Пятница , 17 Сентябрь 2021
Домой / Русский след в мире / Фарфоровое чудо Анны Яцкевич

Фарфоровое чудо Анны Яцкевич

Красивый геометрический узор «Кобальтовая сетка» уже давно стал визитной карточкой Императорского фарфорового завода (г. Санкт-Петербург). Его узнают и заграницей, считая одним из символом русского фарфора. Придумала его Анна Адамовна Яцкевич (1904-1952), молодая специалистка, художница по росписи фарфора. В тридцатых годах Анна Адамовна окончила Ленинградский художественно-промышленный техникум, начала работать на заводе и отдала этому труду двадцать лет. При жизни она не была известной художницей, однако созданный ею кобальтовый узор имел колоссальный успех уже после смерти Яцкевич.

Впервые чайная посуда с таким узором вышла в 1944 году, но была она не синей, а золотой. Однако художнице не понравилось, как золотая сетка смотрится на готовой продукции и она изменила цвет на насыщенно синий, кобальтовый и расписала в голубом тоне чайный сервиз фирмы «Тюльпан».

Сама Анна Адамовна рассказывала о создании «Кобальтовой сетки» иначе. Урождённая Ленинградка, она всю блокаду провела в родном городе Ленинграде, и всю блокаду работала на своём любимом заводе. Молодая женщина, похоронившая умерших от голода сестру и мать (отец скончался задолго до войны), она жила на Набережной Фонтанки. До войны Анна окончила 34 Советскую единую трудовую школу, затем техникум. Кроме профессии художника по фарфору Анна имела квалификацию оформителя книг и плакатов. Стажировку Анна проходила в городе Волхове, затем её направили на Ленинградский фарфоровый завод, где в то время организовали художественную лабораторию. Скромная, трудолюбивая, примерная работница, Анна Адамовна не воспользовалась возможностью эвакуироваться и осталась в Ленинграде. Занималась она камуфляжем кораблей — при помощи обычных красок по фарфору, оставшихся в запасе у завода. Как же надо владеть своим искусством, чтобы при помощи кисточки делать огромные корабли невидимыми для врага!

Заклеенные крест-накрест окна ленинградских домов однажды привлекли внимание Анны Адамовны. То ли белые лучи прожекторов как-то по-особому скрещивались в небе, напоминая фантастический узор,  вдруг показался Анне красивым и строгим, и она перенесла их на роспись фарфора…

В 1943 году стала возобновлять свою работу художественная лаборатория. И вот в тяжёлое военное время появился этот узор-напоминание, узор-мороз, узор-надежда. Сначала художница выполнила его специальным кобальтовым карандашом, стержень в нём представлял собой фарфоровую краску. Работникам завода такой карандаш не понравился: узор был выпуклым, ложился неровно. Взялась за новинку только Анна Адамовна. Правда, впоследствии «Кобальтовую сетку» стали наносить всё-таки обычными красками.

Узор получился очень красивым, он понравился всем и был взят на вооружение. За создание «Кобальтовой сетки» её наградили орденом Красной звезды. В марте 1946 года Анну Адамовну наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Была у неё и медаль «За оборону Ленинграда».

Скромная, незаметная Анна Адамовна продолжала трудиться. Расписывала вазы и сервизы, придумывала новые узоры. Она была одним из авторов монументальной вазы «Победа» — к первой годовщине нашей Победы над фашистами. Мастерски выполняла портреты на фарфоре — к примеру, портрет Кирова на чайнике из сервиза «Московское метро».

Узор «Кобальтовая сеточка» вышла в широкий тираж в 1950 году. Наносили её уже только кисточкой, на самом фарфоре делали специальные желобки, чтобы линии получались ровными. Окончательный вариант росписи исполнила ученица Анны Адамовна Ольга Долгушина.

У художницы Анны Яцкевич было слабое здоровье — кто из переживших блокаду мог им похвастаться? Каждый год Анна Адамовна ездила на Кавказ, в Новый Афон за здоровьем, за жарким солнцем, за прогретым южным воздухом. Однако именно там, на Кавказе, художница простудилась и в 1952 году на сорок восьмом году жизни умерла….

В 1958 году в Брюсселе состоялась Всемирная выставка фарфоровых изделий. Ленинградский завод привёз огромную коллекцию своих лучших изделий, показать широту ассортимента, но не поразить художественным мастерством и разнообразием чайной посуды. В отличии от многих экспонатов выставки сервиз с «Кобальтовой сеткой» не создавался специально для международной выставки, а был в ассортимента завода уже больше 10 лет и являлся примером классической фарфоровой продукции Ломоносовский фарфоровый завод (ЛФЗ). С того времени за узором и закрепилось название «Кобальтовая сетка».

Совершенно неожиданно сервиз с «Кобальтовой сеткой» получил главную награду — золотую медаль за узор и форму в виде тюльпана, которую придумала Серафима Яковлева. Вскоре узору присвоили и «Знак качества СССР», что было чрезвычайно почётно.

С этого времени началось триумфальное шествие по стране именно в таком цветовой исполнении. Сразу после брюссельской выставки популярность на эту модель посуды в Советском Союзе резко возросла. Многие мечтали иметь на своем столе если не чайный сервиз, то хотя бы чайную чашечку со знаменитой синей, кобальтовой сеточкой.

Разочарованный странник: путешествия Федора Достоевского
Серебряный парус фантастики Александра Беляева

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*