Понедельник , 11 Декабрь 2017
Домой / Древнерусские обычаи и верования / Царица Вода — сестра Солнца

Царица Вода — сестра Солнца

Фаминцын Александр Сергеевич. Божества древних славян. IV. Система славянской мифологии. 3. Олицетворения солнца у восточных славян. Царица вод — сестра Солнца.

Не входя теперь в ближайшее рассмотрение природы последней, я укажу только на чрезвычайно важную, знаменательную черту, дающую ключ к уразумению целого ряда мифологических фигур и представлений. Небесная влага, по древнейшему народному представлению, нашедшему себе полное и пространное выражение уже в гимнах Авесты, обыкновенно приводилась народом в соотношение с каким-либо светлым, сияющим явлением небесным. Вспомним описанные раньше светлые образы сверкающей золотом и звездами иранской Анагиты, подательницы влаги и плодородия, благодетеля человечества «Пупа вод», обитателя небесного озера, наконец, блестящей звезды Тистрии, подательницы дождя. В Ведах заря, выезжающая на блестящей колеснице, запряженной быстрыми багровыми конями или коровами, «выпускает небесных коров»облака, несущие в себе дождевую влагу, она же приносит с собой росу, а потому и признается подательницей плодородия и благополучия: «Услышь нашу молитву, подательница всяких благ, – обращаются к ней в ведийских гимнах, – умножай наше потомство«. [Duncker. Gesch. d. Alt. III, 35].

У греков образ иранской Анагиты раздвоился: с одной стороны, является рождающаяся из пены морской, из влаги, Афродита, богиня весны и любви, с другой – светоносная Селена. Афродита сочетается с солнечным богом Аресом, как у римлян Венера с Марсом. Селена-Луна сочетается с Гелиосом-Солнцем; подобно тому и слившаяся с Селеной Артемида есть сестра солнечного бога Аполлона, а у римлян Диана сочетается с Янусом, богом небесным, в котором, однако, преобладает солнечная природа. Совершенно аналогичное явление представляет и древнейшая, возникшая на юге, славянская мифология: рядом с Солнцем, в разнообразнейших его видовых проявлениях и наименованиях,  является одноименная с ним или носящая сходное, соответствующее имя женская фигура Солнцевой Сестры, в основании своем представляющей олицетворение небесной влаги, как женского элемента, по отношению к мужскому явлению тепла и света.

Под этими многоразличными названиям, аналогичными именами солнца — женского божества, народ, сообразно с местными условиями, а равно с мифологическими представлениями влиявших на него соседних народов, представляет то утреннюю зарю, то утреннюю звезду или группу звезд, то луну, то какую-то светлую, сияющую красотой, небесную, горную или водную деву – словом, какое-либо яркое, предпочтительно небесное, явление, с которым, притом, обыкновенно соединяется присущая ему, как представителю небесной влаги, основная идея плодородия, целительности и зависящей от того и другого будущей судьбы человека, наблюдающего явление. Список этих названий я приведу ниже, предварительно же укажу на присущую народу привычку, с понятием о солнце обыкновенно связывать представление о влаге. Вспомним упомянутые выше обряды окропления, обливания водой, купания в воде, собирания росы, входящие как непременное условие в отправление главнейших солнечных праздников, зимнего, весеннего и летнего. Непосредственное связывание явлений света и влаги отражается и в песнях славян. Так в хорватской колядке, рядом с солнцем, воспевается роса и дождь, например:

Danak svanu, koledo!
Sunce granu, koledo! basja, koledo!
I obasja, koledo!
Nase gore, koledo!
Plodne, njtve, koledo!
I livade, koledo!..
Sunce zadje, koledo!
Rosa pada, koledo!
I natopi, koledo!
Nase gore, koledo!
Plodnje nive, koledo!
I livade, koledo!
— День рассветает, коледо!
Солнце сияет, коледо!
И освещает, коледо!
Наши леса, коледо!
Плодородные нивы, коледо!
И луга, коледо!
Солнце заходит, коледо!
Роса падает, коледо!
И увлажает, коледо!
Наши леса, коледо!
Плодородные нивы, коледо!
И луга, коледо!

В заключение поётся о грозовом ливне, орошающем сады и напояющем нивы [Stojanovič. Sl. iz živ. Hrv. n. 243-244].
В сербо-хорватских же и западно-болгарских колядках упоминается о купании «молодого [«малого»] бога», под именем которого, очевидно, понимается новорожденное солнце. [Stojanovič. Sl. iz živ. Hrv. n. 244. – Караџuћ. Срп. рјечн. Сл. «Коледа». – Каченовский. Пам. болг. н. твор. 81. – Бессонов. Болт.п. II, 10]

Малорусская колядка говорит о купании новорожденного Бога в море: Божья Мать «Сына вродила, в море скупала». [Костомаров. Об ист. знач. н. русс. п. 15.].
Что солнце в день Рождества или нового года в глазах народа действительно является обновленным или новым, свидетельствует, напр., малорусская щедривка, начинающаяся словами: Под синцем под новим. [Труды эти.-стат. эксп. III, 466] Словацкие девушки, при вскрытии рек, припадают к воде, приговаривая:
Vodo, vodo, cо ti kaze sinecko? [Срезневский. Об обож. солн. 42] — Вода, вода, что наказывает тебе солнышко?

В малорусских щедривках встречаются подобные же сопоставления солнца и влаги, например:
На водах на Иорданьских
Пливе листок буковенной,
На том листку написано
Ясне сонце сам.
– У в нашего господара
Стоить яворь середь двора,
На явори золота кора (солнечный свет)
Золота кора, а срибна роса (небесная влага).
А вскочила красна панна
Золоту кору обстругала,
Срибну росу обтрусила...[Труды этн.-ст. эксп. III, 459, 471]

В карпато-русских и малорусских колядках поётся о божественных гостях, посещающих хозяйский дом; гости эти – солнце, месяц и дождь:

За твоим столом три гостейки,
Гостейки трои, не еднакии:
Еден гостейко – светле сонейко,
Другий гостейко – ясен месячок,
Третий гостейко – дробен дожджейко. [Потебня. О мифическом значении некоторых поверий и обрядов. 24. – Ср. также Труды этн.-ст. эксп. III, 409]

Кроме колядок, и в «ивановских» («купальских», «соботских», «святоянских») песнях весьма часто упоминается о влаге: о росе и воде, о купании и потоплении, например: в хорватской «ивановской» песне солнце жалуется на то, что вила не хочет услужить ему ВОДОЙ. В словацкой «святоянскон» песне св. Анна купается и просит Яна дать ей руку, чтобы ей не утонуть в реке. В польской «соботке» св. Ян приносит «росу, девушкам для красы»[Pauli. Pies. I. Pols. 26]. В белорусской «купальской» песне «стояла верба, на вербе горили свечки, с той вербы капля упала, озеро стало. В озере сам Бог купауся«[Бессонов. Белор. п. I, 46]. В малорусских «купальских» песнях: «коло воды-моря ходили дивочки», или «купався Иван та в воду упав», или описывается, как в Дунае «Ганна втонула». [Пассек. Оч. Росс. I, 96, 97, 108]. Здесь, в отличие от колядок, преимущественно говорится уже не о дожде, а о речной или морской воде, в которую в Иванов день погружают «Купалу» или «Марену», изображающую отходящую вместе с солнцем спутницу его Весну, представительницу весеннего плодородия; Весна, по народному представлению, подобно греческой Афродите, рождается из влаги, а затем, с наступлением высшего солнцестояния, в образе Купалы, Марены, Костромы, вновь удаляется, погружаясь обратно в свою стихию, которая и воспевается с такой настойчивостью и постоянством в ивановских песнях.

Теперь приведу названия, под которыми в славянской мифологии встречается божественная представительница небесной влаги. Мы увидим, что, как уже замечено было выше, почти весь ряд видовых наименований божества солнца находит себе аналогичные названия женского рода, служащие для обозначения верной, постоянной спутницы Царь-Солнца, и Царица — Вода.

1) Царь-Солнце — Белбог.

а) Царица-Вода — Белена, Самодива или Сaмовила и сербская «Белая Вила»
б). Царица-Вода — Ясоня, Ясенька, Марыся, Марена
в). Царица-Вода — Денница — солнцева сестра, Макош
г). Царица-Вода — Авсень, Усень
д) Царица-Вода — Купала, Марена
е) Царица-Вода — Сива, Сивка-златогривка, Хорс

2. Царь-Солнце, как воинственный, храбрый божественный витязь, в лице Святовита, Радегаста – Сварожича, Руиевита, Поревита, Яровита.

Царица-Вода — Дева, Dzewana (Dziewanna)

3. Царь-Солнце, как бог похоти и плодородия, а отсюда и брака и веселья, и богатства, бог солнца выступает в образе:
а) Тур находит себе одноименную спутницу в лице Турицы.
б) Ерыл или Ярило (Ярун), Припекало (Бронтон), Купало, Радегаст, Святовит, Ясонь, специально согревающие и припекающие землю и вызывающие тем плодородие, кроме Купалы и Марены (Марыси, Марипы, Марзаны и пр.), могут быть сопоставлены с малорусской и белорусской Лялей.
в) Лад, «бог женитвы», «бог веселья и всякого благополучия», и Радегаст, имеющий близкое сходство с Фрейром, богом брака и веселья Радýн, находят себе точно подходящую подругу: первый – в лице Лады, имя её возглашается на брачных веселиях, второй – в лице царицы — Радуницы — Весны.
г). Спорыш и Добро, Ясонь – Ярило – Припекало и т.д., совокупляется с матерью-землей, рождающей изобилие плодов земных.

4. Царь-Солнце, как бог-оракул, олицетворён в образах:
а) Радегаста-Сварожича и Святовита, славившихся своим оракулом;
б) гадания на святках, при встрече возродившегося солнца, Авсеня или Божича, Каляды
в) гадания во время купальского праздника,
г) гадания во время Семик (Турипы, Русалия) – преимущественно женский праздник, женщины встречают «Матушку Весну»

Фаминцын Александр Сергеевич. Божества древних славян. IV. Система славянской мифологии. 3. Царица Вода — Белена, Макошь и Ясонь
Царица Вода - Белена, Макошь и Ясонь
Купало - бог плодов земных

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*