Воскресенье , 20 Август 2017
Домой / Древнерусские обычаи и верования / Бог Солнца — Ярый витязь

Бог Солнца — Ярый витязь

Фаминцын Александр Сергеевич. Божества древних славян. IV. Система славянской мифологии.  3. Олицетворения солнца. Западные славяне. Бог Солнца — Ярый витязь.
Титмар, живший на исходе X и в начале XI века, говорит, что главнейшим божеством Ретрского храма, между многочисленными стоявшими в нём идолами, был Сварожич. Адам же Бременский, писавший во второй половине XI столетия, а за ним Гельмольд, в XII веке, свидетельствуют, что главным богом Ретрского святилища был РАДЕГАСТ или РЕДИГАСТ. Это даёт повод заключить, что Сварожич и Редигаст были одно и то же божество и что, следовательно, последнее имя было также одним из наименований эпитетов бога солнца.

Но из того, что имя Сварожича встречается только в двух вышеприведенных свидетельствах Титмара и Брунона, а имя Редигаста упоминается гораздо чаще разными писателями и, кроме того, оставило следы в многочисленных названиях местностей, можно заключить, что Редигаст было главным наименованием Ретрского бога, а Сварожич – его прозвищем, в позднейшее время, по крайней мере, гораздо менее распространенным в народе. К Ретрскому храму, по свидетельству Адама Бременского и Гельмольда, народ стекался для вопрошения оракула, оба писателя приписывают этому храму первенствующее в данном месте значение.

Редигаст был главным богом бодричей. По словам Бангерта и других авторов, истукан Редигаста в стране бодричей в левой руке держал топор о двух лезвиях (bipennis), как Гефест.

В Ретре Редигаст в виде истукана, сделанного из золота, сидел на пурпуровом ложе; он, вероятно, был одет в шлем и латы, как прочие стоявшие в Ретрском храме боги. Оружие в руках Редигаста совершенно соответствует воинственной природе божества солнца, главного представителя святилища, к которому, по свидетельству Титмара, приходили за советом богов каждый раз, когда предстояло идти в поход против врагов. Редигаст, бог солнца, был, следовательно, и богом войны, как Марс. На голове Редигаста у бодричей сидела птица с распростертыми крыльями. На груди истукана, по свидетельству разных авторов, находилось изображение бычьей или буйволовой головы – народного герба. 

Бычачья голова и гриф и ныне ещё составляют главную часть Мекленбург-Шверинского герба.[A. Frencel. De diis. Sorad. 126].

Вспомним, что Марсу посвящён был дятел (picus Martius), как вещая, воинственная птица, как пророк Марса. Эта священная Марсова птица впоследствии, в сказаниях, превратилась в короля, в воинственного витязя, местами и в демона земледелия и т.д.[Preller. Röm Myth. I, 375 и сл.] Овидий описывает статую этого витязя с дятлом на голове.[Metam. XIV, 313-314].

Редигаст, почитавшийся преимущественно как оракул, был, подобно древнеиталийскому Пикусу, представителем вещей и воинственной силы божества солнца. Редигаст пользовался в среде балтийских славян, после Святовита Арконского, наибольшей популярностью. По словам Палацкого, и чехи, давно уже принявшие христианство, посылали за оракулом как в Аркону, так и в Ретру. [Gesch. v. Böhhm. I, 136].

С богом Редигастом отождествляли храброго царя и героя Радагоста или Радагеза, жившего в V веке, возведенного в божеское достоинство, подобно тому, как у римлян слились древнесабинский бог Квирин и обожествленный Ромул. [Hanuš. D.Wiss. d. si. Myth. 110-111. -A. Frencel. De dus Sorad. 122-123].

Может быть, первоначальное имя бога и было Сварожич, впоследствии замененное именем возведенного в божеское достоинство Радагоста, между тем, как главное имя бога со временем забылось. Позднейшие писатели упоминают о геройских подвигах, совершенных Радегастом бодричей на пользу своего народа, – он является благодетелем людей, народным героем, своего рода Геркулесом, как и Святовит Арконский. [Hanuš. D. Wiss. d. sl. Myth. 110-111. – Hoffmann. Enc. d. Erdk. 2069, 2070, 2072, 2073, 2098. – Головацкий. Геогр. слов. 256. – Beyer. D. Hauptgotth. d. West-wend. 150. – Kühnel. D. Slav. Ortsn. 114. – Кн. больш. черт. 198. – Семенов. Геогр. стат. слов. IV, 265. – Барсов. Матер. 270.]

Независимо от этого, в преданиях о внешнем виде Радегаста бодричей сохранилась черта, характеризующая его и как подателя плодородия: по словам Бангерта, тело истукана ничем не было покрыто, и даже половые части его были обнажены. Принимая во внимание, что большинство древних народов эмблемой плодородия считали фаллос, нельзя не видеть и в обнаженном изображении Редигаста выражения плодоносной его природы.

Необыкновенная популярность его доказывается тем, что имя его сохранилось в названиях целого ряда местностей в землях западных славян, и даже неоднократно встречается в России. Известны, например, под именем Radegast: 1 местечко в Англии-Дессау, 4 деревни (Ганновер., Мекленб.-Швер., Саксонии.) и река (Мекл.-Шверин.), Radegastоrp (ныне Ragestorp в Вагрии), Radhost – гора (в Моравских Бескидах) и село (в Галиции), Radohostice (= Radostice) – 5 деревень (1 в Моравии, 4 в Чехии), Redhost, Radhost и Radihost – деревни в Чехии, Radegoscz – деревня в Познани, Radygosz – местечко в Данциге, наконец Pадогощ – городище в России: против Стародуба, на реке Судости, упоминается в летописи 1155 г., Радогощь в Орловской губ., Радугощь в Тульской губ., Радождево в Калужской губ., ср. Radohostice = Radostice.

Судя по этим названиям, славянское имя бога, в честь которого местности получали свои наименования, вероятно, было Редегаст или Радегост, а не Радигаст, как называют его германские летописцы, тем более, что имена некоторых из перечисленных местностей и в старинных актах постоянно пишутся через a: Radegast. Имя это состоит из двух частей: Ред или Рад и окончания гаст = гость, которое встречается в разных славянских именах: Ардагаст, Пирагаст, Волегаст. Первая же половина имени бога, по мнению Шафарика, происходит от слова pат (серб.), рус. — рать  от санскрита: Рат, ратати — raT, raTati — топор; рубить топором (родственное слово в рус. яз. ратник). (= война, bellum).

Не могу не обратить внимания и на другое, старинное русское слово рет или реть. Рет, рета или рота, по объяснению Лаврентия Зизания (XVI в.), значит «спор, противление«. Реть, по объяснению Памвы Берынды (XVII в.), также значит «спор, противление, битва«. Кроме того, у последнего автора реть является синонимом слова ярость: «ярость, pеть = ретиво, ретивый — «попудливость, начинающийся гнев, до гневу перхливость, сердитость«. – В чешских глоссах к Mater verborum читаем: Radihost vnuk Kr’tov, Mercurius a mercibus est dictus. (Šafařik u. Palacky. Alt. Denkm. 223). Принимая Радигоста за бога, тождественного римскому Меркурию, автор глоссов дал ему и генеалогию Меркурия, который, будучи заимствован римлянами от греческого Гермеса, считался сыном Зевса (Юпитера), следовательно – внуком Кроноса (Сатурна). Kr’t, следовательно, в данном случае есть не кто иной, как Кронос или Сатурн = Ситиврат (автора глоссов).[Сахаров. Сказ. р. нар. П. V., 89, 117, 130].

Если производить имя Редигаста от «реть», то, следуя объяснению Берынды, название это, по значению своему, совпадало бы с именем Яровита, о котором говорится ниже, и совершенно соответствовало бы богу войны, каковым и был солнечный бог Редигаст. Следовательно, как бы ни читать это имя, Редигост или Радигост, оно означает ретивого или ратного мужа; будучи защитником и благодетелем страны, Радегаст легко мог получить прозвище доброго бога; быть может, в этом смысле Ретрский бог в глазах древнечешского глоссатора получил значение Меркурия, а планета Меркурий на чешском языке называется Dobropan. Таким образом находит себе некоторое объяснение выписанное выше, определение Ретрского бога в древнечешских глоссах. Мы увидим ниже, что Радегаст бодричей действительно может быть сближаем с Гермесом-Меркурием (см. ст.: «Велес»).

В Коренице, на острове Руяне, по словам Саксона Грамматика, было три храма. В первом из них помещался истукан РУИЕВИТА, изображенного с семью лицами под одним теменем. На поясе этого истукана висело семь мечей, а в руке он держал ещё один меч. Во втором храме стоял идол ПОРЕВИТА о пяти головах, но без меча. Швенк высказал предположение, что оба названные бога суть солнечные божества, причем семь лиц Руиевита обозначают семь летних месяцев, а пять голов Поревита – пять зимних, по древнему делению года на лето в 7 и зиму в 5 месяцев.

Такого рода аллегорические выражения качеств и свойств богов известны были с древнейших времен. Известно о чудовищных изображениях богов у индусов , прим. 1), Аполлон έβδομβγέτης = седминный, также Гелиос – изображались с семью лучами, по числу дней недели, или с двенадцатью – по числу месяцев в году (Welcke r. Gr. Götterl. I, 411). Серапис на римских статуях также изображался с 7 лучами на голове. Статуи Гекаты и Гермеса нередко изображались с несколькими головами. Великаны, рожденные землею от неба, воображению греков представлялись с 50 головами, Тифей с 100 головами. [Schwenck. Myth. d. Slav. 147-148. (Theog. 150 и сл., 821 и сл.)]. И сами названия богов вполне подтверждают мысль Швенка. Имя Руиевит, очевидно, происходит от одного корня с чешским — rujny  = «пылкий, горячий, страстный», сербским — рујан = «тёмно-красный, желтовато-красный», каковы эпитеты совершенно соответствуют пылкому, знойному, яркому солнцу и страстному, ярому, воинственному его представителю в летней части года. Кроме того, Руиевит был изображён с семью мечами, висевшими на поясе, и восьмым, который он держал в руке, следовательно, он представлял бога воинственного, каковым обыкновенно воображали, преимущественно южные народы, бога яркого, палящего солнца. И действительно, Саксон называет его представителем войны.

Поревит, напротив, изображен был вовсе без оружия, как скованный и связанный зимней стужей и мраком, вспомним представление о солнечном боге зимою у фригийцев и пафлагонян. В последнем отношении имя его может быть сближено со словом порон = понор — «место, где река скрывается под землею, омут«, поронути = нырнуть, погрузиться. Поревит, в таком случае, может обозначать побежденного, скованного мрачной подземной силой, погруженного в подземные омуты солнечного бога.

Весьма сходен с Руиевитом другой бог балтийских славян – ГЕРОВИТ или ЯРОВИТ, которого почитали в Волегасте и Гавельберге. Само имя его («Ярило»), заключающее в себе понятие о яром, пылком боге, совпадает с именами Руиевита и Редигаста. Обладая могуществом даровать зелень и плоды на деревьях и нивах, также приплод стад (см. выше речь жреца Яровита), он имел вместе с тем и значение бога войны. Годичное торжество в честь Яровита в Гавельберге совпадало со временем величайшего весеннего праздника древних славян – около 15 апреля. В день описываемого Эбоном праздника Яровита в Гавельберге в апреле 1127 г. город отовсюду был окружен знаменами, то есть эмблемами войны В Волыни, по словам Эбона, был обычай праздновать в начале лета торжество какого-то божества; на этот праздник для игр и плясок сходилось множество народа. Может быть, этим божеством был Яровит или соответствующий ему бог весеннего плодородия.[Котляревский. Сказ. об Отт. 60-61].

В волегастском святилище, по свидетельству Эбона, на стене висел огромной величины щит, обтянутый золотом и искуснейшей работы; никому из смертных не дозволено было прикасаться к нему в обыкновенное время: щит был посвящен богу войны Яровиту. Герборд, говоря о Яровите, прибавляет: «Который по-латыни называется Марсом».  Только в военное время щит мог быть тронут с места и тогда его несли впереди войска и верили, что через это стяжают себе победу в битвах. «Клерик Дитрих, один из спутников епископа Отгона, захваченный толпой у дверей храма Яровита, в испуге вбежал в святилище. Увидев там священный щит, он схватил его и выбежал навстречу разъяренной толпе. При виде священного вооружения жители вообразили, что это явился сам Яровит, одни в ужасе ударились в бегство, другие пали ниц на землю. Дитрих же, миновав опасность, бросил щит и присоединился к своим.» [Котляревский. Сказ об Отт. 64, 73-74].

Сходство Яровита с Марсом бросается в глаза: и тот и другой стоят в близком отношении к земледелию и скотоводству и, вместе с тем, оба – представители войны. И в святилище Марса висели священные щиты, которых обязательно касался римский полководец, отправляясь на войну; их носили и в торжественной процессии салийцы, ежегодно в течение нескольких дней, начиная с 1-го марта, – месяца, посвященного этому богу.

Яровит охарактеризован словами волегастского жреца и как бог, одевающий леса и поля зеленью, как податель плодородия. Хотя Герборд, сообщивший эти слова жреца, не относит их прямо к Яровитову жрецу, но в том, что произнес их последний, не может быть сомнения, так как богом волегастским был Яровит, и притом праздник его отправлялся в весеннем месяце – апреле, и сам он, как мы видели, вообще представляет сходство с солнечным богом Марсом, бывшим точно так же богом войны, с одной стороны, и подателем весеннего плодородия – с другой.

Как в Святовите Арконском, так и в прочих поименованных солнечных божествах балтийских славян: Радегасте, Руиевите, Яровите, мы узнаем обожествленных народных солнцеподобных витязей или героев, подобных Гераклу и Геркулесу. О Радегасте имеются даже в этом смысле народные предания.

Что же касается Яровита, то опять находим в древнеиталийских преданиях мифологическую личность, совпадающую с Яровитом и по значению, и по имени. По старочешскому правописанию весна, ярь = garo, ярый = gаrу. Вспомним теперь, как назывался древнеиталийский народный витязь и благодетель до наименования его заимствованным из греческого языка названием Геркулес? Он назывался ГаранусGaranus, то есть тождественным с Яровитом названием: gary — ярый (витязь), и имел преимущественно значения гения плодородия, также источника всяких неожиданных благ и богатства. Этот Garanus, по сохранившемуся в Риме древнему преданию, был пастухом, обладавшим необычайной силой, он, а не Геркулес, победил Кака, и только уже впоследствии имя его замещено было именем Геркулеса. [Preller. Röm. Myth. I, 80; II, 282-283].

В образах семилицего, вооруженного восемью мечами Руиевита, то есть Руйного или Ярого витязя, по значению имени близкородственного Яровиту, и пятиголового безоружного Поревита, то есть погруженного, скованного, – мы узнаем олицетворение идеи борьбы лета и зимы: оба истукана могут быть рассматрены или как изображения одного и того же солнцеподобного витязя или солнечного бога, ярого, воинственного в течение семи летних месяцев, и скованного, обезоруженного во время пяти зимних месяцев, или же как изображения двух обособленных, самостоятельных представителей лета и зимы, каковыми, например, в древнейшем фракийском сказании являются светлый, воинственный, солнцеподобный Геракл, с одной стороны, и побеждаемый им, погруженный в глубокий, тяжкий сон великан Алкионей ( греч. Άλκυών – зимородок, ледешник, птица) – с другой. [Preller. Gr. Myth. II, 206-207].

Фаминцын А. С. Божества древних славян. IV. Система славянской мифологии.  3. Олицетворения солнца. Западные славяне. — Крестовое дерево — Солнце.

Крестовое дерево - Солнце
Олицетворение солнца у Западных славян - Ясонь

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*