Вторник , 4 Август 2020
Домой / Мир средневековья / Еврейско-готские этнокультурные контакты

Еврейско-готские этнокультурные контакты

Караимское кладбище на горе Мангуп

М.Б. Кизилов. «Крымская Готия: история и судьба».  Глава 4. «Готский вопрос» в науке и идеологиях XII—XXI веков.

Еврейско-готские этнокультурные контакты.

Не вызывает никаких сомнений, что проживавшие в Крыму с античной эпохи — не позднее I века н. э. евреи, а позднее и появившиеся в Крыму в XIII веке караимы и раввинисты, так или иначе вступали в контакты с готским населением Крыма. Об этом можно достаточно уверенно говорить исходя из того, что евреи античности и раннего средневековья, а также более поздние эмигранты — раввинисты и караимы — проживали на территории Дороса (Мангупа), Кырк-Йера (Фулл / Чуфут-Кале), Инкермана (Каламиты), Фуны, Партенита, Херсона и Алустона (Алушты), где обитали и готы. В данном разделе нам хотелось бы обсудить два аспекта этой проблемы: контакты реальные и вымышленные (сфабрикованные).

Начнём с истории реальных взаимоотношений между этими двумя этносами. Самые ранние контакты между готами и евреями происходили, видимо, в Партените и Доросе. Самая ранняя научная гипотеза о еврейско-готских контактах датируется 1882 годом.

Отец-основатель русской гебраистики Д.А. Хвольсон (1819—1911). Фотография К.К. Булла (1909 год)

В этом году отец русской гебраистики Д.А. Хвольсон (1819—1911) обнаружил в крымской южнобережной деревне Партенит четыре надгробных плиты, датированных им периодом между II и VII—IX веками н. э., т. е. временем пребывания там готов1. Обилие надгробий из этого относительно небольшого поселения, а также из близлежащих Карасана и Алушты2, несомненно, свидетельствует о присутствии на Южном берегу Крыма достаточно крупной еврейской общины. Наиболее интересной оказалась одна из плит, на которой, по мнению Хвольсона, упоминается еврейский священник — кохэн (коген), носивший… готское имя Herfidil, написанное еврейскими буквами. Приведём полный текст этого надгробия на иврите и в русском переводе:[…] Херфидил
священник [га-коген], да упокоится
душа его […] הרפידיל
הכוהן תנוח
נפשו

Надгробная надпись сопровождается изображением ритуального семисвечника-меноры. Хвольсон датировал надгробие V веком н. э. Само имя Херфидил было истолковано учёным, со ссылкой на профессора Лео Майера, как уменьшительное от древнегерманского имени Herifrid или готского Harja-Frithila.

Безусловно, именно эти теории побудили Илью Сельвинского (1899—1968), известного советского поэта крымчакского происхождения, написать романтические, но не совсем научно обоснованные строки:

Найди в рыжеватом крымском еврее
Гота, истлевшего тут.
И вникнешь в то, что всего мудрее
Изменчивостью зовут3.

Публикация  Д.А. Хвольсона этой надгробной надписи породила волну не слишком академических работ, связанных с предположением о том, что именно в Крыму состоялись наиболее ранние еврейско-германские контакты4. В частности, была выдвинута гипотеза о том, что коген Херфидил был этническим готом, обратившимся в иудаизм. Ненаучность этого предположения более чем очевидна. Священник — коген по определению должен быть этническим евреем, происходящим от потомков первосвященника Аарона, брата пророка Моисея. Тем не менее, если мы предположим, что Хвольсон верно прочёл надпись, то заимствование готского имени местным еврейским священником указывало бы на глубокие культурные связи между этими двумя этносами. Заимствование имени красноречиво свидетельствовало бы о том, что местное еврейское население, скорее всего, могло на каком-то уровне перенять у готов их германский язык и использовать его как внутри общины, так и для контактов с готами.

Насколько верно предложенное Хвольсоном прочтение данного имени? При всем его великолепном знании древних языков, этот знаменитый гебраист был зачастую неаккуратен и даже порой сознательно неточен в своих полевых эпиграфических штудиях5. Именно поэтому в книге «Крымская Иудея» мы с некоторым скепсисом отнеслись к его варианту прочтения этой надгробной надписи6. Тем не менее, более внимательное изучение готского ономастикона заставило нас несколько пересмотреть нашу концепцию.

Дело в том, что в отличие от остальных надписей, надгробие когена Херфидила достаточно хорошо сохранилось, на прорисовке Хвольсона слова надписи просматриваются достаточно четко. Имени «Херфидил» или похожего на это имя, нет ни в иврите, ни в латыни или греческом, т. е. языках, которые знали и использовали причерноморские евреи в это время. Зато в готских личных именах мы можем найти прямые аналоги. Так, слово Харья (Хари), значащее «войско» или «толпа», весьма часто встречается в таких ранних мужских готских именах, как Свабахарья, Харисинда, Харисвинда, Хариуха, Бадуарий (Бадухарьиз), Харифолафр, Альбихарьяз и многих других.

Средневековое еврейское надгробие из Партенита, содержавшее, по мнению Д.А. Хвольсона, германское имя «Херфидил»

Вторая часть имени когена Херфидила фонетически походит на готское имя Фродила (Фроила; значит «умный, знаменитый» в уменьшительно ласкательной форме)7. Как следствие, предполагаемое готское имя когена могло звучать Хари(Харья)-Фродила(Фроила). Возможная форма написания этого имени еврейским алфавитом [הריאפרודיל[א] / הריפרדיל[א] / הריפריל[א весьма близка к версии, записанной Хвольсоном — הרפידיל. Некоторые фонетические отличия от предполагаемой изначально готской версии этого имени Харифродила / Харьяфроила вполне можно объяснить разницей в еврейском произношении этого имени или ошибкой резчика надгробий*. Среди восточно-готских двучленных имён встречается также имя Фрода-Харьяз  — «мудрое войско [имеющий]»8, что также весьма похоже на Харья-Фродила, в котором составные части имени поменяли местами.

Если же предположить, что данное имя могло быть заимствовано из какого-нибудь другого германского языка или диалекта (в Крыму, безусловно, оседали не только готы, но и другие германцы, влившиеся в готский племенной союз), то весьма вероятной представляется версия о том, что имя Херфидил может представлять собой искажение имени Херифрид / Харифрид / Харфрид (при выпадении «г» во второй части имени и добавлении уменьшительного суффикса — Herif[r] id+il). Данное имя можно перевести как «войска защиту [имеющий]» или «защита войска»; сравни также общегерманское Харья-Фридуз9. При этом в самом факте принятия крымским евреем германского имени нет ничего удивительного: проживавшие среди других народов евреи уже в античную эпоху охотно перенимали у местного населения местные имена — латинские, греческие, иранские и пр.

К сожалению, вскоре после обнаружения этого надгробия М.Н. Раевский, владелец имения, на территории которого были обнаружены еврейские плиты, перевёз памятник в свои владения в Санкт-Петербурге10. После этого его следы теряются, так что у современных исследователей нет никакой возможности прочитать эту надпись заново. В случае, если мы соглашаемся с прочтением Хвольсона и теорией о готском происхождении данного имени, это свидетельство было бы ярким источником по истории еврейско-готских контактов в Крыму — и первым задокументированным свидетельством о еврейско-германских контактах в Европе. Позволю себе процитировать, что писал по этому поводу М. Носоновский:

«Если прочтение Хвольсоном имени верно, то это означает, что в середине первого тысячелетия н. э. в Крыму существовала община евреев, говоривших по-готски и часто носивших готские имена, но в то же время писавших по-еврейски и владевших древнееврейским языком в достаточной мере, чтобы составлять на нём эпитафии. В этом случае Крым оказывается первым местом, где происходит усвоение евреями германского языка, за несколько столетий до того, как разнообразные еврейско-германские диалекты сложились в единый язык идиш»11.

Если еврейское присутствие в позднеантичном и раннесредневековом Партените было зафиксировано ещё в конце XIX века, то проживание евреев в ранневизантийском Доросе было доказано автором этих строк совсем недавно. В 2011 году, вслед за Е.И. Лазаренко и А.Г. Герценом, мы осторожно предположили, что найденное в 1928 году Н.И. Репниковым еврейское надгробие датируется периодом раннего средневековья и происходит с территории Мангупа (Дороса)12.

Надгробная плита с изображением семисвечника, обнаруженная Р.Х. Лёпером при раскопках мангупской базилики в 1912 году. Фото 1928 года

В течение нескольких последних месяцев нами было найдено несколько дополнительных доказательств этой гипотезы. Фото № 1734 из архива Херсонесского заповедника показывает надгробие в том виде, в каком оно было найдено при раскопках Мангупской базилики Р.Х. Лёпером в 1912 году**. На фото отчетливо видно вторичное использование данного надгробия в обкладке христианской могилы XIV—XV веков. Несмотря на явную значимость и необычность находки, памятник так и остался на Мангупском плато после окончания раскопок в 1914 году. В музейной аннотации к данной фотографии указывается, что с надгробия был сделан эстампаж (позднее, вероятно, утраченный). По всей видимости, Лёпер решил, что музею хватит эстампажа, и не стал вывозить памятник в Севастополь. В 1928 году Н.И. Репников обнаружил данное надгробие в верховьях балки Табана-Дере; в 1937 он вывез его в Севастопольское музейное объединение13. Фото, опубликованное в 1930 году в французском журнале «Наука и путешествия», демонстрирует этот памятник в том виде, в каком его нашёл Репников в 1928 году14. На фото заметно, что помимо семисвечника, на надгробии находится изображение рога — шофара, а также, по всей видимости, цитрусовых плодов и (или) пальмовой ветви, традиционно изображающихся на надгробиях рядом с семисвечником — менорой. В настоящей момент надгробие хранится в лапидарии Бахчисарайского историко-культурного заповедника; к сожалению, уцелела лишь его верхняя часть.

Так или иначе, все вышеуказанные факты, и прежде всего, фото № 1734 и замечание Репникова, однозначно указывают на то, что данное еврейское надгробие происходит с территории Дороса и является частью еврейского кладбища, от которого сохранился на настоящий момент только один этот памятник. Само надгробие можно датировать периодом не ранее 60-х годов VI века н. э. и, вероятнее всего, не позднее IX—X веков. Таким образом, присутствие еврейского населения, а значит и наличие еврейско-готских контактов в Доросе уже в период раннего средневековья можно считать доказанным.

Представляется также весьма вероятным, что евреи, скорее всего, караимы, проживали в XV веке и на территории феодоритской крепости Фуна. Об этом говорит граффито с написанным на иврите именем יצחק — Исаак на стенке тонкостенного пифоса, найденного в слое пожара 1475 года на западном склоне крепостной площадки15.

Надгробие c изображением семисвечника в обкладке христианской могилы XIV—XV веков. Фото № 1734 из архива Херсонесского заповедника

В общем контексте еврейско-готских этнокультурных контактов интерес вызывает ещё одно сообщение. В итальянских архивных документах сообщается о том, что 28 августа 1449 года в городе Тане (Азак / Азов) еврейские торговцы с загадочными именами Chosum, Samisadim и Asinduhe продали местным венецианским купцам нескольких рабов. Один из этих евреев был охарактеризован в источнике как judeis16 goticus negotiator (лат. «готский еврей-торговец» или «еврейский готский купец»)17. По мнению А.Г. Еманова, этот «гото-еврей» был готом «по крови, по рождению, но иудеем по вере и, стало быть, по языку»18.

На наш взгляд, однако, этот термин следует интерпретировать по-другому. Скорее всего, понятие «готский еврей» означает не более чем «еврей из [Крымской] Готии», т. е. из княжества Феодоро или генуэзских приморских владений, известных под названием «Капитанство Готия». Нет никаких оснований для вывода об этническом происхождении этого индивидуума от крымских готов, в то время как крайне маловероятна возможность перехода православного христианина-гота в иудаизм. Тем не менее само существование термина «готский еврей» говорит нам о существовании еврейско-готских культурных контактов в позднесредневековой Таврике***.

Аналогичным образом, кстати, стоит интерпретировать и имя Моше бен Йосефа Алани, караима из Кырк-Йера (т.е. из исторического центра Крымской Алании), похороненного в 1457 году на кладбище в Иосафатовой долине19. На наш взгляд, прозвище Алани («аланский») следует понимать как указание на происхождение с территории Алании, а не на принадлежность к этническим аланам, перешедшим в иудаизм.

Исаак — последний князь Феодоро

В этом контексте любопытство вызывает также тот факт, что многие представители княжеской династии Феодоро второй половины XV века носили древнееврейские (библейские) имена (Исаак, Маноил (Иммануил), Авраам, Иаков, Мельхиседек и Давид). Л.С. Врангель объясняла это влиянием проживавших в княжестве караимов20. Нам, однако, представляется маловероятным, что иудеи-караимы могли повлиять на выбор имени наследников у правящей христианской династии.

* * *

Рассмотрев историю реальных еврейско-готских отношений, перейдём к анализу контактов вымышленных (сфабрикованных). В данном разделе мы будем обсуждать недостоверные источники и неверные научные гипотезы о якобы имевших место контактах между крымскими готами и евреями. Не будучи опровергнутыми, эти недобросовестные свидетельства могут породить волну ложных квазинаучных теорий — как это было, скажем, с «Запиской готского топарха» или псевдо-рунической надписью с горы Опук.

Впервые о предполагаемых готско-еврейских (готско-караимских) контактах упоминается в псевдо-эпиграфическом документе, якобы найденном в XIX веке караимским собирателем Авраамом Фирковичем (1787—1874). Этот «источник» представляет собой приписку (колофон) на древнееврейском языке в начале свитка Пятикнижия. Согласно этому документу, на пребывавших в крымском изгнании евреев (предков более поздних караимов) напал князь Гатам, владетель немногочисленного народа тетраксов, то есть готов-тетракситов. На помощь предкам караимов пришли их братья из сынов Кедара, т.е. обращенные в иудаизм хазары, разгромившие готов в 4565 году от сотворения мира (805 год н. э.) и завоевавшие их крепость Дори, т.е. Дорос-Феодоро-Мангуп. Приведем русский перевод части этого псевдоэпиграфа:

Настоящий же последний супостат
Отягчал наше пленение — князь Гатам
Вместе со своей ратью, народом
Немногочисленным, называемым тетраксами,
Сказавшими в бесчестии своём:
«Дайте, уничтожим их [т. е. караимов] из числа народов!»
Если бы не Господь, который был с нами
И послал нам спасителей,
Братьев из сынов Кедар,
Обращенных в иудейство [т. е. хазары], с Мивсамом,
Князем их, в их главе,
Которые спасли нас и Священную книги эту
Из их рук и завоевали Крепость их Дори,
В настоящем году нашем,
1501 по нашем изгнании [из Самарии],
4565 по сотворении мира [805 год н. э.].

(перевод А.Я. Гаркави21)

Сразу заметен поддельный характер этого документа. По мнению Д. Шапира, проверившего оригинал приписки в коллекции Фирковича (Евр I Библ 2), ряд рифм в этом стихе возникает только тогда, когда текст читается в произношении восточно-европейских караимов22. Два упоминающихся в тексте имени собственных — Гатам и Мивсам — позаимствованы напрямую из Библии (Быт. 25:13, 36:16) и не встречаются ни в одном аутентичном средневековом документе по истории Крыма. Хазарский князь Мивсам появляется в тексте этого псевдоэпиграфа вследствие того, что, согласно Библии, он был братом Кедара. Готский князь Гатам (алуф Гатам; ивр. געתם אלוף) появляется в тексте в связи с тем, что в Септуагинте, греческом переводе Библии, он назван по-гречески ήγεμών Γοθομ (в русском синодальном переводе старейшина Гафам). Эра ле-галутену (ивр. «от нашего изгнания») появляется лишь в псевдоэпиграфах Фирковича; к излюбленным выражениям Фирковича относится также и би-шнатену га-зот (ивр. «в этот наш год»), не встречающееся в других аутентичных раннесредневековых источниках.

К тому же караимы появляются в Крыму только лишь в XIII веке, в то время как в начале IX века их в Крыму не было23. На эти соображения налагается ещё тот факт, что все подобные «странного» характера приписки из собрания Фирковича, датированные эпохой раннего средневековья, однозначно признаны фальшивками XIX века24. Так что это свидетельство не предоставляет никаких сведений о настоящих исторических контактах между готами и крымскими иудеями.

Собиратель древностей караим Авраам Фиркович (1787—1874)

Среди поддельных документов из коллекции Фирковича есть ещё две приписки на свитках Пятикнижия, связанных с Мангупом. В одной из них, якобы датированной 843 годом н. э., Мангуп именуется на иврите ирену га-хадаша — «наш новый город». В другой, датированной 908 годом н. э., Мангуп называется кегила га-хадагиа — «новая община»; при этом уточняется, что город был построен «хазарской общиной» (ивр. «кагал казар»). Ряд палеографических, исторических и текстологических соображений однозначно указывает на сфабрикованный характер этих двух колофонов25. Кроме того, об их поддельности говорит уже как минимум тот факт, что в этих документах, датируемых якобы IX и X веками, упоминается топоним Мангуп.

На деле, однако, этот топоним Мангуп появляется в исторических источниках значительно позднее, не ранее XIV—XV веков (см. ниже раздел О значении топонима «Мангуп»). А как же быть с данными т.н. «пространной редакции» письма хазарского царя Иосифа, датируемой началом 60-х годов IX века, в которой упоминается топоним Манкуп? — спросите вы. Дело в том, что в рукописи пространной редакции, по-видимому, изначально было написано Манк-т. Исследователи последних лет полагают, что топоним Манк-т не имеет отношения к Феодоро-Доросу, а появление в тексте источника многочисленных подчисток и формы Манкуп следует связывать с деятельностью все того же Фирковича26.

Так выглядят три сфальсифицированных документа, якобы свидетельствовавших о караимско-готских контактах в IX—X веках.

Ниже хотелось бы обсудить недостоверные научные теории, связанные с этой проблемой. Некоторые из них связаны с интерпретацией свидетельства Ожье де Бусбека. Первым с еврейским населением этот источник связывал австрийский профессор Балтазар Хаке (Balthasar или Belsazar Hacquet; 1739/40—1815), заявивший о том, что информанты Бусбека были не готами, а идишеязычными**** евреями. Проживавший в городе Лемберге (Львове) Хаке был другом П.С. Палласа, приближенным императора Иосифа II и его матери Марии Терезы. В своих путешествиях по Австро-Венгрии Балтазар Хаке часто встречался с идише-язычными евреями-ашкеназами и даже побывал в гостях у галицийских караимов.

Несмотря на близкое знакомство с евреями и их этнографической культурой, Балтазар Хаке был антисемитом, о чем свидетельствуют юдофобские замечания в одной из его книг27. В письме немецкому географу Йоханну Бекманну Хаке утверждал, что под «сорока замками» между Херсоном и Судаком, в которых проживали многочисленные готы, средневековый путешественник Рубрук имел в виду не что иное, как заселенные евреями Castella Judaeorum — «крепости евреев», т. е. средневековый крымский город Кырк-Йер или Чуфут-Кале. Исходя из того, что именно евреи, а не готы заселяли эти крымские Castella Judaeorum — а также из того, что европейские евреи говорили на германском языке идиш — Балтазар Хаке предположил, что свидетельства источников, а в особенности Бусбека, на деле говорят не о готах, а об «изгнанных польских или венгерских евреях».

По мнению Бальтазара Хаке, путешественники так легко принимали крымских евреев за готов по той причине, что «на Востоке евреев нелегко отличить по одежде; но еврейское приветствие его немедленно выдает; также волосы делают еврея заметным тому, кто в этом понимает». Далее Хаке сообщает, что подробное описание этих крымских евреев («предполагаемых готов») можно найти в трудах П.С. Палласа28. Исходя из этого замечания можно предположить, что под этими «евреями», проживавшими в Castella Judaeorum, или Чуфут-Кале, Бальтазар Хаке подразумевал караимов.

Учёный юдофоб, безусловно, ошибался. Крымские караимы и раббаниты-крымчаки говорили не на идише, а на диалекте (или, точнее, этнолекте) крымско-татарского языка. Как следствие, как бы они ни одевались, никто не принял бы их за готов. Идиш лингвистически принципиально отличен от крымско-готских форм, зафиксированных Бусбеком. Конечно, можно предположить, что, проживая в непосредственной близости от готов, крымские евреи могли в той или иной степени выучить крымско-готский. Против этого, однако, говорит тот факт, что, согласно Бусбеку, встреченные им посланники из Крымской Готии антропологически напоминали грека и фламандца (или голландца / нидерландца), а отнюдь не семитов. Несмотря на ее явную несостоятельность, точка зрения Хаке была недавно поддержана украинским тюркологом О. Галенко29.

Крайне забавна теория о караимском происхождении информаторов Бусбека, выдвинутая эксцентричным крымским краеведом В.Х. Кондараки (1834—1886). Считавший караимов народом тюркского происхождения, принявшим иудаизм не талмудического образца от еврейских миссионеров, Кондараки также полагал, что вместе с еврейской верой караимы приняли от этих миссионеров и элементы их германского языка, т. е. идиша. По мнению краеведа, проживая на территории Мангупа, т. е. в Крымской Готии, караимы присвоили себе имя готов — её изначальных обитателей. По логике Кондараки, Бусбек, услышавший в их речи идишские слова, легковерно принял этих караимов за готов30. Пожалуй, нет нужды дополнительно комментировать эту теорию, бездоказательность которой совершенно очевидна хотя бы уже потому, что средневековые крымские караимы не говорили на идише и никогда не называли себя готами.

Ещё дальше шагнул израильский историк, профессор Тель-Авивского университета Авраам Поляк (Полак;  англ. Abraham Nahum Polak), предположивший в 40-е годы XX века, что немецко-еврейский язык идиш, традиционно считающийся плодом языковых контактов немцев с евреями в бассейне Рейна в XXIV веках, на деле уходит корнями в крымское средневековье хазарской эпохи. По мнению исследователя, зачатки идиша появились в заселённых готами регионах хазарской Таврики. Именно там, за несколько веков до появления еврейских общин в Германии, Литве и Польше, по предположению Поляка, хазарское население вынуждено было общаться на смеси из немецкого и иврита, т. е., фактически, на некоем прото-идише. При этом Поляк цитировал свидетельства Иосафата Барбаро и Бусбека, предположив, что записанные фламандским дипломатом германские слова находят ближайшие параллели именно в средненемецком диалекте, ставшем основой идиша31.

Это предположение также не выдерживает критики. Еврейские поселенцы в Германии X—XI века, скорее всего, были переселенцами из соседних Франции и северной Италии, а не из Хазарии, где этнических евреев проживало не так уж много. К тому же, повторимся, зафиксированные Бусбеком слова имеют очень мало общего с средненемецкими диалектами, сложившими основу идиша.

В 40-е годы XX века исторический сюжет об этнических контактах между крымскими готами и евреями привлек внимание нацистской писательницы Мары Крюгер (1882 — 1953), писавшей под псевдонимом Дагмар Брандт. Один из героев её романа «Гардарики», караим Йеху Фравитта бен Ханина, говорит о том, что в его жилах течёт готская, торкская (sic) и караимская кровь. Согласно писательской фантазии нацистской беллетристки, этот потомок смешанных тюркско-караимо-готских кровей пытался обратить в иудаизм киевского князя Владимира32. В этом псевдоисторическом предположении следует видеть отголосок теорий А.С. Фирковича о том, что именно караимские миссионеры склоняли князя Владимира к обращению в иудаизм33.

Ложно также и предположение современных исследователей о том, что крымчакская фамилия Гота (Готта) указывает на «готское» происхождение некоторых крымчаков. Учитывая позднее происхождение этой фамилии, значительно более вероятно, что её носители переехали в Крым из немецкого города Готы34.

Фунская надпись 1459 года

Ошибочна и гипотеза Х.-Ф. Байера об обращении в христианство группы евреев Фуны в 1459 году, как мы помним, этот населенный пункт также входил в состав княжества Феодоро. При правильном прочтении греческого текста надписи выясняется, что этнонима «евреи» в тексте нет вообще35.

Небезынтересным представляется тот факт, что крымско-готской проблематикой занимался также и востоковед, последний глава восточно-европейских караимов, гахам или, как он сам себя называл, гахан Серая Шапшал (1873—1961).

Глава восточно-европейских караимов, гахам Серая Шапшал (1873—1961). Фотография Л. Семашко, 1938 год

В одной из неопубликованных работ учёный указал, что территорией крымских готов позднее завладели хазары. По его мнению, готы продолжали использовать свой германский язык до конца XVII — начала XVIII века. На полях этой незавершенной статьи Шапшал оставил заметки, в которых он приравнял готов к татам, а караимов — к южнобережным татарам. Он заметил, что персидские числительные sada («сто») и hazer («тысяча») проникли к готам через посредничество хазар, проживавших, как и готы, на Мангупе. Возможно, таким образом Шапшал хотел попытаться обосновать предположение, что готы также были этническими предками караимов. Впрочем, однозначно это утверждать нельзя, т.к. данную статью Шапшал так и не закончил36.

Ещё одно заблуждение, связанное с караимской историей, датируется периодом Второй мировой войны. Один из нацистских идеологов, Эдуард Фрауэнфельд писал о ждущих исследователя готской истории на Мангупе «больших кладбищах с тысячами надгробных камней»37. Здесь генеральный комиссар округа «Таврия» явственно заблуждался. За готское кладбище он принял мангупский караимский некрополь с надписями на древнееврейском языке, т.к. других крупных кладбищ с каменными надгробиями на Мангупе попросту нет.

Этим курьезом, пожалуй, можно завершить обзор готско-еврейских контактов в Крыму. Остаётся лишь надеяться, что в ближайшем будущем будут найдены другие источники, которые смогут дополнить наше представление о еврейско-готских контактах в Крыму в средневековое и раннее новое время.

Изучение этой проблематики привело нас к решению ещё одного чрезвычайно интересного вопроса — происхождения средневекового еврейского понятия «Ашкеназ».

Примечания.

*. На основании исследований караимской эпиграфики заметим, что, к примеру, еврейское имя Йегуда резчиками надгробий на караимском кладбище в Иосафатовой долине близ Чуфут-Кале писалось достаточно вариативно: יהודה \ יודא \ יהודא и т. п. Греческое имя Евфросинья искажалось ими до Фирусин и других похожих форм. Для проведения аналогий, отметим, что германское (?) боспорское имя Фодераг могло быть искажением Фердерух / Фадрико / Федико / Фадарикин (Яйленко В.П. Малоазийские «гастарбайтеры» на Боспоре V—III вв. до н. э. // Древности Боспора. Т. 13. М. 2009. С. 512). Как мы видим, записанное греками в форме Θοδηραγος, данное имя значительно отличалось фонетически от изначальной германской праформы. Нечто подобное вполне могло произойти и при передаче малопонятного готского имени Хари(Харья)-Фродила(Фроила) крымскими евреями из Партенита.

**. Автор выражает благодарность В.Л. Руеву за предоставление информации о нахождении этой фотографии в архиве Херсонесского заповедника.

***. Впрочем, если goticus является ошибочным вариантом написания прилагательного geticus («гетский»), то здесь речь могла идти и о черкесских евреях.

****. Идиш — еврейско-германский язык, возникший в Германии в X—XIV веках на основе средне-верхне-немецких диалектов. Позднее стал основным языком европейского еврейства.

1. Хвольсон Д.А. Сборник еврейских надписей из Крыма. СПб., 1884. С. 138—143, № 190—192.

2. Миллер В.Ф. Археологические разведки в Алуште и её окрестностях в 1886 г. // Труды имп. моск. арх. об-ва. 1888. Т. XII. С. 132133; Кизилов. Крымская Иудея… С. 38.

3. Сельвинский И.Л. Крым (1945) // Крым. Поэтический атлас. Симферополь, 1989. С. 22.

4. См. обзор: Носоновский М. Еврейско-германская надпись V века // он же. «Разделяющий святое и будничное»: иврит, идиш, светское и религиозное в традиционной еврейской культуре. Нью-Йорк, 2005. С. 383—386.

5. Васютинская Д. Когда авторское право было другим: Авраам Фиркович и Rehabilitation отца русской гебраистики Даниила Хвольсона // Мат-лы X Ежегод. Межд. конф. по иудаике. М., 2003. Ч. I. С. 366—376.

6. Кизилов М.Б. Крымская Иудея… С. 43.

7. Об этих готских именах см. Peterson L. Оп the Relationship between Proto-Scandinavian and Continental Germanic Personal Names // Runische Schriftkultur in kontinental-skandinavischer und -angelsächsischer Wechselbeziehung. Berlin, 1994. P. 156—157; Макаев Э.А. Язык древнейших рунических надписей. М., 2002. С. 108—109, 129. Ср. также такие готские имена как Унила или Вульфила.

8. Топорова Т.В. Культура в зеркале языка: древнегерманские двучленные имена собственные. М. 1996. С. 27.

9. Там же. С. 15.

10. Braun. S. 52.

11. Носоновский. Еврейско-германская… С. 386.

12. Кизилов М.Б.  Крымская Иудея… С. 38—39.

13. Репников Н.И. Материалы к археологической карте юго-западного Крыма. Л. 5 (227) // Архив Бахчисарайского историко-культурного заповедника.

14. Abensour L. Du royaume gothique à l’empire juif des Khazares // Sciences et voyages. 13.03.1930. XI année. № 550. P. 12.

15. Кирилко В.П. Крепостной ансамбль Фуны 1423—1475 гг. К., 2005. С. 67, рис. 58:3.

16. По-видимому, искаженное judeus — «еврей».

17. Doumerc B. Les Vénitiens à la Tana (Azov) au XVe siècle // Cahiers du monde russe et soviétique. 1987. Vol. 28. № 1. P. 10, 18, ft. 56.

18. Еманов А.Г. Латиняне и не латиняне в Кафе (XIII—XV вв.) // Из истории Византии и византиноведения. Л., 1991. С. 113.

19. Фиркович А.С. Авней зиккарон. Вильно, 1872. Ч. I. Ам. 29; Ч. II. Ам. 16, № 56. Согласно Фирковичу, могила Моше Алани датируется 857 г. н. э. На деле, однако, этот памятник следует датировать 1457 г.

20. de Wrangell L. Visages de Crimée. Paris, 1939. P. 77.

21. Ивритский оригинал документа см. в Harkavy A., Strack H.L. Catalog der Hebräischen Bibelhandschriften der Kaiserlichen Öffentlichen Bibliothek in St. Petersburg. St. Petersburg; Leipzig, 1875. S. 4—6.

22. Шапира Д. Нынешнее состояние ряда приписок к колофонам на библейских рукописях из первого собрания А.С. Фирковича // Мат-лы XI Ежегод. Межд. конф. по иудаике. М., 2004. Ч. I. С. 104.

23. О датировке переселения караимов в Крым см. Кизилов М.Б. Крымская Иудея… С. 106—115.

24. Harkavy, Strack. Catalog…; Шапира. Нынешнее состояние… С. 102—130; об этом «готском» документе и его разоблачении см. также Гаркави А.Я. По вопросу о иудейских древностях, найденных Фирковичем в Крыму // ЖМНП. 1877. Ч. 192. С. 107—108.

25. Ивритские оригиналы приписок и их подробную критику см. в Harkavy, Strack. Catalog… S. 4—11, 52—55; ср. Хвольсон. Сборник… С. 498.

26. Fedorchuk A. New Findings Relating to Hebrew Epigraphic Sources from the Crimea, with an Appendix on the Readings in King Joseph’s Letter // The World of the Khazars / Ed. P.B. Golden, H. Ben-Shammai, A. Rona-Tas. Leiden, 2007. P. 121—122; Шапира Д. Евреи в Северном Причерноморье от древности до раннего средневековья // История еврейского народа в России Т. 1. М.; Иерусалим, 2010. С. 19, 35—36, прим. 26.

27. Hacquet B. Hacquet’s neueste physikalischpolitische Reisen in den Jahren 1788. und 1789. durch die Dacischen und Sarmatischen oder Nördlichen Karpathen. T. I. Nürnberg, 1790. S. 198—203.

28. Письмо Хаке было частично опубликовано в Beckmann J. Litteratur der älteren Reisebeschreibungen. Band I. Göttingen, 1807. S. 179—180. Точку зрения Хаке разделял и В. Юргевич (Две печати, найденные в византийском Херсоне // ЗООИД. 1886. Т. 14. С. 8, прим.).

29. Галенко О. Іудейскі громади Османської Кефи середини XVI ст. // Сходознавство. 1998. № 3—4. С. 56—57.

30. Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. Ч. IX. СПб., 1875. С. 25—27.

31. Полак А. Казарийа: тольдот мамлаха йехудит бе-Эропа. Тель-Авив, 1950. Ам. 256—258.

32. Brandt [Krüger]. Gardariki… S. 325, 343—344.

33. Об этой теории Фирковича см. Shapira D. The Mejelis «Document» and Tapani Harvianen // Omeljan Pritsak Armagani (A Tribute to Omeljan Pritsak). Sakarya, 2007. P. 303—393.

34. Kotier I. Crimean Jewish Family Names // Avotaynu. 1989. № 5:1.

35. Мыц. C. 400—401; ср. Байер. История… С. 395.

36. Шапшал С.М. Крымские готы (краткий исторический очерк) // Рукописный отдел библиотеки Литовской АН в Вильнюсе. Ф. 143. Д. 887.

Далее… О происхождении средневекового еврейского понятия «Ашкеназ»

О происхождении средневекового еврейского понятия 'Ашкеназ'
Готы в науке перестроечной и постперестроечной эпохи

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*