Вторник , 20 Ноябрь 2018
Домой / Античный Русский мир. / Кельты / Древнескандинавское «Сказание о Сигурде».

Древнескандинавское «Сказание о Сигурде».

Сигурд и Регин

Конунг  (исл. kenning — кеннинг буквально — «обозначение» — hringbroti — «раздаватель колец») франков Сигмунд, правнук самого бога Одина, был славным воином. Но пришёл его час, и он погиб в бою. Враги захватили его страну, чужой конунг Люнгви занял его престол.

Вдова Сигмунда Хьёрдис нашла приют у конунга Дании Хьялпрека. Хьёрдис была беременна и вскоре родила сына, которого назвала Сигурд (др. исланд. Sigurd), что значит «победитель». Хьёрдис верила, что сын, возмужав, отомстит за отца Сигмунда.

Сигурд рос в доме и семье датского конунга Хьялпрека.  Воспитателем Сигурда стал мудрый карлик Регин (Regin) — колдун и искуснейший мастер-кузнец, он обучил Сигурда многим искусствам, в том числе знанию рун и разным языкам.

 В древнескандинавской литературе карлики — непревзойденные мастера, создатели дивных сокровищ и волшебного оружия. Самые прославленные вещи в скандинавских мифах были созданы карлами: копье Одина Гунгнир, молот Тора Мьёлльнир и Скидбладнир, корабль бога Фрейра, который способен нести на себе всех богов. Корабль Фрейра так искусно сделан, что его можно свернуть как простой платок к упрятать в кошель.

Однажды, когда Сигурд был уже юношей, Регин выковал для себя меч Ридил (Ridil: др.исл. Riðill, меч Регина), и один меч для Сигурда. Взял Сигурд меч и сказал: «Надобно его испытать!» Ударил мечом по наковальне — и клинок разлетелся на мелкие осколки.

Выковал Регин другой меч, сказав: «Вот этот будет получше!» Ударил Сигурд новым мечом по наковальне — и сломал его тоже.

Тогда Регин сказал: «Обычный меч для тебя не годится. Поди к своей матери Хьёрдис, пусть она даст тебе меч, который твой отец получил от самого Одина. Зовется тот меч Грам, и нет ему равных. Твой отец в своем последнем бою сломал его пополам, но если меч починить, то будет он тебе как раз по руке».

Пошёл Сигурд к матери Хьёрдис, дала ему мать сломанный отцовский меч.

Сигурд принёс меч к Регину. Тот развёл огонь, починил клинок. Когда работа была закончена, из клинка вырвалось пламя.

Взял Сигурд меч Грамр (Gramr), ударил им по железной наковальне — разрубил её пополам, до самого подножья. Похвалил Сигурд меч, сказал Регину: «Спасибо».

Был теперь у Сигурда меч, но не было коня. Пошёл он просить коня у конунга Хиальпрека. Хиальпрек сказал: «На берегу реки пасётся мой табун. Выбери себе коня по сердцу, да не ошибись, выбери лучшего».

Вот пришёл Сигурд на берег реки. Паслось там больше сотни коней. Смотрит на них Сигурд — и не знает, который из них лучший.

Вдруг появился сам бог Один на коне Слейпнере (Sleipnir)и указал Сигурду, какого коня ему взять. Звали того коня Грани, и он приходился сыном коню самого Одина, восьминогому Слейпниру.

Теперь были у Сигурда и славный меч Грамр (Gramr ~ «гром»), и добрый конь Грани. Пришла пора отправляться в путь, чтобы отомстить за отца.

Заехал Сигурд к Регину, чтобы проститься. Но Регин сказал: «Подожди. Есть для тебя другое дело, которое принесёт нам с тобой большое богатство».

 И он рассказал Сигурду о том, что случилось в давние времена.

Был тогда Регин молод и жил с отцом и двумя братьями на берегу реки, возле водопада. Отца Регина звали Хрейдмар, старшего брата — Фафнир (Fafnir), младшего — Отр (Ótr — «ОТРок»). А Регин был средним. Братья и их отец умели колдовать, могли превращаться в разных зверей и птиц.

Однажды Отр, превратившись в выдру, поймал в реке жирного лосося и ел его на берегу, зажмурившись от удовольствия.

Локи (Loki — «ЛОвКИй») — бог хитрости и обмана

В это время мимо проходили три бога: Один, Хенир и хитрый Локи. Боги странствовали по земле, желая всю ее осмотреть. Подстрелили боги выдру себе на ужин, а заодно забрали и лосося, которого она не успела доесть.

Верховный бог в германо-скандинавской мифологии, отец и предводитель асов Один (др.-сканд. Óðinn) или Вотан (прагерм. *Wōđanaz или *Wōđinaz — «воданаз», «водиназ»; «Viðurr at vígum» — «Видур в боях» («ведун»); «Sviðurr ok Sviðrir er ek hét at Sökkmímis» — «Свидур и Свидрир я был у Сёккмимира»). (Из Перечня имён Одина  в Старшей Эдде в одной в главе «Речи Гримнира»)

Верховный бог Один и ловкий  Локи (Loki — «ЛОвКИй») — бог хитрости и обмана, были связаны клятвой побратимства, которую давали друг другу скандинавы.

На ночлег боги попросились к Хрейдмару. Тот увидел убитую выдру, узнал в ней младшего сына Отра (Ótr — «ОТРок»), но не подал виду и принял богов в своем доме как дорогих гостей.

Ночью, когда боги уснули, Хрейдмар сказал сыновьям: «Ваш брат убит, и вот его убийцы». Отец и сыновья втроём напали на спящих богов, связали их кожаными ремнями.

Боги, узнав о своей невольной вине перед хозяином дома, предложили ему за убитого сына выкуп, какой он только пожелает. Хейдмар потребовал столько золота, чтобы можно было им наполнить шкуру выдры изнутри и засыпать ее снаружи — да так, чтобы не осталось на виду ни одной шерстинки.

Один и Хёнир остались в доме Хрейдмара заложниками, а ловкий Локи отправился добывать золото.

Богаче всех был тогда карлик Андвари. Превратившись в щуку, жил Андвари в водах глубокой реки, а на её дне хранил свои сокровища.

Локи одолжил у жены морского великана большую сеть, которой она утягивала на дно тонущие корабли, этой сетью поймал Андвари-щуку и потребовал с него выкуп — всё, чем тот владеет.

Согласился Андвари. Принёс он своё золото, сложил к ногам Локи. Лишь одно золотое кольцо оставил себе, но Локи велел отдать его тоже.

Тогда взмолился Андвари: «Не отбирай у меня последнего! Если сохраню я это кольцо, оно снова принесет мне богатство. Если же потеряю его — лишусь всего навсегда».

Но Локи отнял у Андвари кольцо, надел его на палец и, взвалив на плечи мешок с золотом, пошёл прочь.

Андвари крикнул ему вслед: «Будь же отныне проклято это кольцо! Пусть приносит оно горе и погибель всякому, кто им завладеет.»

С мешком золота пришёл Локи в дом Хрейдмара и сказал. «Я принёс выкуп». Как было условлено, он наполнил золотом шкуру выдры и засыпал её снаружи.

На это ушло всё золото Андвари, но всё равно кончик уса оставался виден. Тогда Локи снял с пальца проклятое кольцо и прикрыл им кончик уса. Выкуп был уплачен сполна.

Как только боги ушли, старший брат Фафнир и средний — Регин стали требовать, чтобы отец уделил им часть золота, полученного за гибель брата Отра (Ótr — «ОТРок»).

Хрейдмар отказался — и сыновья убили отца.

Стали братья делить наследство. Фафнир, как старший, забрал себе всё, а Регина выгнал из дому.

Регин покинул родные края и нанялся кузнецом на службу к конунгу Хиальпреку.

Оставшись один, Фафнир взял шлем своего отца Хрейдмара и надел его на себя — шлем называется œgis+hjálmr — «ШЛЕмр-страшилище»; (œgis -«эгида»), пугающий всё живое.

Фафнир поднялся на Гнитахейд (Gnitaheid, др.исланд. Gnitaheiðr — от heiðr — «пустошь», схоже с Геррос — местом захоронения скифов), превратился в огромного змея и устроил там своё логово, улёгшись на золото.  С тех пор Фафнир, которого называют в сагах «göfugt dýr», то есть «благородный ЗВЕРь», стережёт своё золото.

Sigriðr gærði bro þasi, moðiʀ Alriks, dottiʀ «Orms, for salu Holmgæiʀs, faður Sigrøðaʀ, boanda sins.» — Сигрид, мать Алрик, дочь Ормра, сделала этот мост для души Холмгейра, отца Сигродра, и своего мужа.

Поведав Сигурду эту историю, Регин сказал: «Ты молод, силен и храбр. Убей змея- Фафнира, и мы разделим его золото пополам».

Но Сигурд ответил: «Вздор говоришь, мудрый Регин. Я стану посмешищем в глазах любого, если отправлюсь добывать богатство прежде, чем отомщу за отца!» Отправился Сигурда в исконную землю Вёльсунгов, дабы отомстить за смерть своего отца Сигмунда.

Снарядил Сигурд сто кораблей, набрал храбрых воинов и пустился по морю к франкским берегам, где царствовал Люнгви, убийца его отца.

В пути их застигла буря. Холодные волны вздымались выше бортов, и никто не мог совладать с парусами. Корабли несло на одинокий утес.

Там, на самой вершине утёса, стоял человек. Он крикнул, заглушая бурю: «Кто вы и куда держите путь?» Сигурд ответил: «Сигурд, сын Сигмунда, со своею дружиной. Ветер дует в наши паруса, попутный ветер нашей смерти!» Тогда человек на утёсе крикнул: «Возьми меня на свой корабль, Сигурд, сын Сигмунда!» И тут же буря утихла. Сигурд подвёл корабль к утесу, человек спрыгнул на палубу. Сигурд узнал его — это был бог Один.

Вот достигли корабли Сигурда франкских берегов. Выставил Люнгви против Сигурда большое войско. Жестокой была битва, но Сигурду помогал сам Один, и вскоре войско Люнгви было разбито, а сам он пал от руки Сигурда.

Так Сигурд отомстил за отца. Он мог бы занять отцовский престол, но решил прежде постранствовать по свету.

Сигурд вернулся к Регину и сказал: «Теперь я готов добывать богатство».

Пустились в путь Сигурд на коне Грани и Регин на коне Ганд (др. исл. gandr; gandreið — «используется для обозначения ночного выезда ведьм») Вот выехали они на тропу, что вела от жилища змея-Фафнира к водопою. Увидел Сигурд следы на тропе и сказал Регину: «Верно, очень велик твой брат!» Вырыл Сигурд на пути у змея большую яму, залез в неё и стал ждать. Вот показался на тропе змей-Фафнир. Он полз, извиваясь и изрыгая яд. Когда змей проползал над ямой, Сигурд вонзил в него  меч по самую рукоятку.

Хлынула из раны черная кровь. Издыхая, змей-Фафнир сказал Сигурду: «Послушай моего совета: не трогай золота, ради которого ты меня убил. Оно проклято и тебе тоже принесёт погибель».

Но Сигурд ответил: «Я не стал бы его трогать, если бы был уверен, что в таком случае буду жить вечно».

Змей издох. Сигурд вытер травой кровь со своего меча. Тут к нему подошёл Регин, который до тех пор ждал в стороне, и сказал: «Если бы я не выковал тебе меч и не привел бы тебя сюда, ты не убил бы змея. Так что убили мы его вместе». Сигурд отвечает: «В бою храброе сердце лучше острого меча». До самого своего смертного дня Сигурд пользовался немалой славой, ведь он один отважился на опасный подвиг, сразил змея, хранителя Клада, и захватил все его золотые сокровища.

Регин вырезал у змея сердце и велел Сигурду его зажарить, а сам «ek mun sofa ganga» [«я пойду спать»], лег на землю и заснул.

Сигурд развёл костёр, насадил змеиное сердце на вертел и стал жарить. Когда змеиное сердце изжарилось, Сигурд хотел снять его с вертела, но обжегся — и сунул палец в рот. Капля запекшейся крови со змеиного сердца попала ему на язык — и он стал понимать все, что говорят звери и птицы (igður -птицы).

Рядом щебетали три ласточки. Одна сказала: «Вот сидит Сигурд и жарит для Регина змеиное сердце. А если бы он съел его сам, то стал бы мудрейшим среди людей». Другая ласточка сказала: «Регин притворяется спящим, а сам выжидает минуту, чтобы убить Сигурда и одному завладеть богатством змея-Фафнира». А третья ласточка прощебетала: «Если бы Сигурд не был глуп, он сам убил бы Регина, а золото змея-Фафнира забрал себе».

Ласточки улетели. Сигурд взял меч и отрубил Регину голову. Потом он съел змеиное сердце и пошёл к жилищу змея-Фафнира. Двери в змеином жилище были железные, крыша держалась на железных стропилах. Но двери не были заперты, и Сигурд вошёл внутрь. Там грудой лежало золото. Стал Сигурд складывать его в мешки, которые заранее приготовил Регин, он также взял «шлем-страшилище и золотую броню». Сверкнуло среди золота кольцо — проклятое кольцо Андвари. Оно так понравилось Сигурду, что он сразу надел его на палец.

Сигурд погрузил мешки с золотом на своего коня Грани и хотел вести его в поводу, но конь не шёл. Тогда Сигурд сел на него верхом, и Грани поскакал, как будто не было на н`м никакой ноши.

Увидел Сигурд по пути высокую гору. На вершине её будто горел огонь, зарево достигало самого неба. Но когда Сигурд подъехал поближе, то увидел, что это не огонь, а шатер, сложенный из медных щитов, ярко блестевших на солнце.

Сигурд сошёл с коня и заглянул в шатер. Посреди шатра на высокой постели спал молодой воин в доспехах и шлеме. Снял Сигурд шлем с головы воина, и длинные волосы упали до самой земли. Воин оказался девушкой.

Девушку звали Брюнхильд, её отцом был Будли, а воспитателем — Хеймир. Брата Брюнхильд звали Атилла, а сестру Беккхильд  (др.-исл. bekkr — «скамья»).

Некогда Брюнхильд была валькирией, её уделом было реять над битвой, приносить по велению Одина одним — победу, другим — поражение.

Раз Один послал валькирию Брюнхильд в бой, чтобы даровала она победу знаменитому герою, свершившему много подвигов и изведавшему много славы. Противник его был молод, ещё ничем себя не прославил, но сражался храбро. Брюнхильд ослушалась Одина: даровала победу молодому воину.

Разгневался Один и приказал непокорной валькирии отныне жить среди людей, избрать себе мужа, чтобы покоряться ему до конца своих дней.

Брюнхильд сказала: «Я не смею ослушаться, но клянусь, что моим мужем станет лишь тот, кто ни разу в жизни не изведал страха!» «Будь по-твоему, — ответил Один — Ты уснешь зачарованным сном, и тот, кто ни разу в жизни не изведал страха, придет и разбудит тебя».

Один уколол ей палец шипом терновника, и Брюнхильд (др.ирл. brynja — «БРОНЯ, кольчуга») тут же заснула. Её отнесли на вершину горы, положили в шатре из медных щитов и оставили ждать избавителя.

Когда Сигурд снял с головы Брюнхильд тяжёлый шлем, она проснулась. Увидела Брюнхильд Сигурда — и полюбила его, а он полюбил её.

Сигурд сказал: «Клянусь, если я тебе по сердцу, ты станешь моей женой». Брюнхильд ответила: «Я бы выбрала тебя своим мужем, даже если бы мне довелось выбирать из всех людей, что живут на свете!»

 Сигурд просит «поучить его мудрости» («now rede me» — «теперь дай мне совет»), и валькирия Брюнхильд приносит Сигурду брагу, сваренную на благих заклятьях и gaman+rúna («руны счастья» или «радостные руны, что по краю вьются» были написаны на чаше), и даёт ему одиннадцать советов. В конце разговора Брюнхильд молвила: «Не судила судьба, чтоб мы жили вместе; я — паленица («дева-воительница», как Афина Паллада), и ношу я шлем с конунгами ратей; им прихожу я на помощь, и мне не наскучили битвы, — и предсказала ему — а ты возьмёшь в жены Гудрун Гьюка+доттир»(Гьюка-дочь). «Не обольстит меня ни одна королевна, — сказал Сигурд, — и нет у меня двух мыслей в этом деле; и в том клянусь я богам, что на тебе я женюсь и ни на ком другом». Они обручились, Сигурд надел ей на палец проклятое золотое кольцо Андвари («ok svörðu nú eiða af nýju» = «вновь обменялись они клятвами»).

Брюнхильд, дочь конунгу Будли (Buðli, отправилась в дом своего брата, конунга гуннов Атли (Атилла), и там стала ждать сигурдовых сватов. Сигурд поехал к своей матери, чтобы объявить ей о своей предстоящей женитьбе.

По пути Сигурд остановился отдохнуть в доме бургундского конунга Гьюка (Gjúkingar; др.англ. Гивика — Gifeca) из земле Нифлунгов. Королевство Гьюки лежит «к югу от Рейна» (по-исландски — Rín).

«Гьюкинги, которых называют также Нифлунгом» («Gjúkingar, þeir eru ok kallaðir Niflungar», «Нифлунги» — немецкое Nibelungen — Нибелунги)  был женат на сестре Брюнхильд (brynja — «БРОНЯ, кольчуга») по имени Гримхильд.

У Гьюка было три сына Гуннар, Хёгни, Готторм, и дочь Гудрун (Guðrún). Сын Гьюка Гуннар (др. сканд. Guðhere — Гудхере; Гундахари — Gundahariназван «vin Borgunda» — «владыка бургундов», он правил в городе Вормсе (нем. Woms, Woams, старое название в летописях — «Верница», др.-в.-нем. VernizaVernica).

Гудрун была красива, жила в доме отца счастливо и беззаботно, не зная горестей — ни истинных, ни мнимых. В саге Гудрун однажды приснилось, будто на руке у нее сидит прекрасный сокол с золотыми перьями, и сокол этот ей дороже всего на свете — она охотнее рассталась бы со всем своим богатством, нежели с ним. По мнению служанки, сон предвещал, будто к Гудрун посватается какой-нибудь королевич: он будет хорош собою, добронравен и девушка полюбит его всей душой. «Обидно мне, что я не знаю, кто он такой. Нужно нам поехать к Брюнхильд; верно, она знает», — сказала на это Гудрун.

Гудрун полюбила Сигурда с первого взгляда, и старый Гьюка был бы рад назвать Сигурда зятем, но Сигурд сказал, что у него уже есть невеста.

Жена Гьюка, мать Гудрун, Гримхильд была колдуньей и чародейкой  лютого нрава. Она собрала ей одной ведомые травы, смешала их с мёдом и на пиру приказала Гудрун поднести Сигурду этого мёду. Сигурд выпил «glamoured» — «заклятый, заколдованный» напиток, и тут же забыл Брюнхильд.

Вскоре Сигурд посватался к Гудрун и женился на ней. Сигурд прожил среди Гьюкингов два с половиной года. У супругов родился сын по имени Сигмунд. После свадьбы Сигурд дал Гудрун вкусить от сердца Фафнира.

Обряд побратимства. Скифский курган Куль-Оба (Крым)

Братья Гудрун — Гуннар (др. сканд. Guðhere — Гудхере; Гундахари — Gundahari), Хёгни, Готторм стали его друзьями. А чтобы дружба была ещё крепче, они совершили обряд побратимства: все трое надрезали себе руки, смешали кровь на земле и поклялись друг другу в верности.

Через некоторое время скончался старый Гьюки, и молодые Гьюкинги вместе с Сигурдом стали управлять королевством.

А Брюнхильд ничего об этом не знала. Живя в доме брата Атила, она ждала Сигурда и отказывала всем женихам.

Наконец, сам Один постановил ей выйти замуж. Тогда Брюнхильд окружила свой дом огненной стеной и объявила, что станет женой тому, кто пройдет через огонь. Она знала, что никому, кроме Сигурда, не под силу такое испытание. И правда: многие пытались преодолеть огненную стену, но никому это не удалось.

Тем временем старший из Гьюкингов Гуннар решил жениться и задумал взять в жены Брюнхильд. Гуннар отправился за невестой, его братья Хёгни и Сигурд сопровождали его.

Вот подъехали они к огненной стене, что окружала жилище Брюнхильд. Гуннар направил своего коня в огонь, но тот не пошёл. Сигурд сказал: «У тебя плохой конь, возьми моего Грани».

Вскочил Гуннар на сигурдова коня, но Грани не послушался чужого всадника и едва не сбросил Гуннара на землю.

Тогда Сигурд решил поменяться с Гуннаром обличьем. Произнесли они заклинания, и стал Гуннар точь-в-точь, как Сигурд, а Сигурд — как Гуннар.

Вскочил Сигурд, в облике Гуннара, на своего Грани, вихрем промчался сквозь пламя.

Выбежала ему навстречу Брюнхильд, но не узнала Сигурда в чужом обличье. Горько ей стало, что приехал за ней не тот, кого она ждала. А Сигурд так и не вспомнил Брюнхильд и приветствовал её от имени Гуннара Они провели вместе ночь, но Сигурд положил между собой и Брюнхильд свой меч Грам.

Утром Сигурд надел ей на палец кольцо Гуннара, а она ему — проклятое кольцо Андвари, то, что Сигурд дал ей прежде.

Огонь вокруг жилища Брюнхильд угас сам собой, и свита Гуннара торжественно вошла в дом. Сигурд и Гуннар опять поменялись обличьем, и никто не заметил обмана.

Гуннар привёз молодую жену Брюнхильд домой. Тут увидела Брюнхильд, что Сигурд женился на Гудрун — и жизнь её обратилась в муку.

Раз пошли Гудрун и Брюнхильд к реке мыть волосы — и заспорили, которой из них следует войти в воду выше по течению Брюнхильд сказала: «Неуместно мне мыться той водой, что стекает с твоих волос. Ведь мой муж, Гуннар, отважнее твоего Сигурда».

Гудрун ответила: «Гуннар отважен, спору нет, но с Сигурдом ему не сравниться».

Брюнхильд возразила: «Гуннар прошел через огонь, чтобы взять меня в жены. Сигурд бы такого не совершил».

Тогда засмеялась Гудрун и поведала, что не сам Гуннар добыл себе Брюнхильд, а Сигурд добыл её для Гуннара. Ничего не сказала Брюнхильд, пошла домой. Там её встретил муж. Брюнхильд сказала Гуннару: «Я поклялась выйти замуж за того, кто отважней всех, а вышла за тебя. Не ты, а Сигурд проскакал через пламя. Теперь я — клятвопреступница. Лучше бы мне умереть!» Брюнхильд затворилась в своем покое и так горевала, что весь дом погрузился в глубокую скорбь.

Сигурд пошёл к Брюнхильд. Он сказал: «Напрасно ты гневаешься на Гуннара. Он был готов пройти ради тебя сквозь огонь, да мой конь его не послушался».

Брюнхильд сказала: «Не Гуннара избрала я себе в мужья. Никогда при виде его не веселилось мое сердце».

Тут Сигурд словно очнулся. Кончилось действие колдовского напитка, и он вспомнил, что любил Брюнхильд и должен был стать её мужем. Сердце его забилось так сильно, что разошлись кольца кольчуги на груди Сказал Сигурд: «Я оставлю Гудрун и буду любить тебя!» Брюнхильд ответила: «Я хотела стать твоей женой, а вышла за Гуннара. Вы оба обманули меня, и теперь я ненавижу вас обоих».

В саге ярость и горе Брюнхильд отчасти подсказаны гордостью: она вышла замуж не за величайшего из героев Сигурда, именно поэтому она ненавидит Гудрун; ведь, к замужеству её вынудили обманом, и за это она ненавидит Гуннара и Сигурда. Её клятва нарушена — она ненавидит сама себя. На самом деле она любит одного Сигурда: её заветное желание не сбылось, она готова скорее убить того, кого любит, нежели разделить его с соперницей. Её обручение с Сигурдом расторгнуто по вине обоих: вмешательством судьбы и магии. Из-за этого она негодует на Сигурда и на себя — и не намерена долее жить в браке с Гуннаром. А за всем этим маячит Один, и его приговор, и бессмысленность её обетов — ибо Один постановил ей выйти замуж. И сюда же неразрывно вплетена тема проклятого золота.

Сигурд ушёл в печали, а Брюнхильд решила: «Коли нету меня ни любви, ни радости, сотворю я себе радость из своего гнева!» Она позвала Гуннара и сказала: «Не будет нам с тобой жизни, пока жив Сигурд. Убей его, или я покину тебя навсегда».

Брюнхильд была Гуннару дороже всего на свете, но Сигурд был его побратимом. В горестном смятении спросил Гуннар совета у своего младшего брата Хёгни. Хёгни ответил: «Недостойно было бы убить того, с кем смешал ты свою кровь в знак побратимства. Нельзя рассечь мечом принесенную клятву».

Тогда Брюнхильд возвела напраслину на себя и на Сигурда, сказала, что в ту ночь, которую провели они вместе, не было между ними меча.

Гуннар поверил навету. Вместе с Хёгни заманили они Сигурда в лес — и зарубили мечами.

Поздним вечером на забрызганных кровью конях вернулись убийцы домой, а следом без седока прискакал Грани.

Гудрун почуяла беду. Она спросила: «Отчего вернулись вы без Сигурда?» Гуннар стал мрачен, как туча, а Хёгни ответил: «Мертвым лежит твой муж в лесу за рекой. Вороны клекочут над ним, и завывают подле него волки».

Горестно закричала Гудрун. Так громок был её крик, что зазвенели кубки в доме, откликнулись издали дикие гуси.

Отправилась Гудрун в лес, лунная ночь казалась ей тёмной, как в новолуние. Отыскала она тело Сигурда, в горести склонилась над ним. В ту ночь желала Гудрун, чтобы вышли из чащи свирепые волки и растерзали бы её, избавив от нестерпимого страданья.

Утром тело Сигурда с почётом перенесли домой. Пришли знатные женщины, чтобы оплакать его.

Гудрун не плакала, не заламывала рук. Словно мертвая сидела она подле тела мужа. Но когда женщины приподняли покров с лица Сигурда, Гудрун посмотрела на его закрытые глаза — и слезы дождем хлынули ей на колени.

Запричитала Гудрун: «Муж мой любимый! Был ты, как высокий стебель среди травы, как драгоценный камень в ожерелье, как сияющее золото рядом с оловом! Пусть будут прокляты твои убийцы — мои братья! Пусть будут пусты их земли, как были пусты их клятвы! Пусть погибнут они жестокою смертью!»

Брюнхильд стояла рядом. Она сказала: «Сейчас Гудрун горюет по мужу, проклинает его убийц, своих братьев. Но скоро она помирится с братьями и изберёт себе нового мужа. А я, хоть и не была женой Сигурда, умру вместе с ним!»  Она взяла меч и вонзила его себе в грудь.

Умирая, Брюнхильд сказала: «Прошу тебя, Гуннар, последней просьбой. Пусть воздвигнут большой костёр для меня и для Сигурда. И когда будем мы лежать на погребальном ложе, прикажи положить между нами меч Грам, как положил его Сигурд, взойдя со мной на брачное ложе».

Тут кровь хлынула из раны Брюнхильд — и она умерла. Гуннар исполнил её последнюю просьбу. Брюнхильд и Сигурда сожгли на одном костре, и они соединились в царстве мёртвых.

***************************** ***

История Сигурда рассказывается в нескольких песнях «Старшей Эдды», в «Младшей Эдде» и в «Саге о Вёльсунгах».

Поэтические сложные слова в песнях: hiǫrþíng — «тинг мечей» (битва), «рог+дорн» — rógþorn —«шип битвы» (меч), brimsvín «вепрь моря» (корабль), «долг+видр» — dolgviðr «дерево распри» (воин), «ринг_броти» — hringbroti «раздаватель колец» (конунг), hugborg «крепость духа» (грудь), «мёда+карн» -móðakarn -«желудь мужества» (сердце), «шилм+стофн» — hiálmstofn -«ствол шлема» (голова), «одр+бедр» — ormbeðr — «ложе дракона» (золото), «винд+гимр» — vindheimr — «жилье ветра» (небо), hiǫrlǫgr «влага меча» (кровь), «линг+фискр» — lyngfiskr — «рыба вереска» (змея).

Сказания о Сигурде южно-германского происхождения и по сюжету почти полностью совпадают с немецкой «Песнью о Нибелунгах», герой которой носит имя Зигфрид.

В скандинавском варианте саг присутствуют более архаичные по сравнению с «Песнью о Нибелунгах» черты, отражены более древние нравы и образ жизни.

Неоднократно предпринимались попытки отыскать исторические прототипы сказаний о Сигурде.

Прообразом Гуннара считают бургундского короля Гундихария, погибшего в 437 году в сражении с гуннами Аттилы.

Прообразом Сигурда называли различных франкских и бургундских королей с созвучными именами, но убедительных к тому доказательств найдено не было.

Несмотря на то, что образ Сигурда, скорее всего, полностью вымышлен, в Исландии его почитают как реального героя. Современный исландский историк Эйнар Ольгейрссон в своей книге «Из прошлого исландского народа» пишет: «И по сей день каждый исландец с легкостью может возвести свой род к Сигурду».

Касательно происхождения и бытования легенды возникают следующие ключевые вопросы; как так вышло, что «герой-драконоборец» вторгся в историю Аттилы и бургундов, почему золотой клад этого героя зовётся «сокровищем Нибелунгов» и почему самих бургундов стали называть Нибелунгами. 

О толковании имени Нибелунг (Нифлунг) (Nibelung; Niflung) как этимологически родственного группе германских слов, означающих «тьма» или «туман». В современном немецком языке сохранилось слово Nebel — «туман». Этот факт ассоциируется с некоторыми характеристиками Нибелунгов. Снорри Стурлусон говорит о внуках короля Гьюки: «У всех у них волосы были чёрные как вороново крыло, так же как и у Гуннара, Хёгни и других Нифлунгов»; а в существенно более ранней песни (IX века) они названы hrafnbláir «чёрные как вороново крыло». В «Песни о Вёльсунгах» (VII.10) говорится: «Врановы друга вранов темнее».

Клан Нибелунгов Бургундии либо действительно обладал огромным богатством, либо на очень ранней стадии ему такое богатство приписывалось. Таким образом, «клад Нибелунгов» — это фамильное сокровище бургундских королей.

 Связь «героя-драконоборца» Сигурда с бургундским королем ГундахариГуннар) начинается с «золота» как мотива, объясняющего нападение Аттилы начале V века на бургундское королевство на западном берегу Рейна с центром в Вормсе (нем. Woms, Woamsстарое название в летописях — «Верница», др.-в.-нем. VernizaVernica).

В легенде «героя-драконоборца» Сигурда необходимо было убить, чтобы вернуть золото.

Аттила и Гундахари
Кельтский каменный круг - Бельтайн

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*