Пятница , 30 Июль 2021
Домой / Античное Средиземноморье / Архаические боги помогают Зевсу укрепить власть

Архаические боги помогают Зевсу укрепить власть

Греческая мифология. А.А. Тахо-Годи.

Архаические боги помогают Зевсу укрепить власть.

На примере некоторых мифологических персонажей особенно заметно, как Зевс стремится приумножить свою власть с помощью былых архаических сил.

Стикс

Стикс (др.греч. Στύξ; слово στυγεϊν«студён«, «стужа», греки переводят, как «ненавистная», «чудовище»)— страшное божество реки Стикс в царстве мёртвых, океанида, одна из старших дочерей Океана и Тефии. Существует и другая версия её происхождения от Никты (от др.-греч. Νύξ, Νυκτός — «ночь») и Эреба (др.-греч. Ἔρεβος, «мрак, тьма»; → лат. Erebus, от греч. ἔρᾱ — «земля», ἐρη̃μος — пустой, ὀρφνός — тёмный, мрачный, от PIE * hregʷ-es / hregʷ-os- ГРЕХ, «тьма») в греческой мифологии олицетворение вечного Мрака.

От брака с великаном Паллантом, сыном титана Крия, Стикс родила примечательных детей — Зависть (или иначе Рвение), Нику (Победу), Власть и Силу.

В разгар титаномахии Стикс поспешила стать на сторону Зевса, придя ему на помощь вместе со своими детьми. А так как Зевс обещал своим союзникам сохранить их былой почёт и владения, то после победы Зевса Стикс оказалась в числе самых почитаемых божеств. Её дети навсегда остались на Олимпе рядом с Зевсом — вот почему он постоянно наделён мощью, неизбывной властью, а ему всегда сопутствует победа.

В награду богине Стикс Зевс заставил Олимпийцев испытывать их верность страшной клятвой холодными водами подземной реки Стикс.

Богиня радуги Ирида — вестница богов приносит для этого воду из подземного потока Стикс, и боги приносят свои клятвы верности Зевсу над золотой чашей с этой зловещей водой. Если бог нарушает свою клятву, он падает бездыханным и пребывает в таком виде год, не вкушая ни нектара, ни амбросии, а затем девять лет пребывает вдали от Олимпа, не участвуя в пирах богов, и лишь на десятый год возвращается в круг Олимпийцев. Верность Зевсу самой богини, испытанная в титаномахии — «битва с титанами», — залог божественной верности вообще. Клятва именем Стикс самая страшная и надежная (Гесиод. Теогония, стр. 775 — 806).

Союз Зевса и мрачной подземной богини Стикс, внушающей ужас даже бессмертным, стал возможен только на путях всемерного укрепления власти Зевса. Кронид использует в полной мере устрашающее воздействие архаической богини на всех, кто от него зависит. Богиня Стикс наряду с другими хтоническими чудовищами предоставила свою мощь в услужение Зевсу и тем самым сохранила своё место в олимпийском мире.

Геката

Гекатадочь Перса и Астерии, внучка титаниды Фебы (др.греч. Φοίβη; связанная с Фебосом — «сиянием»), матери Лето и Астерии, бабушка Аполлона и Артемиды и титана Коя (др.греч. Κοῖος — Кой, Койос; КИЙ = Киев), олицетворение небесной оси и царь севера. Геката — богиня мрака, ночных видений и чародейства, с помощью которого возможно вызывать мертвецов.

Геката особенно дорога Зевсу не только потому, что она племянница любимой им Лето и двоюродная сестра Аполлона и Артемиды. Кровные связи не имеют значения ни для Зевса, ни для других богов, если дело касается власти. Дело в том, что Геката оказалась верной союзницей Зевса и всей его семьи в борьбе с гигантами. Во время гигантомахии (др.греч.γῐγαντομᾰχία, «битва с гигантами») Геката убила гиганта (греч.Γίγας) Клития (др.греч. Κλυτίος), сына Агриопы и внука Циклопа, она честно сражалась с чудовищными сыновьями Геи.

Согласно Гесиоду, Гиганты были потомками Геи (Земли), рожденными из крови, упавшей, когда Уран (Небо) был кастрирован его сыном-титаном Кроносом. В архаические и классические времена гигантов изображали в виде хорошо вооруженных древнегреческих пехотинцев (гоплитов), размером с человека, а после 380 г. до н.э. гигантов изображают со змеями вместо ног.
В награду за верность богиня Геката получила после воцарения Зевса власть над судьбою земли и моря. Сохранив архаические функции Геката вызывает призраки умерших, охотится ночью со сворой собак среди могил и мертвецов, помогает в изготовлении зелий и вообще колдовству. Геката вместе с тем вошла в число богов — помощников людям в их повседневных трудах. Геката покровительствует юношеству, способствует охоте, пастушеству, разведению коней, и общественным занятиям человека — суд, народные собрания, состязание в спорах. (Гесиод. Теогония, стр. 411-452).

Геката в мире Олимпийских богов имеет двойственный образ и её изображают двуликой и даже трёхликой: она земная — Хтония и небесная — Урания. Геката богиня мрака и ночного сияния, лунная богиня, близкая Селене. Геката, как и Артемида, охотница, но только ночная. В ней есть черты, близкие Деметре — жизненной силе земли и Персефоне — богине подземного царства. Ведь именно Геката помогает Деметре разыскивать ее дочь Персефону, похищенную Аидом.
В классической мифологии это доолимпийское божество связует два мира — живой и мертвый. Зевс, всемерно одарив Гекату, заставил архаический демонизм служить героям, которые с помощью этого последнего одерживают победу над темными силами, хотя и не без ущерба для собственного героического сознания.

Заговор против Зевса и решающая роль Фетиды в спасении Зевса.

Как видим, устроение Олимпа оказалось делом достаточно сложным и трудным. Надо было не только победить и наказать соперников, но и ублажить прежних богов, своих союзников, и следить за родичами, тоже мечтающими о власти.
Зевсу пришлось пережить серьезное испытание, когда против него назрел заговор, в котором, по Гомеру, участвовали Гера, Посейдон и Афина Паллада (Илиада. I стр. 397 — 400). По схолиям к этому месту «Илиады», участниками заговора считаются Посейдон, Аполлон и Гера, что более вероятно. Независимо от имен участников заговора известно, что Гера и Посейдон всегда домогались власти, Афина и Аполлон настолько могучие боги, что вполне способны сами владеть Олимпом. Известно также, что в Троянской войне Гера, Афина и Посейдон объединились, действуя вопреки воле Зевса и стремясь помочь ахейцам, осаждающим Трою (Илиада. XIV).

Заговорщикам, однако, как бы неожиданно помешала скромная богиня Фетида (др.-греч. Θέτις, Тетис), дочь Нерея, морского старца, и океаниды Дориды, всего лишь одна из пятидесяти сестёр нереид.
Фетида не внушает ужаса, как Стикс или Геката, она, наоборот, мила лицом, но роль её в мифологии героизма не менее значительна, чем у этих страшных богинь.

На руку Фетиды претендовали Зевс и Посейдон. Судя по всему, Фетида была неравнодушна к Зевсу и выбрала его, но оба её жениха отказались от прелестной нереиды, так как их смутило предсказание. Как всегда, оно исходило от Геи, носящей много имён, в том числе имя Фемиды, и, по одной из версий, матери Прометея. Именно Гея — Фемида передала своему сыну Прометею тайну брака Зевса, которой можно было воспользоваться в борьбе против Зевса. Тайна заключалась в том, что тот, кто возьмёт в жены Фетиду, будет иметь сына, более могущественного, чем он сам, и готового лишить власти своего отца.
Прометей в конце концов открыл эту тайну Зевсу в обмен на освобождение от страданий и Зевс отказался от Фетиды.


Фетида, несмотря на то, что её отвергли, продолжала сохранять свою приязнь к Зевсу. Именно она в ответ на призыв Зевса о помощи повелела одному из Сторуких явиться немедленно на Олимп. Это был сын Урана и Геи Бриарей (др.греч.Βριάρεως, «могучий») — Эгеон (др.греч. Αἰγαίων).  Он торжественно уселся рядом с Зевсом, сознавая свою непомерную мощь, а боги-заговорщики пришли в ужас и отказались от намерения заковать Зевса, лишив его власти (Илиада. I стр. 396 — 406).

Фетида с помощью Бриарея не только спасла Зевса и устрашила весь Олимп, но и продемонстрировала свои собственные возможности, какую-то свою удивительную власть над чудовищными Сторукими.
Если же вдуматься в мифологию Фетиды, то выясняется, что она чрезвычайно сложна и есть не что иное, как история стихийного архаического божества давних времен, чья судьба претерпела много унижений в героический век, сохранив, однако, память о былом могуществе.

Даже в облике этой нереиды есть несомненные рудименты архаики. Судя по тому, что Гомер именует Фетиду «среброногой», что-то напоминает в ней миксантропическое существо с хвостом, покрытым серебристой чешуей. Но в гомеровской поэзии тело Фетиды серебрится от морских брызг, просвечиваемых солнцем. Фетида выходит из моря то ли как лёгкое облако, то ли она туман, что поднимается с моря.

Как все морские божества, она самый настоящий оборотень (ср., например, Протея в гомеровской «Одиссее»), изменчивая, как сама морская стихия.


Фетида унижена, так как её выдали замуж за смертного человека, царя Пелея, несмотря на все её хитрости, несмотря на умение превращаться в огонь, воду, птицу, тигра, льва, змея, не даваясь в руки мужа.
Фетида унижена тем, что сын её, хотя он и великий герой Ахиллес, смертен. Будучи ещё и колдуньей, Фетида пытается изменить человеческое естество сына с помощью огня. Но колдовство ей не удается, шестеро ее детей гибнут, а Пелей едва сумел спасти Ахилла, выхватив его из рук матери (Аполлод. III 13, 4 — 6).

К этому можно добавить ещё немаловажную деталь. Фетида — племянница океаниды Евриномы (др.греч. Εὐρυνόμη — догреческое имя; в микенском e-u-ru — до эллинская богиня-мать неолитическая Европа, дочь Тетиса; «правительница», распространяющая закон и справедливость) возлюбленной Зевса. Евринома же — бывшая супруга Офиона (др.греч. Ὀφίων «змей»; Ὀφίωνος), видимо хтонический змей, как это указано в его имени. Евринома была ранней царицей титанов, вместе со своим мужем Офионом некогда царствовала на снежных склонах Олимпа, пока их не вытеснили оттуда Кронос и Рея (Аполлодор. Род. I 503 — 506).

Таким образом, дочь Нерея Фетида сама принадлежит к миру архаических богов, она им ровня и родня, она своя и среди Сторуких, которые готовы ей повиноваться. Зато в новом мире олимпийской мифологии её власть утеряна. Став супругой царя Пелея, хотя она покинула его и живет у отца, Фетида заняла место скромного и незаметного божества, находящегося на обочине олимпийского великолепия.

Сама обиженная нынешними богами, Фетида, сидя в гроте на дне моря вместе с Евриномой, помогает тем, кого тоже обидели. Евринома и Фетида ухаживали за богом Гефестом, сброшенным с Олимпа его матерью Герой, женой Зевса. Именно Фетида приняла к себе младенца Гефеста, родившегося хромоногим уродцем. Гефест воспитывался девять долгих лет у Фетиды (Гомер. гимн. II, стр. 140 — 142) и Евриномы, на берегу реки Океан, окружающем землю. Харита, дочь Евриномы, позже стала невестой Гефеста. Сын Зевса и Семелы Дионис бросился в море, преследуемый обезумевшим царём Ликургом. Диониса спасла и приютила Фетида (Илиада. VI стр. 135 — 136).

Фетида не появляется открыто на Олимпе и пробирается туда тайно от Геры, Фетида, одевшись туманом, чтобы просить Зевса о милости для своего сына Ахиллеса. И как ни боится Зевс гнева Геры, но волю Фетиды выполняет (Илиада. I, стр.  496 — 527).
Перед нами ещё один пример того, как боги прежних времён уживаются в классической мифологии и, как будто не обладая реальной властью, все-таки совершенно необходимы здесь и даже помогают Зевсу в критические моменты, памятуя о своём былом могуществе.

Распри между Зевсом и Аполлоном

На заговоре против Зевса попытки противостоять его власти на Олимпе не прекратились.
Характерна знаменитая история распрей между Зевсом и Аполлоном.
Первая из них является следствием участия Аполлона в заговоре на Олимпе. Разгневанный Зевс жестоко наказал Аполлона и Посейдона, заставив их в унизительном рабском виде служить троянскому царю Лаомедонту (Лаомедон; др.-греч. ΛᾱομέδωνАполлон пас царские стада на склонах Иды (здесь сказалась его древняя функция покровителя стад), а Посейдон один или с помощью все того же Аполлона возводил мощные троянские стены, для Посейдона строительство не характерно и может служить только наказанием.


Аполлон и Посейдон работали в Трое целый год за условленную плату. Но когда пришёл срок платежа, Лаомедонт плату удержал и выгнал богов, угрожая связать их по рукам и ногам да ещё обрезать уши, как это делали жалким рабам. Боги, претерпевшие невиданную несправедливость, ушли без вознаграждения (Илиада. XXI стр. 441 — 457). За это врачеватель Аполлон наслал на город чуму, а Посейдон — морское чудовище, на съедение которому отдали царевну Гесиону, дочь Лаомедонта, затем спасенную Гераклом (Аполлод. II 5, 9). Однако распри с Зевсом на этом не кончились.

Асклепий и Гигея

Аполлон от Корониды, дочери Флегия — царя племени лапифов (а может быть, и нимфы), имел сына Асклепия. Мать, уличенную в измене, Аполлон убил, но из чрева Корониды, сжигаемой на погребальном костре, успел спасти сына (Гигин. стр. 202) и отдал его на воспитание кентавру Хирону (Овид. Мет. II 534 — 632), где Асклепий усовершенствовал полученный от отца дар врачебного искусства, которое привело юношу к мысли воскрешать людей.

Зевс увидел в такой дерзости Асклепия, во-первых, чрезмерную помощь людям, а мы знаем, что один из принципов царства Зевса именно мера, во-вторых, полное нарушение извечной гармонии жизни и смерти и, главное, в-третьих, покушение на основную прерогативу богов — бессмертие, распознав здесь, несомненно, попустительство Аполлона, тоже знаменитого своим целительным искусством.

В гневе Зевс поразил Асклепия молнией, которую выковали ему Киклопы.
Но Аполлон решил отомстить за сына и отважился на поединок с Зевсом, выступив как бог-стреловержец, бог-губитель. Своими стрелами он перебил Киклопов — ковачей Зевсова оружия. В ответ Зевс решил ввергнуть Аполлона в Тартар, но тронутый просьбами его матери, богини Лето, отослал Аполлона уже вторично и снова в человеческом виде идти в услужение к царю Адмету в Феры (Фессалия, на севере Греции), где Аполлон ровно год пас царские стада, приумножив их, так как коровы приносили постоянно двойню (Аполлодор. III стр.10, 4).

Находясь у Адмета, Аполлон помог Гераклу побороть Смерть и спасти от нее жену царя, самоотверженную Алкесту.

В баснях Эзопа (106 Hausrath) есть ещё один любопытный факт — о соперничестве Аполлона и Зевса в стрельбе из лука. Оказалось, что когда Аполлон натянул лук и пустил стрелу, то Зевс в это же время прошёл то самое расстояние, на которое стрелял Аполлон. Этот сюжет имеет нравоучение: достойны смеха те, которые состязаются с сильнейшими (ср. у Гесиода в поэме «Труды и дни» 210: «Разума тот не имеет, кто меряться хочет с сильнейшим«).

Все эти посягательства Аполлона на непререкаемую власть Зевса указывают на ранние формы мифологии классического периода, на неустойчивость олимпийской семьи, в которую к этому времени вошли боги, по происхождению своему совсем не греческие (Аполлон, Гефест, Афродита имеют малоазийские корни, Арес фракиец) или до греческие (Прометей, Посейдон, Афина, Гера), сохраняющие остатки своей самостоятельности и в распрях с Зевсом. Но возможно, что в случае с Аполлоном здесь фигурируют также поздне олимпийские отношения, когда сын постепенно перенимает все отцовские функции, намереваясь его в конце концов вытеснить.

Следует вспомнить при этом ряд пророчеств Геи о наступлении конца Зевсова могущества. Да и вообще регулярная смена поколений богов неизбежна, иначе остановится мифологическая история, отражающая реальные социально-исторические сдвиги родового общества.

Интересен мотив служения людям как наказания божества за тяжкий проступок. Такой мотив в мифологии Аполлона, несомненно, связан с идеей периодического ухода и возвращения божества, с временным оставлением божественных функций и их обретением. Для бога вообще, и Аполлона в частности, рабское служение человеку равносильно уходу бога света в мрачное небытие, приобщению к смерти. Но так как боги бессмертны, то подобная смерть обязательно окончится возрождением, напоминая о всеобщей текучести, о постоянных изменениях в самой природе, о её увядании и цветении, как это видно по мифу о насильственном пребывании Персефоны в царстве смерти и о периодическом её возврате на землю, к матери Деметре.

Перед нами исконное в древнем мифологическом сознании чередование жизни и смерти, света и мрака, дня и ночи, ухода и возвращения, то есть целостная картина природного бытия, на которое опирается и из которого вырастает человек общинно-родовой формации.

Далее… Соперничество Посейдона с Афиной и другими богами

Соперничество Посейдона с Афиной и другими богами
Двенадцать Олимпийских богов и их окружение

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*