Вторник , 12 Декабрь 2017

Друид и царь

api-zmeenogij-braslet

Кельтские друиды. Книга Франсуазы Леру.   Кажется убедительным и представляет большой интерес последний параграф этой главы, озаглавленный «Друид и царь».[89 — См. наст. изд. Стр. 120–127.] В этом разделе уточняется и разъясняется важный для истории кельтского друидизма вопрос о соотношении духовной и светской власти, о том, какую роль играли друиды в системе политических отношений в обществе кельтов. Как было показано выше, античные авторы настаивали на большой политической значимости друидов в кельтском обществе. Увенчивает этот хор согласно поющих голосов свидетельство оратора, писателя, философа и историка Диона Хризостома (греч. Δίων Χρυσόστομος ) или «Златоуста», у которого кельтские цари, сидящие на золотых тронах и роскошно пирующие в больших дворцах, являются исполнителями воли друидов.

Как мы видели, по поводу этого свидетельства Диона Хризостома  (40-130 г.г. н.э.) существуют разные мнения. Одни считают, что это ещё одна легенда о «золотом веке», выдуманная самим автором, другие — что это риторическая обработка более раннего свидетельства, отражавшего историческую реальность. приводит свидетельства ирландских источников, подтверждающие вторую точку зрения. Ирландские друиды тоже сидели на торжественных пирах по правую руку от королей, и именно светский властитель акцентировал свое почтительное отношение к друиду. Франсуаза Леру  пишет: «Царская власть у кельтов прибывала в тени и, если так выразиться, под покровительством друидического жречества». [90 — См. наст. изд. Стр. 123.].

svastika-na-keltskom-pamyatnike-the-kermaria-stone-4-v-do-n-e

В то же время, Леру уточняет отношения, существовавшие между царями и друидами. В Галлии, как и в Ирландии, контролируя царскую власть, друиды оставались чуждыми собственно царской функции.

В Галлии царь был выходцем из военного аристократического сословия всадников и избирался всадниками. Друиды не выбирали царя, но они были ответственны за религиозные церемонии, которыми было отмечено избрание царя, и они влияли на выбор кандидата на царский престол, следили за тем, чтобы этот выбор был правильным и благоприятным для страны.[91 Среди наших отечественных исследователей точку зрения  Леру на характер взаимоотношений между друидами и светской властью разделяет С. В. Шкунаев (С. В. Шкунаев. «Герои и хранители ирландских преданий».«Предания и мифы средневековой Ирландии»)]

fibula-v-vide-svastiki-daniya-5-v

Франсуаза Леру бросает краткое замечание, что такое соотношение между светской и духовной властью, как и вся система социально-политических отношений в обществе кельтов, имеют гораздо более древнее происхождение, чем время Цезаря в Галлии или средневековый период в Ирландии, они восходят ко временам ещё индоевропейского единства и поэтому аналогии для них можно найти в других индоевропейских обществах: друиды напоминают индийских жрецов-брахманов, а всадники индийских воинов — кшатриев.

Это краткое замечание Франсуазы  Леру можно очень интересно развить, если обратиться к работам Рене Генона. Анализируя древние символы «медведя» и «вепря», которые играли важную роль в кельтской религиозно-мифологической традиции, Генон показывает, что у кельтов вепрь и медведь символизировали соответственно представителей духовной власти и власти светской — то есть двух каст друидов и всадников, эквивалентных, изначально и в их существенных функциях кастам «брахманов и кшатриев». В этом двуединстве духовная власть имела преимущественное значение, а светская власть была только её эманацией.

galdshtat-keltskie-bronzovyj-shlem-5-vek-do-n-e

В традиционных цивилизациях и в их древних мифологиях отношения между представителями духовной и светской власти, которых Рене Генон условно продолжает именовать «брахманами и кшатриями», были разнообразными. Они могли находиться в состоянии борьбы, когда светская власть пыталась освободиться от опеки духовной власти. С точки зрения Генона, в мифологии греков восстание кшатриев против духовной власти представлено охотой на Калидонского вепря. Этот миф является версией, в которой «кшатрии» приписывали себе окончательную победу, так как «Калидонский вепрь» — олицетворение духовной власти, был убит ими.

Древнегреческий писатель, живший на рубеже II — III веков н. э. Афиней Навкратийский [92 — Deinosophistarum, IX, 13.] сообщает, следуя за более древними авторами, что Калидонский вепрь был белым. Белый цвет символически считается цветом духовной власти — друиды носили белые одежды.

calydonian_hunt_louvre

Важным является то обстоятельство, что вскормленная  медведицей дева-воительница Аталанта (др.-греч. Ἀταλάντη «непоколебимая»), первой ранила на охоте Калидонского вепря. По мнению Рене Генона, само имя Аталанты могло бы подсказать, что мятеж «кшатриев» начался или в самой Атлантиде, или среди наследников её традиции. Название Калидон — Calydon созвучно с древним названием Шотландии — Caledonia. Генон предлагает этимологию, согласно которой, Каледония — это страна кальдов или кельтов. Калидонский лес ничем не отличается от сказочного леса  Броселианд (фр. Brocéliande, брет. — Brekilien), который носит то же самое название. Оно только немного изменено по форме, и впереди поставлено слово bro или bor, то есть само имя вепря.

calydonian-hunt-meleager-and-atalanta-rim-mramor

Большой интерес представляет тот факт, что в мифе об Атлантиде берется не медведь, а Медведица.  Рене Генон показывает, что женский вариант символизма медведя не противоречит тому, что символ Медведица приписывается военной касте, являющейся обладательницей светской власти. Во-первых, каста светской власти играет «воспринимающую», то есть женскую роль по отношению к жреческой касте, так как она получает от жреческой касты не только обучение традиционной доктрине, но и подтверждение законности своей собственной власти, которая предоставляется ей «по божественному праву».

calydonianhunt

 

Затем, когда эта военная каста, переворачивая нормальные отношения субординации, претендует на господство, её преобладание сопровождается преобладанием женских элементов в символизме традиционной формы, которую она изменяет. Иногда даже, как следствие этого изменения, устанавливается женская форма жречества, как это было в случае с у кельтов друидов. Вот почему скорее медведица, чем медведь, символически противопоставлена вепрю.

Характерно, что именно у кельтов два символа вепря и медведя не всегда представлены в состоянии противостояния или борьбы. Они могут также изображать духовную власть и власть светскую, или две касты друидов и всадников, в нормальных и гармонических отношениях. Таков случай Мерлина и короля Артура. Мерлин, друид и вепрь Броселиандского леса, является воспитателем, другом и мудрым советчиком короля Артура, чье имя происходит от имени медведя «arth».

kingarthur

Британский патроним «Arto-rīg-ios», в котором корень «arto-rīg» — «медведь-король» от старого ирландского личного имени «Art-ri». На валлийском языке «медведь» — «arth», «бык» — «tarw» — тарв, в Скифии — «тавр».

Таким образом, анализ символизма образов вепря и медведя позволил Рене Генону выявить наличие двух потоков, соответствующих этим двум символам, которые внесли свой вклад в формирование кельтской традиции. Вначале власть духовная и власть светская не были разделены как две различные функции. Наоборот, они объединялись в их общем принципе, и следы этого союза еще можно увидеть в этимологии самого имени друидов: dru-vid — «сила-мудрость». По мнению Генона, будучи представителями духовной власти, за которой была сохранена высшая часть доктрины, друиды были истинными наследниками изначальной традиции человечества.[93 — Guenon R. Symboles de la Science sacfee. Paris, 1994. P. 156-162.] Таким образом, это исследование Генона прекрасно и глубинно разъясняет, почему кельтская царская власть жила, по выражению Франсуазы Леру, «в тени и под покровительством друидического жречества».

В этом же разделе, отвлекаясь несколько от темы собственно друидизма, Ф. Леру дает ряд интересных уточнений по поводу характера царской власти в Галлии этого времени. Там может идти речь, скорее, о царской должности (regia potestas), весьма уязвимой и непостоянной, которая более напоминает республиканскую магистратуру, чем власть царя . [94 — Caes., B. G,VII, 32.] Для подтверждения своей мысли автор приводит несколько свидетельств Цезаря. Цезарь сообщает, что,  в общине самого могущественного кельтского племени в Галлии арвернов, князь Кельтилл (ок. 80—70 года до н. э.), отец Верцингеторикса,  был убит «потому что он стремился к царской власти». [95 — Caes., B. G,VII, 4.]

kalidonskij-vepr-calydonian-boar

Эбуроны (Eburones) — древнее племя, занимавшее во времена Цезаря междуречье Рейна и Мааса [96 — Caes., B. G,VI, 31.] имели двух царей, деливших  между собой территорию племени подобно тому, как это делали ирландские царьки, царствовавшие только над несколькими небольшими племенами.

У самого могущественного кельтского народа в Галлии времени Цезаря, эдуев  (лат. Haedui, Aedui), царская власть на этот момент уже не существовала.

Цезарь [97 — Caes., B. G,I, 16, 5.] сообщает, что он созвал наиболее знатных и авторитетных людей из общины эдуев, и среди них были Дивитиак и Диск, носители высшей годичной магистратуры, которых эдуи называли вергобретами (галл. Vergo-breith — «муж суда»),  верховными судьями у галльских народов . Далее Цезарь [98 — Caes., B. G,VII, 32.] рассказывает, что к нему явилась депутация самых знатных и авторитетнейших людей из общины эдуев с просьбой оказать им помощь. Они объяснили, что ситуация очень серьезна, так как у них существовал старинный обычай выбирать одного магистрата, который получал царскую власть на год, а теперь у них два магистрата с такими полномочиями, и каждый утверждает, что он избран законно.

schwarzenback-bowl-mozel-bogatyx-pogrebenij-zap-germaniya

Свидетельства Цезаря подобраны таким образом, что они отчетливо выявляют процесс деградации царской власти в Галлии. Сначала свели до минимума функции царя, затем, опасаясь, что они ещё слишком значительны, совсем упразднили царскую власть, заменив царя двумя ежегодно назначаемыми магистратами. Франсуаза Леру считает, что вергобреты эдуев напоминают римских консулов, правда, с той разницей, что, в отличие от консулов, они не обладали никакой реальной властью.[99 — См. наст. изд. стр. 124.] Эта оговорка автора, однако, не правомочна в полной мере.

topor-labris

Галльские врегобреты не имели высшей военной власти, как римские консулы, но они сосредотачивали в своих руках высшую гражданскую власть. Если галльских врегобретов сравнивать с римскими республиканскими магистратами, то они несколько напоминают народных трибунов, обладавших большой гражданской властью. [100 — Фюстель де Куланж. История общественного строя древней Франции. Т. 1. Римская Галлия / Под ред. И. М. Гревса. СПб., 1901. С. 21.] Они напоминают римских народных трибунов еще в одном отношении. Вергобрет не имел права покидать территорию племени эдуев, пока он исполнял свои обязанности, точно так же народный трибун не удалялся за пределы городской черты Рима, пока не истекал годичный срок его магистратуры.

В целом, рассуждения Франсуазы Леру о процессе эволюции царской власти в Галлии весьма интересны. Цезарь говорит, что выборы вергобрета возглавлялись магистратами общины. [101 — Caes., В. G., VII, 33, 34. Очевидно, прав К. Жюллиан, который предполагал, что в данном случае под магистратами подразумевались выборные вожди (principes) в небольших округах — пагах, составлявших общину эдуев. (Jullian С. Histoire de la Gaule. V. II. P. 48).] Цезарь делает оговорку, что в случае отсутствия магистратов руководство выборами переходило к жрецам, то есть друидам. Таким образом, даже в момент наивысшей дезинтеграции друиды продолжали исполнять свою древнюю функцию: они покровительствовали светской власти и наблюдали за правильностью её избрания.

Далее… Сакральный Центр мира друидов

Кельтские друиды. Книга Франсуазы Леру.  Предисловие к русскому изданию Я. С. Широкова

bronze_8-v-n-e

 

Сакральный Центр мира друидов
Друиды - жрецы и воспитатели кельтского общества

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*