis de Graecorum progenie, qui vulgo Dominus de Lo-Tedoro dictus est, et’proprio nomine Alexius vocatus est».

**. См. подробнее раздел «Ученые в поисках готской антропонимики» в 4-й главе нашей книги.

***. Под упоминающейся в греческих надписях с территории Феодоро «почтенной Пойкой» исследователи понимали либо здание мангупской цитадели, либо комплекс из нескольких средневековых памятников на массиве Бойка. На наш взгляд, второе предположение представляется более близким к истине.

1. Цит. по Кеппен П. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических (Крымский сборник). СПб, 1837. С. 310, прим. 448.

2. Мыц. С. 15—25; он же. Битва на Синей Воде в 1363 г.: турмарх Хуйтани мангупской надписи 1361/62 гг. или мнимый князь Феодоро Димитрий // АДСВ. 2001. Вып. 32. С. 245—256.

3. Affendizi, dominum de lo Teodoro, eius fratrem, nepotes et propinquos ac… universos subdictos et homines dicti Af[f]endizi… (см. оригинал документа в Airaldi G. Studi e documenti su Genova e l’oltremare. Genova, 1974. P. 103; ср. Ganchou T., Minghiraş A. Un nouveau document à propos d’Alexios de Théodoro-Mangoup // Închinare lui Petre Ş. Năsturel la 80 de ani. Brăila, 2003. P. 111—118).

4. Надпись была впервые опубликована в Малицкий Н.В. Заметки по эпиграфике Мангупа // Известия ГАИМК. 1933. № 71. С. 9—10. Ср. более поздние интерпретации (Мыц. С. 27—28; Степаненко В.П. К интерпретации мангупской надписи гекотонтарха (?) Тцитс…// МАИЭТ. 2008. Вып. 14. С. 486). А.Ю. Виноградов попытался передатировать эту надпись 1300/1301 годом, однако в науке эта радикальная точка зрения не прижилась (Виноградов А.Ю. Надписи княжества Феодоро в фондах Хероснесского музея // Причерноморье в Средние века. Вып. 4. 2000. С. 444—446).

5. Малицкий. Заметки… С. 1; Мыц. С. 26—27; Степаненко. К интерпретации… С. 485—490.

6. Брун. Черноморские готы… С. 209.

7. Виноградов А.Ю. Строительные надписи византийского Крыма. Addenda et corrigenda // Вопросы эпиграфики. 2011. № 4. С. 217—253. Не являясь специалистом по греческой эпиграфике, затруднюсь сказать, прав ли А.Ю. Виноградов в прочтении этой надписи.

8. Сообщение Р.Х. Лепера о раскопках на Мангупе в 1913 г. [Заседание 13.01.1914 г.] // ИТУАК. 1914. Вып. 51. С. 297—300.

9. Мыц. С. 34—37, 68.

10. Мыц. С. 45—63. Другие интерпретации см. в Герцен А.Г. Описание Мангупа-Феодоро в поэме иеромонаха Матфея // МАИЭТ. 2003. Вып. 10. С. 562—589; он же. Рассказ о городе Феодоро. Топографические и археологические реалии в поэме иеромонаха Матфея // АДСВ. 2001. Вып. 32. С. 257—283.

Далее… Взлёт и падение княжества Феодоро в XV веке

Взлёт и падение княжества Феодоро в XV веке
Готия во время татаро-монгольского нашествия

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*