Среда , 30 Сентябрь 2020
Домой / Мир средневековья / Битва при Молодях

Битва при Молодях

2 августа 1572 г. русские войска князей Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина разбили крымско-татарское войско хана Девлета I Гирея в битве при Молодях.

«Сей день принадлежит к числу великих дней воинской славы: россияне спасли Москву и честь; утвердили в нашем подданстве Астрахань и Казань; отмстили за пепел столицы и если не навсегда, то по крайней мере надолго уняли крымцев, наполнив их трупами недра земли между Лопаснею и Рожаем, где доныне стоят высокие курганы, памятники сей знаменитой победы и славы князя Михайла Воротынского». — так определил историческое значение битвы при Молодях великий русский историк Николай Михайлович Карамзин.

Битва при Молодях — крупное сражение, в котором русские войска разбили армию крымского хана Девлета I Гирея, включавшая помимо крымских войск турецкие и ногайские отряды. 40-тысячная турецко-татарская армия была обращена в бегство и почти полностью перебита, несмотря на более чем двукратное численное превосходство над русским войском. По своему значению в российской истории победа в битве при Молодях  сопоставима с победой русского воинства на Куликовом поле, Чудском озере, в Полтавской битве или Бородинском сражении.

Победа в битве при Молодях позволила России сохранить независимость и стала поворотной точкой в противостоянии Московского государства и Крымского ханства, которое, потерпев сокрушительное поражение, впредь отказалось от притязаний на Казанское и Астраханское ханства.

Исторические предпосылки сражения при Молодях.

История России XVI века — это во многом история восстановления российской государственности, в течении многих веков разрушавшейся от княжеских междоусобиц, золотоордынского ига. На южных и восточных границах Московию плотным кольцом сжимали осколки Золотой орды: Казанское, Астраханское, Крымское ханства, Ногайская орда.

На западе исконно русские земли Червонной Руси изнывали под гнётом могущественного Польского королевства и Ливонии. Помимо постоянных войн и грабительских набегов враждебных соседей, Россия задыхалась и от внутренней напасти: бесконечной боярской междоусобной борьбы за власть.

Царь Иоанн Васильевич, венчанный на царство в 1547 году, получил в наследство одну лишь Московскую и Новгородскую земли — создал великую Русь, с её современными европейскими границами и основал  четверть ныне существующих городов. Перед русским царём Иваном IV стояла тяжелейшая задача сохранить страну, обезопасить её границы и создать условия для мирного развития. Решить эту задачу без военных побед при таком агрессивном соседстве было невозможно.

В 1552 году царь Иван IV отправил войско на покорение Казани, и Казанское ханство было присоединено к Московской Руси. С 1556 года Иван IV Васильевич стал царём Астраханским, а Ногайская орда во главе с ханом Урусом перешла в вассальную зависимость от Москвы.

Купцы Строгановы в ещё в 1558 году получили от царя Иван IV первую жалованную грамоту на «камские изобильные места», а в 1574 году — на земли за Уралом по рекам Тура, Тобол и разрешение строить крепости на Оби и Иртыше. Около 1577 году Строгановы обратились с просьбой к царю прислать казаков для охраны своих владений от нападений сибирского хана Кучума.

Для защиты владений купцов Строгановых, пришёл казацкий отряд Ермака Тимофеевича —  300 ратных людей и вскоре хана Кучум признал себя данником Москвы, а Сибирское ханство присоединилось к Московскому государству.

Царь всея Руси Иван IV (1530—1584 г.г.), внимательно следивший за положением в Прибалтике и за военными приготовлениями, направленными против Руси, опередил своих противников, начав в 1558 г. войну с Ливонским орденом раньше, чем состоялось объединение враждебных европейских держав (Швеция, Дания, Польско-Литовское государство) против Руси. Первые же годы Ливонской войны, начавшейся 17 января 1558 года ознаменовались крупнейшими успехами русских войск, которые овладели Юрьевом (Тарту) и Нарвой.

Целью Руси в Ливонской войне (1558 – 26 мая 1583 гг.) было приобретение выхода в Балтийское море, защита русской торговли со странами западной Европы, и создание своего собственного флота на Балтике.

Успехи московского царя вынудили Ливонию искать военно-политические союзы и в 1561 году Ливонская конфедерация вошла в состав Великого княжества Литовского. В 1569 году Великое княжество Литовское и Королевство Польское объединились в единую Речь Посполитую. Военно-политический расклад сил кардинально изменился не в пользу Москвы и это усугубилось включением в Ливонскую войну Швеции. Военные действия в Ливонской войне обрели затяжной характер, ввиду чего значительные силы русской армии в начале семидесятых годов XVI века Иван Грозный вынужден был держать в Прибалтике.

Из 24 лет Ливонской войны 21 год был отмечен нападениями крымских татар на Русь. В конце 60-х — первой половине 70-х гг. на южных границах Русского царства становилось всё беспокойнее из-за участившиеся набегов крымских татар на Русь. Грабительские набеги крымцев несли разорение русским поселениям, пленённые мужчины, женщины, дети становились выгодным товаром на невольничьих рынках по обе стороны Чёрного моря.

Московское царство всё более и более раздвигала границы своего влияния на мусульманские государства, окружавшие Русь с Юга и Востока. Кавказские малые князья стали искать у Московского царя защиты от набегов крымских татар и османского султаната.

Таким образом, в 70-х годах XVI века основные военные ресурсы московского царя Ивана IV были связаны с западным с восточным театром военных действий. Для Крымского ханства и Османской империи возник весьма удобный военно-политический момент, которым они не могли не воспользоваться.

В 1569 г. турки-османы попытались захватить Астрахань, но потерпели поражение. Однако приграничные турецкие и татарские набеги не могли вывести из под зависимости Ногайскую орду и Сибирское ханство, не могли оторвать от Русского царства Казань и Астрахань. Этого можно было добиться только сломав способность Московского царства к масштабному военному противостоянию. А для этого туркам-османам нужна была победоносная война.

Нашествие Девлет-Гирея 1571 года и его последствия.

В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей собрал 40-тысячную армию и двинулся на Москву. Не встретив серьёзного сопротивления, он обошёл цепь укреплений — «засечные линии», вышел на окраины Москвы и подпалил город. Это был один из тех пожаров, в котором выгорел весь стольный град. Статистики ущерба того страшного пожара нет, но о его масштабах можно судить хотя бы по тому, что от огня уцелел только московский Кремль да несколько каменных церквей. Человеческие жертвы исчислялись тысячами.

Устроив сожжение Москвы, крымский хан Девлет-Гирей посчитал основную цель похода достигнутой и крымско-татарское войско двинулось обратно в Крым, захватив с собой 150 тысяч пленённых русских, как «живой товар» для продажи на невольничьих рынках, и обозы, гружённые награбленным добром. Дабы подчеркнуть нанесённое Ивану IV унижение, хан Девлет-Гирей послал московскому царю нож, «чтобы царь зарезал себя».

После опустошительного нашествия 1571 года Московская Русь, казалось, уже не сможет подняться. 36 русских городов было сожжено, население вырезано или взято в плен, сожжённым деревням и хуторам вовсе не было счёта. В разорённой стране начался голод. Русь после нашествия крымцев 1571 года, казалась лёгкой добычей для юэных соседей. На следующий год прежние планы османского султаната и крымского ханства изменились: им уже казалось мало восстановления Казанского и Астраханского ханства. Их конечной целью стало покорение всей Руси.

В 1572 году Девлет-Гирей при поддержке Османской империи собрал ещё более крупную армию, в которую вошли крымско-татарские воины, отборные полки турецких янычар и ногайские конные отряды. В начале июня 1572 года стотысячное крымско-татарское войско двинулось через Перекоп на Москву. Частью плана военной кампании стало подготовленное крымским ханством восстание на Руси башкир, черемисов и остяков.

Как говорится в летописях, крымский хан пошёл «… с многими силами на русскую землю и расписал всю русскую землю кому что дати, как при Батые».

О себе же Девлет-Гирей говорил, что идёт «в Москву на царство» и, судя по-всему, он уже видел себя на Московском престоле. Царю Ивану IV была уготована участь пленника. Всё, казалось, было предрешено и нужно было нанести только последний смертельный удар Московскому царству.

Для командования русским войском царь Ивану IV призвал князя Михаила Ивановича Воротынского — потомка старорусской ветви черниговских князей. После взятия Казани воевода Воротынский получил боярский чин, и высшее звание Царского слуги, он также входил в состав Ближней царской думы, а с 1553 года Михаил Иванович стал воеводой Свияжска, Коломны, Тулы, Одоева, Каширы, Серпухова.

Основные силы русского войска боярина Воротынского числом до 20 тысяч земских и опричных воинов стояли пограничной стражей в Серпухове и Коломне. Русская армия была укреплена 7 тысячами немецких рекрутов, среди которых воевали и пушечные артиллерийские  расчёты Генриха Штадена, да ещё было небольшим числом «посошной рати» — добровольцев народного ополчения. На подмогу русской армии подошли 5 тысяч казаков под командой Михаила Черкашина. Чуть позже прибыли и запорожские казаки числом около тысячи. Общее число русского воинства, которое должно было сразиться с Девлет-Гиреем, насчитывало около 40 тысяч человек — это всё, что смогло собрать московское царство для отпора врагу на юге.

Историки по-разному определяют дату начала битвы при Молодях. В одних источниках называется 26 июля 1572 года, когда произошло первое сражение, большинство источников датой начала битвы считают 29 июля — день, когда начались главные события битвы. Мы не будем спорить ни с теми, ни с другими.

Важно понять, как была разгромлена более чем вдвое превосходящая русскую армию крымско-татарско-турецкая армия? Что помешало опытному и беспощадному врагу победить, сломить сопротивление смертельно раненой и разорённой страны?  Какая сила смогла остановить врага? В чём были истоки не просто победы русского войска, а полного разгрома в двое превосходящей по численности вражеской армии?

200 «детей боярских» против 20 тысяч татар

Подойдя по Дону, 23 июля 1572 года татарское-турецкое войско остановилось у Оки, 27 июля крымско-татарское войско начало форсировать реку. Первым переправился 20-тысячный авангард крымско-татарского войска, под командованием Тебердей-мурзы. Его встретил небольшой сторожевой отряд «детей боярских», в котором было лишь 200 воинов. Этот отряд возглавлял князь Иван Петрович Шуйский. Отряд Шуйского сражался отчаянно, но силы были слишком неравны, почти все воины отряда Ивана Шуйского погибли в этом бою. Авангардные полки Тебердея-мурзы вышли к реке Пахре близ сегодняшнего Подольска и встали там в ожидании подхода основных сил. В ночь на 28 июля Оку перешли и основные силы татарско-турецкого войска.

Армия Девлет-Гирея, отбросив в кровопролитном бою полки «правой руки» князей Никиты Одоевского и Фёдора Шереметева, двинулась на Москву в обход Тарусы и Серпухова. Вслед за армией Девлет-Гирея шёл передовой полк князя Хованского и опричный полк князя Хворостинина.
Таким образом, возникла странная, на первый взгляд, расстановка сил: авангард и основные силы Девлет-Гирея двигались к Москве не встречая сопротивления, а русские полки шли вслед за ними. В своей книге «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 года» А.Р. Андреев приводит текст летописи, в которой говорилось, что русские войска шли по следам татарской армии, потому что «так царю страшнее, что идём за ним в тыл; и он Москвы оберегается…».

Странность действий армии Михайло Воротынского на самом деле была частью его тактического манёвра и стратегического замысла, который привёл русскую армию к победе.

Итак, растянувшееся войско Девлет-Гирея своим авангардом было уже у реки Пахры (в северных окрестностях современного подмосковного Подольска), а арьергард едва достиг реки Рожайки у села Молоди (современный Чеховский район Московской области). Этой растянутостью войска Девлет-Гирея и воспользовались князь Воротынский.

За 50 вёрст от Москвы…

В 50 верстах от Москвы крымский хан развернул свою армию с тем, чтобы дать бой русским в болотистой местности в семи километрах севернее реки Пахры у Подольска.

» а приехал Крымской хан к Москве, а с ним были его 100 тысяч и двадцать, да сын его царевич, да внук его, да дядя его, да воевода Дивий мурза — и пособи Бог нашим воеводам Московским над Крымскою силою царя, князю Михайлу Ивановичу Воротынскому и иным воеводам Московским государевым, и Крымской царь побежал от них невирно, не путми не дорогами, в мале дружине; а наши воеводы силы у Крымскаго царя убили 100 тысяч на Рожай на речкы, под Воскресеньем в Молодях, на Лопасте, в Хотинском уезде, было дело князю Михайлу Ивановичю Воротынскому, с Крымским царем и его воеводами… а было дело от Москвы за пятдесят верст«.

ХОД СРАЖЕНИЯ

29 июля князь Михайло Воротынский атаковал арьергард татарско-турецкого войска полком молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Арьергард ханского войска состоял из мощных и хорошо вооружённых пеших полков, артиллерии и отборной ханской конницы. Командовали арьергардом два сына Девлет-Гирея. К неожиданной атаке русских полков враг был не готов, и арьергард татарско-турецкого ханского войска были практически уничтожен. Оставшиеся в живых, бросая оружие, обратились в бегство.  Опричники князя Дмитрия Хворостинина бросились преследовать бежавшего противника и гнали его вплоть до столкновения с главными силами крымского войска.

Удар русских опричников был столь мощным и неожиданным, что 29 июля Девлет-Гирей вынужден был остановить поход на Москву, боясь удара в спину —

«оттого убоялся, к Москве не пошёл, что государевы бояря и воеводы идут за ним» — он вернулся назад, собираясь разгромить войско Воротынского — «над Москвою и над городы промышляти безстрашно не помешает нам ничто». 

Обе стороны готовились к бою — «с крымскими людьми травилися, а сьёмного бою не было». 

Замысел князя Воротынского состоял в том, чтобы, завязав бой, последующим ложным отступлением опричников Дмитрия Хворостинина, вынудить ханское войско преследовать его. Так и случилось. Девлет-Гирей увидел, что русские дрогнули и стали отступать, и войско Девлет-Гирея бросилось преследовать отступающих русичей, именно туда, где находились основные силы русского войска  — у Серпухова. Там же князь Воротынский разместил «гуляй-город» — мобильную деревянную крепость.

Армия князя Воротынского заняла удобную для обороны возвышенность близ села Молоди, ограждённую «гуляй-городом». Русские походные укрепления надёжно прикрывались рекой Рожаей (теперь река Рожайка).

30 июля 1572 года началось пятидневное сражение близ села Молоди, между Подольском и Серпуховом. Отряд опричников князя Хворостинина подготовленным манёвром ложного отступления навёл преследующие его силы армии Девлет-Гирея на ураганный огонь русских пушек и пищалей, расположившихся в «гуляй-городе». Началась настоящая мясорубка. У подножья холма за рекой Рожай стояли три тысячи стрельцов с пищалями. Превосходящие силы крымцев не могли пробить оборону русского «гуляй-города». Бой затянулся до ночи. К такому повороту событий Девлет-Гирей не был готов.

31 июля армия крымского хана Девлет-Гирея снова двинул свои войска на штурм «гуляй-города», но пробить брешь в оборонительных построениях русских полков им не удалось.

«И в тот день немалу сражения бышу, ото обои подоша мнози, и вода кровию смесися. И к вечеру разыдошася полки во обоз, а татаровя в станы свои».

Армия Девлет-Гирея понесла огромные потери, в одной из атак погиб Тебердей-мурза, командовавший авангардом крымского войска.

1 августа штурм «гуляй-города» возглавил военачальник Дивей-мурза«яз обоз руской возьму: и как ужаснутца и здрогнут, и мы их побием», но и его кавалерийская атака не дали результата. Проведя несколько неудачных приступов и тщетно пытаясь ворваться в «гуляй-город»,  Дивей-мурза с небольшим отрядом пытался выявить более слабые места русской передвижной крепости, и «прилазил на обоз многажды, чтоб как разорвать». Во время отступления отряда Дивей-мурз его аргамак (восточная порода верховых лошадей) споткнулся, сбросив седока, а сам Дивей-мурза был пленён суздальцем Темиром-Иваном Шибаевым, сыном Алалыкиным. Вот как этот эпизод описывается в летописи, текст которой приводит в своей книге «Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 гда» А.Р. Андреев:

«…аргамак  под ним споткнулся, и он не усидел. И тут ево взяли ис аргамаков нарядна в доспехе. Татарский напуск стал слабее прежнего, а русские люди поохрабрилися и, вылазя, билися и на том бою татар многих побили».

Штурм прекратился. В этот день русские войска захватили много пленных. Среди них оказался татарский царевич Ширинбак. На вопрос о дальнейших планах крымского хана Ширинбак ответил: «Я де хотя царевич, а думы царевы не ведаю; дума де царева ныне вся у вас: взяли вы Дивея-мурзу, тот был всему промышленник».

Попавший в плен Дивей-мюрза, сказался простым воином, но был опознан. Генрих Штаден позднее писал: «Мы захватили в плен главного военчальника крымского царя Дивей-мурзу и Хазбулата. Но никто не знал их языка. Мы думали, что это был какой-нибудь мелкий мурза. На другой день в плен был взят татарин, бывший слуга Дивей-мурзы. Его спросили — как долго простоит крымский царь? Татарин отвечал: «Что же вы спрашиваете об этом меня! Спросите моего господина Дивей-мурзу, которого вы вчера захватили». Тогда было приказано всем привести своих пленников. Татарин указал на Дивея-мурзу и сказал: «Вот он — Дивей-мурза!» Когда спросили Дивей-мурзу: «Ты ли Дивей-мурза?», тот отвечал: «Нет, я мурза невеликий!» И вскоре Дивей-мурза дерзко и нахально сказал князю Михаилу Воротынскому и всем воеводам: «Эх, вы, мужичье! Как вы, жалкие, осмелились тягаться с вашим господином, с крымским царём!» Они отвечали: «Ты сам в плену, а ещё грозишься». На это Дивей-мурза возразил: «Если бы крымский царь был взят в полон вместо меня, я освободил бы его, а вас, мужиков, всех согнал бы полонянниками в Крым!» Воеводы спросили: «Как бы ты это сделал?» Дивей-мурза отвечал: «Я выморил бы вас голодом в вашем «гуляй-городе» в 5-6 дней». Ибо он хорошо знал, что русские били и ели своих лошадей, на которых они должны выезжать против врага».

Помимо главного военачальника в тот день был захвачен в плен и один из сыновей Девлет-Гирея.

«Гуляй-город» действительно держал круговую оборону, не имея достаточного количества продовольствия и воды. Чтобы выстоять пять дней, изнывающее от голода русское войско «гуляй-город» действительно вынуждено было забивать своих лошадей. Однако Девлет-Гирей не изменил тактику боя и не обложил «гуляй-город» длительной осадой,  крымский хан явно не хотел ждать близ Москвы, жажда победы и злоба за неспособность сломать сопротивление полки Воротынского затуманивала его разум.

2 августа армия Девлет-Гирея возобновила штурм «гуляй-города», пытаясь отбить Дивей-мурзу — «многие полки пеших и конных к гуляю-городу выбивати Дивея мурзу».  Хан неожиданно приказал коннице спешиться и пешим строем вместе с турецкими янычарами идти на приступ «гуляй-города», но русские ратники по-прежнему стояли насмерть. Не было среди них ни уныния, ни страха, ибо они знали, за что сражаются, обороняя Москву — на карту военных действий была поставлена жизнь и свобода Родины.

Во время штурма 2 августа большой полк князя Воротынского скрытно покинул «гуляй-город» и, продвигаясь по дну лощины позади холма, вышел в тыл татарскому войску. Оставшиеся в «гуляй-городе» полк князя Дмитрия Хворостинина с артиллерией и немецкие рейтары по условленному сигналу дали орудийный залп, вышли из укреплений и вновь завязали сражение, во время которого большой полк князя Воротынского ударил в татарский тыл. «Сеча великая была».  Враг посчитал, что к русским пришло мощное подкрепление, и дрогнул. Всё татарско-турецкое войско обратилось в бегство, оставляя на поле брани горы павших, и было полностью разгромлено. В этом сражении погиб второй сын, внук и зять хана Девлет-Гирея, а также войско нагайцев — 20 тысяч человек, во главе с мурзой Керембердеем, и все семь тысяч турецких янычар великого везиря Мехмед-паши.  Как писал Андрей Курбский, ходившие с татарами в поход:

«…турки все исчезоша и не возвратился, глаголют, ни един в Констянтинополь».

Крымский хан Девлет-Гирей бежал, а остатки его войска русские полки гнали до Оки и дальше. В летописи того времени сообщает, что

«августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысячи человек. И тех тотар побили человек с тысечю, а иные многие тотаровя перетонули, а иныя ушли за Оку».

Весь последующий день остатки татар гнали до Оки, дважды сбивая и уничтожая арьергарды Девлет Гирея. Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, и уничтожен 2-тысячный татарский арьергард, задачей которого было прикрывать переправу остатков турецко-татарской армии. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов участвовавших в походе на Русь.

6 августа 1572 года о победе над турецко-татарским войском в сражении при селе Молоди узнал царь Иван Грозный. 9 августа в Новгород Великий к царю был доставлен захваченный в плен Дивей-мурза, турецкие и татарские знамёна, артиллерию, пушки, пищали, а так же всё, что было в обозах у турецко-татарского войска, хозяйственная утварь, шатры, и даже личное оружие крымского хана.

СОБАКА КРЫМСКОЙ ЦАРЬ Песня о нашествии крымских татар на Русь
«А не силная туча затучилася,
а не силнии громы грянули:
куде едет собака крымской царь?
А ко силнему царству Московскому:
«А нынечи мы поедем к каменной Москве,
а назад мы поидем, Резань возмем».
А как будут оне у Оки-реки,
а тут оне станут белы шатры роставливать.
«А думайте вы думу с цела ума:
кому у нас сидеть в каменной Москве,
а кому у нас во Володимере,
а кому у нас сидеть в Суздале,
а кому у нас держать Резань Старая,
а кому у нас в Звенигороде,
а кому у нас сидеть в Новегороде?»
Выходить Диви-Мурза сын Уланович:
«А еси государь наш, крымской царь!
А табе, государь, у нас сидеть
в каменной Москве,
А сыну твоему в Володимере,
а племнику твоему в Суздале,
а сродичю в Звенигороде,
а боярину конюшему держать Резань Старая,
а меня, государь, пожалуй Новым городом:
у меня лежатъ там свет-добры-дни батюшко,
Диви-Мурза сын Уланович».
Из сборника «Песни, записанные для Ричарда Джемса в 1619—1620 годах». Дата создания: конец XVI — начало XVII вв.

Итог сражения

Велико значение победы русского войска в сражениях при селе Молоди для последующих событий истории нашего государства. После разрушительного набега Девлет-Гирея в 1571 году и сожжения Москвы, после учинённого разорения Московское Царство было ослаблено. В условиях не прекращавшейся 24 года Ливонской войны на западе, великая Русь сумела отстоять свою независимость и надолго устранить угрозу вторжения на юге, исходившую от крымского ханства и турок-османов.

После победы русской армии при Молодях в 1572 году Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть себе среднее и нижнее Поволжье и земли Астраханского и Казанского ханства теперь уже окончательно и навсегда вошедшего в состав Московской Руси (России). Московское царство усилило своё влияние на Юге и Востоке и укрепило свои границы. Пограничные укрепления Московской Руси на Дону и Десне были выстроены на 300 километров южнее прежних рубежей. Таким образом, создавались благоприятные условия для мирного развития страны, освоения пахотных земель в чернозёмной зоне, ранее принадлежавших кочевникам Дикого поля.

Имена героев сражения при Молодях — князей Шуйского, Хованского и Одоевского, Хворостинина и Шереметева — в истории страны должны стоять рядом с именами Минина и Пожарского, Дмитрия Донского и Александра Невского. Следует отдана дань памяти немецким рекрутам Генриха Штадена, руководившего артиллерией «гуляй-города». И, конечно, достойны не меркнущей славы полководческий талант и великое мужество князя Михаила Ивановича Воротынского, без которого не могло быть этой великой победы в битве при Молодях.

Кто помог первому Лжедмитрию взойти на престол?
Казаки - «Молодцы, могучие как быки»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*