Пятница , 24 Ноябрь 2017
Домой / Новое время в истории / Цель и смысл мюридизма

Цель и смысл мюридизма

Памяти князя Александра Барятинского.

К приезду князя Барятинского на северный Кавказ земля горела под ногами русских солдат. Александр Сергеевич Пушкин, который не раз бывал на Кавказе, писал: «Светская русская власть заботится прежде всего о водворении своего престижа и могущества среди разноплеменного, преимущественно мусульманского населения, избирая своих агентов в сношениях с туземцами – влиятельных мусульман. Последние, естественно, покровительствовали тайно или явно своим единоверцам, в прямой ущерб святому делу Православия. Последствия такого невыгодного положения для горских христианских племён Кавказа были очевидны. С каждым годом русское население уходило целыми деревнями, а мусульманское под влиянием мулл проникалось ненавистью к русскому правительству и в особенности к его духовенству».

На этом фоне возникла страшная беда – мюридизм — одно из направлений в суфизме. Религиозный заговор – тайная организация. В кавказском варианте мюридизм провозглашал, что главный путь сближения с Богом лежит для каждого «искателя истины — мюрида» через выполнение заветов газавата — религиозная война за веру.

Мюрид в переводе означает – послушник, полностью отвергающий свою волю и подчиняющийся имаму. И при этом уже неважно, соответствуют ли действия имама Корану или нет. Полный отказ от личной ответственности.

Как писал ближайший сподвижник Барятинского – генерал Ростислав Фадеев, это учение пришло из средней Азии. Отточили и распространили его люди, находящиеся под защитой русского оружия. Творцом его был мулла Магомед Кадий Кюринский. Это он создал саму систему мюридизма, совершенно законченную организацию послушных воинов-мюридов. В его тихой сельской школе, в деревне Яроглар, родилась и оформилась идея будущей религиозной войны. Отсюда идея газават разнеслась по Дагестану, здесь они держали последний совет имамов, на котором было решено преобразовать ислам и выбить русских с Кавказа.

Мулла Магомед был душой мюридизма, но сам всегда оставался в тени. Не правил и даже не проповедовал публично, он только создал учение мюридизма и приготовил людей-мюридов. Будущий имам Шамиль был одним из четырёх учеников муллы Магомеда.

Утвердившись в горах Кавказа, мюридизм стал государством, и всё запылало, и кровь полилась рекой. Примерно как сегодня в Сирии. Дело дошло до того, что в 1843 году Чечня была вырвана полностью из состава России.

Мюриды были духовным орденом – людьми, оторванными от общества, давшими клятву биться до последнего издыхания и резать всякого, на кого им укажут… Кто бы он ни был – друг ли, брат ли, отец ли. Посвященные братья духовного ордена мюридов стали пастухами человеческого стада. После подчинения шейху мюрид проходит духовный путь и становится саликом (путником).

Только одним мюридам принадлежала настоящая власть и почёт в государстве, поэтому мюриды жестоко уничтожали горскую аристократию, знатных и просто выдающихся людей Кавказа. А русские власти не понимали, что происходит. Идёт резня – режут друг друга горцы, и не понятно, чем это грозит стране и миру. Основной целью мюридов был обширный кавказский халифат, а в идеале и всемирный халифат.

Поразительно, но западная Европа и в первую очередь Британская империя, всячески поддерживали этот страшный огонь мюридизма, действуя против христианства. Имея огромный колониальный опыт, они не могли не понимать, что делают, но этот яд оголтелого мюридизма их устраивал, потому что он был против России.

Имам Шамиль собрал уже 20 тысяч мюридов, причём это войско всё время движется, оно неуловимо и неуязвимо в неприступных горах Кавказа. Командующий русской армией генерал Ермолов, а потом и граф Воронцов, в ответ применили тактику выжженной земли, разоряя аулы и выжигая посевы.

Да, это было, и об этом многое сказано в русской литературе за последние 170 лет. Но почти никто не знает, что Шамиль и его мюриды вырезали целые аулы поголовно, если они не хотели воевать против России. Самим смыслом учения мюридов была война – бесконечная и беспощадная. А людей, которые просто хотели жить и растить детей, мюриды жестоко убивали. Трагичная, практически безвыходная ситуация.

Мало кто помнит, что в 1853 году, в самом начале Крымской войны, султан, властитель великой Османской империи, назначил Шамиля «генералиссимусом всех кавказских войск». Это ещё раз отчетливо говорит о том, что и Шамиль, и вся Кавказская война – лишь продолжение противостояния России и Турции, борьбы христианской Византии и Османской империи, которая тогда занимала полмир.

Крымская война 1853 — 1856 годов, или, как её называли в Европе, Восточная война всерьёз началась с решающего сражения у селения Кюрюк-Дара, недалеко от Карса. В смертельном бою сошлись  60-тысячная турецкая и 18 тысячная русская армия под командованием князя Василия Бебутова, опытного генерала из древнего армянского рода. Как никто другой, Бебутов понимал, что поражение в Крымской и Кавказской войне означает в будущем поголовное уничтожение армян, а возможно, и сербов, отсутствие на карте независимой христианской Греции…

Правой рукой главнокомандующего русской армией Василия Бебутова в сражении 24 июля (5 августа) 1854 года у селения Кюрюк-Дара был Александр Барятинский. Бой между главными силами русских и турецких войск в Закавказье  был отчаянный. Князь Барятинский и Василий Бебутов бросили в бой все резервы, свой личный конвой, оба с клинками шли впереди колон в последнюю решающую атаку.  Сражение у селения Кюрюк-Дараначавшееся в 4 утра, закончилось в полдень, турки были отброшены со своих позиций и бежали. Если бы турецкая армия не была разгромлена, то и Кавказская война наверняка сложилась бы по-другому, и, возможно, расклад сил на редутах Севастополя был бы иным. Судьба мюридов Шамиля решалась здесь не в меньшей степени, чем на Гунибе.

В ноябре 1856 года банда Каплана Эсизова прорвалась на Ставрополье, вырезала всё взрослое население сёл Константиновское и Кугульты, а детей увела в рабство. И это только одна из бесчисленных трагедий той войны.

В конце 1856 года, князь Барятинский приехал в Ставрополь, стал наместником и главнокомандующим русскими войсками на Кавказе.

Узнав о назначении Барятинского, в русской Кавказской армии и в Ставропольской губернии все без исключения, вздохнули с надеждой. Князь Александр Барятинский на всем пути в Ставрополь ехал через Астрахань, и  его встречали, без преувеличения, ликующе жители казачьих станиц северного Кавказа. В обращении к солдатам он написал: «Войска Кавказа. Смотря на вас и дивяся вам, я взрос и возмужал. От вас и ради вас осчастливлен назначением быть вашим вождем. Трудиться буду, чтобы оправдать милость, счастье и великую для меня честь».

Высоким назначением на пост наместника и главнокомандующего русскими войсками на Кавказе, князь Барятинский был во многом обязан личной дружбе с императором Александром II. Но если бы императору вдруг пришлось отстаивать его кандидатуру, то это было бы нетрудно. У князя Барятинского за плечами колоссальный опыт войны 1812 года, боевой службы на Кавказе, путь от отчаянно храброго корнета до генерала, пройденный с честью, наградами, ранениями. Князь Барятинский, хлебнувший по горло походной жизни в солдатском биваке, был боевым командиром и солдаты очень любили его. Лучшей оценкой авторитета князя Барятинского служит то, что его назначение наместником и главнокомандующим русским войском на Кавказе крайне удручило Шамиля, и он запретил горцам под страхом смерти распространять о лестные слухи о русском князе.

Далее…  Русское милосердие воина против жестокого террора мюридизма

По материалам статьи

Русское милосердие воина против жестокого террора мюридизма
«Эта война – моя, а место мое и судьба – на Кавказе…»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*